Переход на умный свет

Александр Кокшаров
14 июня 2010, 00:00

Чтобы новые технологии освещения пришли в Россию, требуется ясный технический стандарт и наличие рынка. Тогда компании-производители будут заинтересованы в создании локального производства

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Королевства Нидерландов в России

Весь XX век лампа накаливания была символом прогресса — она принесла электричество в дома, школы, на предприятия. Однако сейчас лампы накаливания выводятся с рынка — соответствующие законодательные акты принимаются в большинстве стран. Так, в Австралии лампы накаливания должны полностью уйти с рынка к концу текущего года. В Евросоюзе они исчезнут из продажи в 2010–2012 го­дах, в Японии — в 2012‑м, в Бразилии — в 2013-м, а в США — в 2012–2014-м. О планах запретить использование ламп накаливания в ближайшие годы объявлено и в России. О том, что происходит на рынке освещения и как его меняют новые технологии, «Эксперту» рассказал Хенк Коппенс, директор подразделения светодиодного освещения концерна Philips.

 

— Люди настолько привыкли к освещению, что воспринимают его как некую данность, которая есть на рабочих местах, на городских улицах, дома. В чем ценность освещения для общества и для экономики?

— Освещение — это гораздо больше, чем просто борьба с темнотой. Поэтому лучше привести конкретные примеры. Например, после того, как новое освещение было установлено в одном из городов, одна пожилая женщина сказала мне, что теперь она не боится выгуливать собаку в темное время суток. Если же говорить о рабочих помещениях, будь то фабрики или офисы, то опыт показывает, что хорошее освещение повышает производительность труда. Если спросить учителей в школах, где устанавливается улучшенное освещение, то они вам скажут, что ученики занимаются прилежнее. В магазинах, где устанавливается качественное освещение, продажи растут на 20 процентов — мы замеряли это на примере Германии.

Но, как мне кажется, свое положение на рынке освещения Philips занимает не просто потому, что в разных ситуациях мы используем разные решения. Главная наша цель — дать дополнительный свет жизни людей.

— Насколько разными оказываются эти ситуации?

— Настолько, насколько отличаются потребности. Все начинается с конечного потребителя. Например, вы хотите просыпаться с ярким светом, чтобы чувствовать себя бодрее. Но вечером вам хочется более приглушенного света, чтобы создать уютную атмосферу. Конечных потребителей мы группируем в сегменты — очевидно, что дома надо освещать не так, как магазины. И эти сегменты требуют совершенно разных подходов.

— А что насчет стран? Они сильно отличаются в том, как потребляют освещение?

— Очень существенно отличаются. Свет — очень важная составляющая повседневной жизни людей. Свет зависит и от культуры. Например, одной из характеристик света является температура цвета. Люди легко отличают теплый свет от холодного. Теплый свет предпочитают в северных странах, а холодный — в южных. Если взглянуть на правила, скажем, офисного освещения — его качества, динамики, объема, — то в Японии они совсем не такие, как в европейских странах.

Поэтому когда мы как компания — производитель света пытаемся ответить на потребности конечных пользователей, то вынуждены учитывать и такие различия. Скажем, создающий уют свет в Греции не такой, как в России или Скандинавии.

Цифровая революция

— Мы наблюдаем процесс перехода от традиционных ламп накаливания к светодиодной технологии. Почему он происходит именно сейчас?

— Я бы назвал это переходом от аналогового освещения к цифровому, и светодиоды здесь лишь средство. Ведь конечному потребителю неважно, какая технология используется. А именно сейчас это происходит потому, что, во-первых, появились соответствующие технологии. Десять лет назад мы в Philips произвели первую светодиодную лампу достаточно большой мощности, которую можно было использовать для освещения. Сейчас на рынок выводятся продукты, которые могут использоваться для замены тех ламп, которые составляют основу рынка освещения. Например, недавно мы запустили светодиодный эквивалент 60-ваттной лампы накаливания, на которую приходится половина всего рынка. То есть развитие технологии впервые позволило выпустить на рынок необходимый продукт.

Да, для конечных потребителей может возникнуть проблема затрат, которые выше, чем в случае использования традиционных ламп накаливания. Но я бы сделал упор на переход от аналогового освещения к цифровому, потому что теперь мы получаем нечто гораздо большее, чем просто свет, — мы получаем освещение, к которому можем добавить те или иные интересующие конечного потребителя характеристики.

Во-вторых, конечно, возникает экологический вопрос, равно как и вопрос эффективности: светодиодные лампы значительно более экономичны в использовании, чем традиционные. А как мы знаем, экономия энергопотребления для многих сегодня очень важна. 19 процентов всего энергопотребления в мире уходит на освещение. Во время экономического кризиса люди гораздо больше думают о затратах на энергопотребление. И на политическом уровне, и на бытовом.

И здесь Россия может оказаться интересным примером. Мы провели расчеты: если бы в России переключились с традиционного освещения на светодиодное, то можно было бы сократить энергопотребление в сегменте освещения на 60 процентов. Это эквивалентно 6 миллиардам евро или энергии, производимой 48 стандартными электростанциями средней мощности. А чтобы запустить столько электростанций, нужно инвестировать 100 миллиардов евро. Так что на этой технологии можно экономить очень много, в том числе на ненужных инвестициях. Если бы эти деньги шли на другие цели, это ускорило бы экономический рост.

— Но ведь сегодня светодиоды дороже традиционных ламп.

— Тут нужно понять, как мы определяем затраты. Да, в день покупки потребитель платит больше. Но ведь нужно понимать общую стоимость энергопотребления. Например, если мы говорим о затратах на освещение, скажем, гостиницы, то при использовании светодиодов они оказывается ниже. Именно поэтому гостиницы сегодня массово переключаются на светодиодную технологию, потому что оценивают свои затраты не по цене ламп, а по стоимости владения — общим расходам на содержание здания в год или даже за более продолжительный период (а это и лампы, и электроэнергия, и другие факторы). Ведь значительная часть расходов на приобретение светодиодов окупается в течение 12–18 месяцев.

Кроме того, определение затрат должно учитывать не только энергопотребление, но и продолжительность жизни ламп, которая оказывается в 12–15 раз выше, чем у обычных. А также то, что к освещению теперь можно добавить те или иные характеристики.

Так что для таких потребителей освещения, как бизнес или муниципальные службы, которые оценивают свои расходы на некие продолжительные периоды, преимущества светодиодов оказываются очевидными и по стоимости. Понятно, что индивидуальные потребители освещения, вы или я, смотрят на это иначе. Но правительства и энергетические компании сейчас принимают меры, чтобы происходил переход на более экономное освещение с использованием светодиодов.

— О каких характеристиках идет речь в контексте цифрового освещения?

— Допустим, вы занимаетесь уличным освещением некоего города. Просто, перейдя с традиционного освещения на светодиодное, вы экономите 40–50 процентов текущего энергопотребления. Но поскольку это освещение цифровое, его можно программировать на определенные действия. Например, при отсутствии движения — пешеходов или автомобилей, неважно, — освещение может стать более приглушенным. А это экономит еще больше энергии. Но как только сенсоры регистрируют движение, освещение вернется к обычному уровню.

Светодиодное освещение дает возможность менять его уровень в зависимости от погоды, что очень важно в офисах или на производстве. Да и домашнее освещение можно регулировать даже дистанционно, с помощью мобильных телефонов. Один источник света может давать разное освещение — в зависимости от потребностей в тот или иной момент времени. И им можно управлять с помощью решений в области освещения, которые сегодня более важны, чем сами лампы. С помощью цифровой технологии свет становится «умным». Ведь это позволяет добавить элемент программирования, что раньше было невозможно.

Если бы в России переключились с традиционного освещения на светодиодное, то можно было бы сократить энергопотребление в сегменте освещения на 60 процентов

Рука государства

— Вы упомянули, что процесс перехода к светодиодному освещению связан с доступностью технологий и с потребностями пользователей. А какую роль в этом играют регуляторы?

— Очень важную. И речь тут идет о госорганах, которые занимаются определением политики и технической стандартизацией. Во-первых, главные экологические задачи сегодня — сокращение выброса парниковых газов и более эффективное энергопотребление. И в этом смысле освещение — наиболее простой способ: не нужно перестраивать оборудование на электростанциях или заводах, менять двигатели на всех автомобилях. Замена традиционных ламп накаливания на светодиодные дает мгновенную экономию энергопотребления, и власти это прекрасно понимают.

Однако важно не только это, но и установление некоего минимального стандарта. Когда на рынок выходит новая технология, обычно приходит и много игроков. И если некоторые из них предлагают низкокачественные варианты, то это отрицательно сказывается на имидже всей технологии. Это то, что произошло, например, с энергосберегающими лампами: многие потребители разочаровались в них, столкнувшись с некачественным товаром. Если подобное произойдет со светодиодами, то это может серьезно затянуть процесс перехода к более энергоэффективному освещению. На три года, на пять или более.

В США министерство энергетики ввело так называемую энергетическую звезду — минимальный технический стандарт, которому должен соответствовать товар производителя. Магазины будут продавать лишь те лампы, которые имеют эту «энергетическую звезду». В Европе этого нет, поэтому на рынке очень много товаров, не соответствующих тому, что говорится в их рекламе или на упаковке. Люди, которые купят такой товар, сделают это лишь однажды, поскольку разочаруются в продукте. И это сильно затруднит переход к экономичному освещению. Понятно, что правительствам не нужно устанавливать максимальные технические стандарты — нет, нам нужна конкурентная среда, чтобы развиваться. Но минимальный стандарт должен существовать.

— В апреле вы встречались с представителями федеральных министерств России. Какова ситуация с регулированием светодиодного освещения в РФ?

— В России я услышал очень важное заявление президента Дмитрия Медведева об экономии энергопотребления, которое должно быть достигнуто к 2020 году. Даже если Россия задержалась в установлении стандартов, то цель властей очевидна. Да, переход от традиционных ламп к светодиодам может оказаться непростым, поскольку, с точки зрения потребителей, новая технология может оказаться — или же показаться — более дорогой.

Использование опыта установления минимального технического стандарта может стать как раз самым правильным решением. Как минимум в том случае, если освещение является сферой, где Россия хочет добиться серьезной экономии в энергопотреблении. Ведь если этого не произойдет, то на рынке будет много низкокачественных товаров. Что поставит под большой вопрос заявленную цель снизить энергопотребление к 2020 году.

Две ступеньки до локализации

— Во многих отраслях — от электроники до автомобилестроения — многие западные компании столкнулись с конкуренцией со стороны компаний из азиатских стран с недорогой рабочей силой. Со светодиодами такое может произойти?

— Конечно. Но с точки зрения технологии светодиоды — это полупроводники. Нам всем известно, что центром производства полупроводников является Азия — Тайвань, Южная Корея и в последнее время Китай. Так как эти страны имеют многолетний опыт в производстве полупроводников, то очевидно, что то же самое будет и со светодиодами.

Но светодиоды являются такой технологией, где производство можно разделять на этапы. И если сам полупроводник может производиться, скажем, в странах с дешевой рабочей силой, то окончательная сборка продукта — светодиодных ламп и решений в сфере освещения — должна происходить значительно ближе к рынкам сбыта, чтобы подстраиваться под их потребности и более гибко реагировать на меняющийся спрос. Мы ведь уже обсудили то, что в Скандинавии и Средиземноморье людям необходим совершенно разный свет.

— Может ли подобное производство находиться в России?

— Да, если будут обеспечены две вещи. Во-первых, нам нужен минимальный технический стандарт на рынке, чтобы люди не были разочарованы. Во-вторых, чтобы был создан рынок, в том числе через финансовые инновации — например, какие-то механизмы, стимулирующие потребителей перейти на более энергосберегающее освещение. И если рынок будет создан, то частью, например, нашей стратегии, будет производство под потребности этого рынка. В том числе в России. Но для этого потребуется выполнение пунктов один и два.

Я надеюсь, что это произойдет довольно быстро — и в России, и в других странах. Если в России появятся и стандарты, и рынок светодиодов, то мы в Philips, как, я уверен, и наши конкуренты, будем заинтересованы в создании здесь производства. Чем быстрее в России будут обеспечены первые два условия, тем быстрее начнется местное производство, что позволит стране достичь заявленной цели по повышению энергоэффективности.

Эйндховен—Лондон