Земля молока и меда

Рынки
Москва, 18.03.2013
«Обзоры стран» №2 (62)
Израиль — уникальное место для туриста. Здесь легко совместить пляжный отдых с увлекательным путешествием в прошлое и высококвалифицированное лечение с поездкой по святым местам

Фото: Ahikam Seri / Panos Pictures / Grinberg Agency

Для большинства прибывающих в Страну (именно так, с большой буквы, называют Израиль его жители) все начинается с превосходного, облицованного мрамором и иерусалимским камнем здания аэропорта Бен-Гурион. Он открылся в конце 2004 года и был признан одним из лучших на Ближнем Востоке. Но глаз туриста торопливо пробегает по копиям античных мозаик и высоким, как в древнем храме, колоннам в зале прилета. Все спешат на улицу, к растрепанным ветром пальмам, напоенному ароматом моря и кипарисов воздуху и приключениям.

Начинаются приключения весьма комфортабельно: из аэропорта в крупнейшие города Израиля ходит чистенький красный двухэтажный поезд, налажено автобусное сообщение, есть такси. Можно взять машину напрокат: это экономит время, а ездить по гладким автострадам — одно удовольствие.

Весенний холм

Северяне неизменно скучают по морю и теплому песку пляжа. Поэтому первое место назначения большинства путешественников — приморский Тель-Авив, «весенний холм» в переводе с иврита, одного из двух, наряду с арабским, официальных языков Израиля (английский, кстати, хотя бы на уровне бытового общения знает большинство жителей страны). На тель-авивской набережной, вперемешку с высотными башнями первоклассных отелей, расположены посольства. Чиновникам достаточно сменить партикулярное платье на купальный костюм, чтобы полноценно отдохнуть после рабочего дня. К тому же купаться в Средиземном море, не рискуя здоровьем, закаленный нашим северным летом турист может с апреля по ноябрь. Кроме плавания доступны и другие радости активного отдыха — кайтинг, серфинг, яхтинг, дайвинг.

Когда на город резко, как всегда в низких широтах, падают южные сумерки, наступает время après-swim. Тель-Авив — признанный центр ночной жизни Израиля. Здесь много клубов для поклонников всех музыкальных направлений, ресторанов любой кухни (от портовых кабачков с отличным набором свежих морепродуктов до аутентичных вьетнамских заведений), ночных кафе на любой вкус — от чайных со столиками на тротуарах, под платанами, с разнообразными домашними пирогами, до фанатских пабов с футбольными трансляциями и обширной пивной картой. Англоязычная публика предпочитает ирландские заведения вроде кабачка Molly Bloom’s на Ха-Яркон, а «бывший наш народ» (русскоязычных израильтян, выходцев из СССР, в Израиле около миллиона) захаживает в чешские бары, например в «Малу Прагу» на Алленби.

Впрочем, с течением времени национальные различия между евреями разных стран исхода сглаживаются, хотя и не стираются совсем: «плавильный котел», каким Эрец Исраэль задумывали его отцы-основатели — Жаботинский, Бен-Гурион и другие, — сплачивает детей репатриантов, уроженцев Страны, в единую нацию. Они называют себя «сабрами» — в честь средиземноморского кактуса с мягкими и сладкими плодами. Считается, что израильтянин снаружи жесткий и колючий, бывалый солдат (всеобщая воинская повинность, для мужчин — три года срочной службы, для женщин — чуть больше полутора лет), а внутри — добрый и дружелюбный. Всякий, побывавший в Стране, знает, что ее граждане очень нежные отцы: папы играют с детьми в мяч на пляже, ходят на стадионы поболеть за любимую команду (кроме футбола в Израиле любят баскетбол), вместе катаются на велосипедах по широкому приморскому променаду. Кстати, с недавнего времени присоединиться к велосипедистам может любой турист: тель-авивская мэрия организовала в городе прокат велосипедов с сетью уличных велопарковок по примеру европейских столиц.

На велосипеде легко и не без приятности можно добраться до южной части города — древнего порта-крепости Яффо. С каждым годом этот «богемный островок» становится все более благоустроенным: лавки антикваров, художников, ювелиров, сувенирные магазины, рыбные рестораны у воды в порту и кафе-мороженое — все на любой вкус. Есть даже закрытый решеткой искусственный грот с летучими мышами. В центре Яффо — старинный христианский собор с колокольней и часами и небольшой красивый парк, с аллей которого открывается роскошный вид на Тель-Авив.

Театралам, желающим познакомиться с израильским драматическим искусством, стоит провести вечер в яффском филиале театра «Гешер» — спектакли дублируются на английский бегущей строкой. Фанаты оперы могут посетить Опера Исраэлит в Бейт-Опера на улице Шауль-а-Мелех — как водится, постановки на языке оригинала, перевод либретто на английский — в программке.

Но главная приманка Яффо — блошиный рынок, шук Пишпишим. В старинных лабазах каждый день продаются старинные и просто старые люстры и фарфор, куклы и медные ручки, пластинки и журналы. В пятницу шук пополняется лоточниками — главное, успеть до раннего закрытия, поскольку шаббат — официальный день отдыха, когда в Стране закрыты все кошерные заведения и не ходят даже рейсовые автобусы, — начинается с закатом солнца в пятницу.

Золотой город

Столицей Израиля является Иерусалим, хотя восточная половина города, в том числе Старого города в черте древних крепостных стен, остается за арабами (все, кто там живет, имеют израильское гражданство). Город с цитаделью из характерного золотистого иерусалимского камня (он дал Иерусалиму второе имя — Ир Захав, «золотой город») напоминает «пирог из культурных слоев». Кто только не прошел, кто не жил здесь — древние египтяне и финикийцы, легендарные филистимляне и моавитяне, античные греки и римляне, арабы и христиане-крестоносцы. Вопреки распространенному заблуждению людей, далеких от иудейской истории, и несмотря на двухтысячелетнее изгнание (галут), на территории современного Израиля никогда не прекращалось еврейское присутствие: небольшие общины иудеев жили в Иерусалиме (как, например, и в северном израильском городке Цфате, где в Средние века нашли приют изгнанные из Испании каббалисты) и во времена османского владычества, и при британском мандате в первой половине прошлого века.

Жили — и исповедовали свою веру. А сравнительно недалеко от их синагог в Старом городе Иерусалима поднимались колокольни христианских церквей, в том числе главной из них — храма Гроба Господня, и Западная стена разрушенного римлянами Иерусалимского храма — она же Стена Плача. У Стены Плача, символизирующей разрушенный Храм, постоянно молится несколько десятков ортодоксальных иудеев-харедим (мужчины и мальчики — отдельно от женщин с маленькими детьми). В дни еврейских праздников вся площадь запружена молящимися. Приходят к Стене и неевреи — главным образом для того, чтобы, по обычаю, втиснуть между камней записочку с заветным желанием.

Крестный путь Христа — то, ради чего в Иерусалим ежегодно приезжают миллионы верующих-христиан, — проходит по арабской части города и заканчивается у храма Гроба Господня, внутри которого расположены Голгофа, Камень Помазания, часовня, откуда, по преданию, Христос вознесся на небеса после воскресения. Собор разделен на части, принадлежащие разным христианским конфессиям — католикам, православным (в том числе греческой и грузинской церквям), Армянской апостольской церкви, христианам-коптам. Однако доступ к святыням открыт молящимся всех конфессий, а экскурсоводы и гиды паломнических групп объясняют верующим, какие ритуалы следует исполнить в каждом из приделов собора. Главное скопление народа наблюдается у крошечной часовни Гроба Господня, где паломники особым образом опаляют пучки свеч, которые потом забирают с собой.

Для православных христиан в Иерусалиме есть еще несколько важных паломнических пунктов, прежде всего Масличная, или Елеонская, гора с восточной стороны стен Старого города, за долиной Кедрон. Там, по новозаветному преданию, был расположен Гефсиманский сад, место Христова Моления о чаше. На горе расположены Могилы пророков (место захоронения ветхозаветных пророков Аггея, Захарии и Малахии), православные Вознесенский монастырь и обитель Марии Магдалины, а также гробница Девы Марии и католический храм ордена францисканцев — церковь Всех наций.

Впрочем, находясь в Иерусалиме, не стоит ограничиваться посещением святых мест: это живописный и многообразный город. В западной, еврейской части города кварталы, населенные харедим, и кошерный продуктовый рынок Маханэ Иегуда соседствуют со светскими пешеходными улочками с множеством магазинов — от массмаркета вроде Fox и Castro до лавок антиквариата, драгоценностей и предметов иудаики.

Хождение на четыре моря

Часто говорят, что в Израиле четыре моря. Но если два из них — Средиземное и Красное (Эйлатский залив) — такое название носят по праву, то два других — Мертвое и Галилейское — на самом деле не моря, а озера, притом даже не из самых крупных, если смотреть в мировом масштабе. Галилейское море, оно же Тивериадское озеро, или Кинерет, — это естественный резервуар пресной воды для всего Израиля. Его питают ручьи и речки, сбегающие с Голанских высот и Хермона, а свой исток в озере берет только одна река — легендарный Иордан, место крещения Христа и паломничества всех христиан. На самом Кинерете тоже есть культовое место — Кана Галилейская: в новозаветные времена — селение, где Иисус превращал воду в вино.

Сейчас на берегах Кинерета вода ценится не меньше, чем священное библейское вино: самый крупный прибрежный населенный пункт Тверия — спа-курорт, средоточие популярных водолечебниц и тихих гостиниц, куда ездят снимать стресс и поправлять здоровье. Озеро, питаемое горными потоками, довольно холодное, но летом на тамошних пляжах полно народа. Кроме того, это популярное место рыбной ловли. Но если в те времена, когда Христос ходил по водам озера, рыбу там ловили почти в промышленных масштабах, то теперь это, скорее, развлечение для любителей.

Стоит съездить и в горы, в уже упоминавшийся город каббалистов Цфат. Помимо множества крошечных синагог разных изводов иудаизма и огромного дота времен Войны за независимость на доминирующей над городом высоте, поросшей мощными пиниями, в Цфате есть прекрасные художественные галереи и магазины, торгующие украшениями ручной работы, а также кошерные молочные лавки с вкуснейшим козьим сыром.

Второе море-озеро, Мертвое, — признанный во всем мире курорт для лечения болезней суставов, опорно-двигательного аппарата, кожных заболеваний. Лучше всего лечиться здесь осенью и весной — это самое приятное время. Отели, выстроившиеся в линию на западном берегу Мертвого моря, — не только высококлассные гостиницы, но и санатории с квалифицированным медицинским персоналом (там, кстати, немало и русскоязычных сотрудников). А если вы приехали не столько полечиться, сколько просто отдохнуть, то процедуры стоит чередовать с экскурсиями. Например, на скалу, где археологи откопали развалины крепости Масада — символа мужества иудейских повстанцев, сражавшихся с римлянами. На гору поднимается фуникулер, доставляющий туристов с максимальным комфортом. А молодые солдаты-десантники элитных частей Армии обороны Израиля (ЦАХАЛа) взбираются к Масаде в финале 90-километрового марш-броска в полной выкладке по узкой «змеиной тропе» — в развалинах, освященных подвигом предков, они принимают присягу.

Другое живописное место для экскурсии в окрестностях Мертвого моря — заповедник Эйн-Геди, оазис в каменистой горной пустыне. Ущелье, в котором бежит с гор чистый поток, переливающийся из одной природной каменной чаши-бассейна в другую, зарос тростником и кустарником, где прячутся птицы, лани и прочая местная живность.

Проехав вдоль Мертвого моря и миновав пустыню Негев — самое жаркое место в Израиле, туристический автобус прибывает в местный курортный рай — небольшой город Эйлат на берегу Эйлатского залива. Узкое пространство на пике вытянутого залива Эйлат делит с соседом — иорданским приграничным курортом Акабой. В Эйлате — небольшой дельфинарий, подводный океанариум в центре природного кораллового рифа (незабываемое зрелище!), детские парки аттракционов и шумные ночные клубы. Утром и днем в Эйлатском заливе можно заняться дайвингом, кайтингом, покататься под парусом или на катере с прозрачным дном. Можно арендовать квадроцикл для прогулок по пустыне или отправиться на экскурсию в Тимну — природный парк с мистически-прекрасными скалами причудливых форм, творениями времени и ветра. Здесь в ветхозаветные времена были медные копи древних египтян: с тех пор на одной из скал можно заметить очертания вырезанного ими барельефа.

Вечером в Эйлате царит дух расслабленности и радости: многочисленные пляжные кафе предлагают коктейли, закуски, танцы либо — если ваш отпуск совпал с крупными спортивными состязаниями — трансляции с Олимпиады или чемпионата мира по футболу. На набережной гуляют компании молодежи и влюбленные парочки, торговцы продают индийские ткани, бижутерию и свежевыжатый сок, а малыши визжат от счастья, катаясь на аттракционах и поедая мороженое самых разных сортов.      

У партнеров

    Реклама