Двигаясь к новой реальности

Алексей Буланов
24 января 2011, 00:00

О том, как швейцарская банковская система справилась с кризисом, о ее перспективах развития и о темах, которые будут обсуждаться в этом году на экономическом форуме в Давосе, «Эксперту» рассказала президент Швейцарской Конфедерации Мишлин Кальми-Рей

Фото: Legion-Media
Мишлин Кальми-Рей

Как Швейцария пережила экономический кризис?

— Экономика Швейцарии, сильно ориентированная на экспорт и финансовый сектор, подверглась влиянию мирового экономического кризиса. В 2009 году ВВП сократился на 1,9 процента, это худший показатель с 1975 года. Несмотря на это, Швейцарии удалось преодолеть негативные последствия рецессии относительно быстро. В 2010 году ВВП страны увеличился на 2,7 процента. В 2011-м продолжится сокращение уровня безработицы, которая в январе 2010 года составила 4 процента. Эти позитивные тенденции обусловлены ростом частного потребления, а также применением различных пакетов мер стимулирования экономики в Швейцарии и за рубежом. Ожидается, что в ближайшие годы отношение долга к ВВП останется на уровне 40 процентов.

Внес ли кризис изменения в стратегию экономического развития страны?

— Когда начался кризис, правительство Швейцарии разработало пакет мер по стимулированию экономики для поддержания экономической активности и развития инновационных экономических секторов. Одной из принятых мер стало расширение сферы полномочий OSEC (Швейцарской организации по продвижению торговли и инвестиций. — «Эксперт»), в обязанности которой теперь входит внедрение виртуальных платформ в сфере архитектуры, здравоохранения, медицинского оборудования и экотехнологий. Главная цель подобных нововведений — наладить взаимодействие между различными игроками рынка и найти новых бизнес-партнеров за рубежом, особенно на формирующихся рынках.

Более того, глобальная рецессия, ставшая прямым следствием финансового кризиса, привела к переосмыслению принципов функционирования финансового рынка Швейцарии. Новая стратегия, принятая в конце 2009 года, преследует четыре цели: оказать помощь финансовому сектору, чтобы он мог продолжить предоставление высокодоходных для национальной экономики услуг; гарантировать хорошие рамочные условия для создания добавочной стоимости в финансовом секторе; гарантировать стабильную, хорошо функционирующую систему; поддерживать сплоченность и репутацию финансового центра.

Совместно с международным сообществом Швейцария борется с финансовой преступностью. При определенных условиях, в частности при соблюдении конфиденциальности информации, Федеральный совет готов развивать выходящее за национальные рамки сотрудничество в налоговой сфере. Швейцария не заинтересована в притоке незадекларированных иностранных денежных средств.

Как кризис отразился на швейцарской банковской системе?

— В целом швейцарская банковская система доказала свою жизнеспособность, несмотря на наличие тесных международных связей. Два крупнейших банка, UBS и Credit Suisse, активно работающие на рынке США, а также несколько хедж-фондов были вынуждены снизить стоимость активов. Остальные банки напрямую затронуты не были и пострадали только от общего экономического спада.

Ключевой задачей является разработка эффективных механизмов регулирования финансового рынка и осуществление контроля за их исполнением. Швейцария принимает активное участие в деятельности Совета по финансовой стабильности и других международных организаций. Мы положительно оцениваем введение новых правил регулирования финансово-кредитной отрасли «Базель III», рассматривая их как минимальную цель. В то же время мы озабочены так называемой проблемой «Too big to fail» (дословно: «слишком большой, чтобы обанкротиться». — «Эксперт»), то есть проблемой системообразующих банков, как в случае с UBS и Credit Suisse. Власти Швейцарии должны убедиться, что эти банки имеют достаточные возможности по абсорбированию убытков сверх требований «Базеля III». Правительство Швейцарии вынесло на общественное рассмотрение поправку к законодательству, предусматривающую ужесточение требований к достаточности капитала, ликвидности, а также к управлению рисками. Более того, последующие организационные шаги должны обеспечить жизнеспособность системных частей этих банков во время кризиса.

Оказывало ли государство помощь бизнесу во время кризиса? Если да, то насколько эффективными были эти меры?

— Во время кризиса правительство совместно с Национальным банком Швейцарии оказало поддержку только одному системообразующему банку — UBS. В октябре 2008 года эта поддержка выразилась в принятии двух взаимосвязанных мер. Во-первых, Национальный банк Швейцарии согласился предоставить UBS максимальный кредит в размере 60 миллиардов долларов США, который позволил UBS перевести неликвидные активы в специальную компанию.

Благодаря этому UBS удалось обеспечить новой ликвидностью и снизить рискованность его позиции. После этого Национальный банк Швейцарии смог существенно сократить объем заимствований. Во-вторых, правительство приобрело у UBS конвертируемые облигации на 6 миллиардов швейцарских франков, укрепив тем самым капитальную базу банка. Менее чем через год правительство продало облигации, получив прибыль в размере 1,2 миллиарда франков.

Как кризис отразился на экономических отношениях с Россией?

— Кризис не оказал никакого качественного влияния на экономические отношения с Россией. Они остаются очень хорошими и все последние годы неуклонно развиваются. Свой вклад внес и визит в Швейцарию российского президента Дмитрия Медведева в сентябре 2009 года. Пик двусторонней торговли, согласно швейцарской статистике, пришелся на 2007 год, когда ее объем достиг 4,5 миллиарда франков. В 2008 году он уже составлял 4,2 миллиарда франков, а в кризисном 2009 году упал до 2,8 миллиарда. Откат, таким образом, начался еще до кризиса и был вызван в основном снижением импорта из России, который более чем на 70 процентов состоял из химического сырья, драгоценных камней и драгоценных металлов, то есть из продуктов с низкой добавленной стоимостью. Швейцарский экспорт же до 2008 года постоянно рос и в рекордном 2008 году составил 3,2 миллиарда франков. В 2009-м из-за кризиса объем экспорта из Швейцарии сократился на 33 процента. В 2010 году кризис, похоже, удалось преодолеть. Швейцарский экспорт за первые девять месяцев вырос на 26 процентов — до 1,9 миллиарда, а импорт из России — на 77 процентов, до 776 миллионов франков. Сейчас объем импорта из России составляет 0,5 процента от общего объема швейцарского импорта, а доля экспорта в Россию — 1,2 процента от швейцарского экспорта. Потенциал двусторонней торговли, однако, гораздо выше, чем можно предположить из этих цифр.

Объем прямых инвестиций из Швейцарии в Россию составлял в 2008 году 5,392 миллиона франков. Это соответствует 0,66 процента от объема зарубежных прямых инвестиций из Швейцарии. С помощью этих денег было создано 68 тысяч рабочих мест. Самые крупные инвесторы — Nestlé SA, ABB, Holcim и Kronotec AG, а также компании из сектора финансовых услуг. По российским инвестициям в Швейцарию Национальный банк Швейцарии данных не публикует. Согласно же данным российского Центробанка, в 2009 году российские прямые инвестиции в Швейцарию составили 590 миллионов долларов. Женева и Цуг являются важными деловыми центрами для торговли нефтью, газом и сырьем. Российские инвесторы также купили доли в швейцарских компаниях Sulzer AG и Holcim AG.

Каким образом Швейцария может принять участие в модернизации российской экономики?

— Благодаря тому что Россия заявила о модернизации экономики как о своей основной цели, для швейцарских производителей высокотехнологичной продукции открываются широкие возможности. Чтобы поддержать модернизацию, летом в России был подписан новый план действий на 2011–2013 годы, который предусматривает расширенное сотрудничество, особенно в секторах энергетики, здравоохранения, машиностроения и информатики. Российские и швейцарские компании получат от этого ощутимую прибыль.

Какие вопросы, с вашей точки зрения, должны войти в повестку дня давосского форума?

— В этом году форум в Давосе пройдет под девизом «Общие стандарты в условиях новой реальности». Развитие сотрудничества и разработка общих стандартов — процесс, требующий больших усилий, но необходимый в условиях глобализации. Финансовый кризис, который привел к мировому экономическому кризису, дал импульс выработке единых норм регулирования мирового финансового сектора. Необходимо продолжать работу в этом направлении во избежание повторения подобных кризисов в будущем. Другой центральной и важной темой, которая будет рассмотрена в рамках форума, станет глобальное управление, то есть правила и нормы, регулирующие процесс международного обсуждения и принятия решений по важнейшим глобальным вопросам. Необходимо определить сферу компетенции различных международных структур, таких как ООН, «большая двадцатка», «большая восьмерка» и так далее, силу принимаемых ими решений, а также принцип, по которому страны и другие действующие лица должны быть представлены в этих организациях. При рассмотрении проблем, касающихся общих норм, снова и снова будет возникать вопрос, насколько укрепление норм международного публичного права, следование минимальным стандартам, одобренным международным сообществом, или соблюдение кодекса поведения способствуют достижению качественно нового уровня международного сотрудничества. Я надеюсь, политические лидеры и предприниматели будут способствовать результативности предстоящих дебатов.