Почем обязанность для народа

Елена Гостева
2 октября 2006, 00:00

Государство снова бросилось в бой за права автомобилистов всей страны: чиновники заспорили, как сделать систему тарифов по ОСАГО более справедливой и для автовладельцев, и для страховщиков

Разговоры о необходимости реформы ОСАГО ведутся в нашей стране с июля 2003 года — с момента введения этой системы. В последние месяцы дискуссия явно активизировалась. У наблюдателей складывается впечатление, что ее участники говорят на разных языках — столь противоречивы их предложения по решению накопившихся проблем. Страховщики запевают традиционную песню о том, что заниженные из лучших социальных побуждений тарифы по ОСАГО вот-вот сделают их бизнес убыточным. ФАС предлагает фактически сократить базовый тариф обязательного полиса на 20%. Росстрахнадзор утверждает, что надо увеличить его на те же 20%. Минфин предлагает вообще забыть о возможности изменения тарифа, а вместо этого начать работать «на доверии».

Страховая какофония

ОСАГО появилось в России из благих побуждений. Мало кто готов спорить с тем, что гражданская ответственность водителя автомобиля должна быть застрахована. Помимо того что урегулирование убытков при ДТП происходило бы вполне цивилизованными способами, введение ОСАГО должно было еще и стимулировать развитие страховой отрасли. На тот момент у страховых компаний уже много лет действовала какая-никакая система добровольного автострахования (ГО и каско) и множество людей привыкли ею пользоваться. Казалось бы, введение обязательной формы страхования должно было пройти как по маслу. Ан нет! Государство, вместо того чтобы определить минимальные требования к уровню защиты и сформулировать общие правила игры, ввязалось в регулирование тарифов этого вполне конкурентного рынка. Чиновники попытались регламентировать практически все детали страхового процесса, заодно не забыв о важной функции поддержания социальной справедливости.

В результате за три года действия закона об ОСАГО его не критиковал только ленивый. Страховщики до сих пор обвиняют Минфин и Думу в том, что тарифы на страховку крайне низкие, со дня на день в России наступит вал выплат по страховым случаям и это разорит компании. Автомобилисты под предводительством адвокатов и иных толкователей закона обвиняли страховщиков в чрезмерном лоббировании закона через ту же Думу, что привело к законодательному закреплению в России принципа «богатый платит за бедного». Ведь, занизив базовый тариф на услугу, Минфин ввел целый ряд поправочных повышающих коэффициентов к нему. И основным «весом» в стоимости страховки сейчас являются место регистрации автомобиля и количество лошадиных сил в двигателе — чем крупнее город, в котором прописано авто, и чем мощнее машина, тем дороже страховой полис.

Посему слухи об изменении базового тарифа циркулировали на рынке постоянно. Минфин в ответ неоднократно высказывался, что об изменении тарифа речи быть не может, пока в стране не заработает единая база данных по всем страховым случаям, из которой и можно будет сделать выводы о прибыльности или убыточности этого вида страхования. Но единой базы до сих пор нет и неизвестно, появится ли она в обозримом будущем. Эти вялотекущие препирательства так бы и продолжались, если бы в августе в дискуссию не вступила Федеральная антимонопольная служба. ФАС решила навести порядок в сфере соблюдения правил честной конкуренции среди страховщиков. Не имея возможности сражаться за клиента ценовыми методами (тариф жестко зафиксирован законом), страховые компании действительно иногда завлекают его подарками — то талоны на бензин презентуют, то hands free для мобильника. Иногда цена этих подарков может составлять до половины стоимости страховки. ФАС предложила данную практику легализовать, введя тарифный коридор: 80% базового тарифа должны остаться неизменными, а оставшиеся 20% поступают в полное распоряжение страховщиков: в числе прочего можно на этот процент снижать стоимость страховки, одаривать клиентов или вознаграждать агентов. Это предложение ФАС и отправила в Минфин.

Глава Росстрахнадзора Илья Ломакин-Румянцев сделал контрпредложение. Регулятор считает необходимым, наоборот, на 20% увеличить уже существующий тариф по ОСАГО, чтобы компании имели возможность за счет этих 20% предлагать различные дополнительные опции либо снижать стоимость полиса.

Нужно ли в принципе повышать сейчас тарифы — вопрос спорный. По итогам трех лет действия ОСАГО страховщики собрали по автогражданке 158,4 млрд рублей, а выплатили пострадавшим 60,6 млрд рублей. До краха бизнеса, как видно, еще далеко. Страховщики, в общем, и не скрывают, что хорошо зарабатывают, но только в столичном регионе и еще в нескольких других. И это помогает им держать стабильно убыточные области на плаву — например, Дальний Восток и значительную часть Урала. «Вводя повышающие и понижающие коэффициенты в 2003 году, Минфин, видимо, не очень внимательно изучал базу ГИБДД по аварийности в регионах, — отмечает ведущий эксперт отдела рейтингов страховых компаний “Эксперт РА” Кирилл Бобыльков. — Аварийность в городах-миллионниках Сибири, например, гораздо выше, чем в европейской части России. Поэтому, если уж что и менять в ОСАГО, так это пересмотреть региональные коэффициенты».

На полном доверии

Однако эксперты сомневаются, что в ближайшие два предвыборных года какие-то из этих предложений пройдут. Да и в целом Минфин предлагает другую последовательность реформы автогражданки — начинать надо не с изменения тарифов, а с введения упрощенной процедуры оформления ДТП (без участия ГИБДД) и системы прямого урегулирования убытков. Первая будет распространяться на те аварии, в которых участвовало не более двух транспортных средств, не был причинен вред жизни и здоровью людей, а сами водители согласны с тем, что ущерб имуществу не превышает 25 тысяч рублей. Прямое урегулирование убытков подразумевает, что потерпевший за выплатой обращается к своему страховщику, а не к страховой компании виновника аварии. Минфин предлагает запустить этот механизм уже с 1 января 2008 года.

Директор департамента страхования автотранспортных средств компании «Ренессанс Страхование» Галина Ионова заявила D’, что на первый взгляд для законопослушных граждан упрощение процедуры оформления ДТП должно сократить сроки оформления выплатного дела в страховой компании, что, в свою очередь, позволит быстрее выплачивать страховое возмещение. Это выгодно и самой страховой компании. Однако если у нее будут основания заподозрить участников ДТП, например, в нечистоплотных действиях (вспомните знаменитые «подставы»), то для выяснения истинных обстоятельств аварии страховщикам придется идти на дополнительные затраты, в том числе и времени, что будет затягивать рассмотрение страхового случая.

Введение упрощенного оформления ДТП без участия представителей ГИБДД чревато не только возможными махинациями, но и прямым ущербом для попавших в аварию лиц. Иногда в результате разбора аварии оказывается, что ущерб превышает 25 тыс. рублей, или вдруг становится ясно, что был причинен вред здоровью участника ДТП. «Вариантов развития событий при этом возможно несколько: от самого “клиенториентированного” — выплаты страхового возмещения в размере 25 тысяч рублей и до самого жесткого — непризнания случая страховым», — предполагает первый заместитель генерального директора СК «Оранта» Владимир Черников. То есть компания может и вовсе отказаться от выплаты страховки. «Даже если упрощенная процедура и будет введена в России, я бы советовал автолюбителям всегда вызывать ГИБДД, — советует Кирилл Бобыльков. — Тем самым участники движения обезопасят себя от возможных отказов в выплатах со стороны страховщика».

Директор департамента автострахования СК «Югория» Сергей Мезенин связывает предложения о введении прямого урегулирования убытков и упрощенного оформления ДТП с планируемым вступлением России в ВТО и присоединением к соглашению «Зеленая карта». Последнее предполагает, что водители одной страны могут купить страховку своей ответственности перед участниками дорожного движения любой другой страны, также входящей в соглашение. «Однако в Европе, где система ОСАГО существует уже более пятидесяти лет, не было никакой спешки ни с введением обязательной страховки, ни с упрощением этой системы, — говорит Сергей Мезенин. — Да и сами положения “Европейского протокола” между европейскими страховыми компаниями подразумевают добровольное решение принятия страховыми компаниями определенных процедур, обязательств, основанных на доверии всех участников». В России же до ситуации, когда страховые выплаты будут осуществляться на основе взаимного доверия, еще далеко. Страховые компании до сих пор не могут создать единую базу застрахованных по ОСАГО лиц, потому что не доверяют друг другу и опасаются, что если клиентская база станет достоянием широкой общественности, то конкуренты тут же кинутся переманивать другу у друга клиентов.

Столь же неоднозначно относятся страховщики и к прямому урегулированию убытков. Ведь в этом случае страховая компания будет производить выплаты своему клиенту как бы «за того парня», из своих сборов. А компания, в которой застрахован виновник ДТП, должна будет беспрекословно возмещать этот ущерб. «Система прямого урегулирования убытков по ОСАГО — в какой-то мере признак сложившейся в обществе страховой культуры», — считает Сергей Мезенин. А именно ее-то пока в нашей стране и нет. «Процедуру эту стоит распространять на всех участников (добровольно или законодательно) только на рынке, уже очищенном от компаний-временщиков, которые пришли на него с целью сорвать легкие деньги, — отмечает первый заместитель генерального директора “Росгосстраха” Дмитрий Маркаров. — Посудите сами: целый ряд компаний, работающих на рынке, не имеют ни своей филиальной сети, ни инфраструктуры урегулирования убытков. О каком прямом урегулировании в этой ситуации можно вести речь? Никто из серьезных страховщиков не будет заключать соглашений о прямом урегулировании с такими компаниями, поскольку это будет заведомо неработающее соглашение. В Европе к прямому урегулированию шли постепенно — сначала в него включились одни компании, потом другие, третьи. Я считаю, так же должно быть и у нас, иначе пострадают от этого в первую очередь клиенты страховых компаний».