«Фундамент» для жизни

Ирина Гахова
25 августа 2008, 00:00

Что представляют собой программы смешанного страхования жизни? Какие продукты предлагают своим клиентам российские участники рынка, какие программы отечественным потребителям недоступны? В нюансах не слишком распространенного пока в России инструмента защиты накоплений разбирался D’

Кому интересно долгосрочное страхование жизни? Фактически каждому человеку со средним достатком: например, если от вас финансово зависят родственники (дети или родители-пенсионеры) или если вам предстоит выплата более или менее серьезного кредита (это уже подстраховка и себя самого на случай непредвиденных событий). Казалось бы, потенциальных клиентов у страховщиков масса, однако реальное число застрахованных в России не идет ни в какое сравнение с ситуацией на Западе, где чуть ли не каждый второй страхует свою жизнь в возрасте от 30 лет и старше. Самое распространенное объяснение низкой популярности страховых продуктов — высокий уровень инфляции (выше 11%) по сравнению с гарантированной доходностью по договорам накопительного страхования (3–6%). Однако в той же Германии при инфляции 4–5% и гарантированной местными СК доходности 2,75% потребители активно соглашаются страховать жизнь. Может быть, причину стоит поискать в ассортименте продуктового ряда страховщиков и в их тарифах?

Программное изобилие не грозит

У жителей США и Европы перед российскими потребителями в плане страхования жизни есть одно неоспоримое преимущество: местные СК предлагают им продукт, известный как Unit Linked (UL). «Такой полис предполагает, что страховая и выкупная суммы динамически зависят от показателей инвестиционного фонда, — отмечает Маргарита Мечева, директор по маркетингу компании “ИНГ лайф”. — При этом клиент имеет возможность выбирать и периодически менять стратегию инвестирования». На сегодня это одни из самых продаваемых продуктов по страхованию жизни в странах ЕС (более половины продаж). Например, компания ING еще10 лет назад вышла с такими полисами на румынский рынок, предложив два типа продуктов UL — «консервативный» и «сбалансированный». За последние пять лет доходность по «консервативному» продукту в среднем составила 9%, по «сбалансированному» — 15% годовых (при инфляции 6,4%). «Unit Linked позволяет инвестировать средства в трастовые фонды, которые могут находиться, например, в юго-восточной Азии и иметь очень хороший потенциал на 10–15-летнюю перспективу», — рассказывает Александр Федонкин, гендиректор компании «МСК-лайф».

В России программ Unit Linked нет — их введению препятствует существующее законодательство. Впрочем, не исключено, что и у нас скоро появятся подобные предложения. «Усилиями страховщиков подготовлен пакет документов, содержащий предложения по внесению изменений в законодательство, — отмечает Константин Тарасов, первый заместитель гендиректора ОСЖ “Россия”. — Документы находятся на рассмотрении в государственных органах. Но дело не только в законодательстве — для эффективного развития продуктов Unit Linked должна быть отлажена деятельность самих паевых фондов». Многие страховщики высказывают скепсис как в отношении принятия поправок, так и в плане развития новых продуктов. «Судьба у Unit Linked весьма туманная на данный момент, — отмечает Дмитрий Багинский, начальник отдела продуктового маркетинга компании “КапиталЪ страхование жизни”. — Да, все ждут появления возможности продавать UL, а с другой стороны, боюсь, что интерес к ним будет такой же, как к ПИФам на данный момент».

О некоторых продуктах, связанных со страхованием жизни и присутствующих в ассортименте СК на Западе, нам остается и вовсе мечтать. Например, о Variable Life — накопительном страховании жизни с переменным взносом, предлагающем клиентам исключительно гибко подходить к оплате взносов. Человек по таким программам может в разные периоды жизни увеличивать или уменьшать взносы, приостанавливать и возобновлять. «Величина уплаты взносов повторяет кривую доходов страхователя – в течение первых 5-7 лет размер взносов невысок, что связано с тем, что молодой человек еще не начал существенно зарабатывать и у него большие расходы на детей, покупку квартиры и т.п., на средний период полиса приходится максимальный размер взносов (35-50 лет – пик карьеры и рост доходов, кредит по квартире погашен, дети уже подросли), после 50 – величина премии опять уменьшается или же прекращается вовсе», - объясняет Наталья Гончаренко, руководитель отдела страховых продуктов «ИНГ Лайф». Конечно, при таких изменениях меняются и страховые покрытия, и выкупные суммы. В данном случае до подобного продукта «не доросли» в первую очередь страховщики.

Другая часть программ, не предлагаемых сегодня в России, связана с учетом особенностей того или иного страхового рынка. Так, среди состоятельных пожилых людей в США в силу высоких налогов на наследование популярны полисы рискового страхования жизни без ограничения срока — Whole Life. «Например, если дети наследуют многомиллионное поместье своего отца, то им нужно выплатить государству 36% его стоимости в виде налогов, — рассказывает Наталья Гончаренко. — Зачастую это приводит к необходимости продажи семейного дома. Чтобы избежать этого, владелец дома заранее приобретает полис с периодической выплатой премии, но без ограничения срока, который в случае его смерти обеспечит наследникам страховую выплату, эквивалентную сумме налога на недвижимость. Так состоятельные американские родители заботятся о потомках». В России чаще взрослые дети заботятся о своих родителях, поэтому подобный продукт здесь вряд ли появится.

Еще одно популярное у американцев предложение по совместному страхованию (Family or Multiple life) у нас в отдельных компаниях используется при страховании ипотечных заемщиков: на страхование принимаются сразу два лица (это могут быть супруги или отец и сын). В случае ухода из жизни одного из супруга выплата производится второму вне зависимости от того, кто из них умрет первым.

Тарифные споры

«Россияне в принципе не склонны делать накопления», — парируют страховщики, когда им говоришь о весьма скромном продуктовом ряде по сравнению с западными странами. И здесь они оперируют статистикой: почти 60% наших граждан тратят все, ничего не откладывая, а еще 14% копят на крупные приобретения.

Россияне, возможно, и транжиры (стоит ли удивляться, ведь многие из нас еще помнят времена тотального дефицита), но и их понять можно: им предлагают полисы, которые стоят зачастую гораздо дороже, чем их зарубежные аналоги. Например, 30-летней женщине в Москве за страхование по риску смерти еще пару лет назад приходилось платить $80 в год при страховой сумме $45 тыс., тогда как, переехав в Лондон, за те же деньги она смогла купить страховую защиту по тому же риску c покрытием $150 тыс. Многие участники рынка данные обвинения опровергают. «То, что в России тарифы заведомо выше, нельзя сказать, — отмечает Александр Федонкин. — Несмотря на более высокие составляющие тарифов по смерти из-за неблагоприятной демографии, российские страховщики предлагают более высокий уровень гарантированной доходности. В частности, я сравнивал наши программы страхования с предложениями западных компаний, и в итоге наши продукты оказались более выгодными».

Как считают эксперты, только при наличии у СК не менее 100 тыс. застрахованных можно будет говорить о достоверной статистике, подтверждающей снижение показателей смертности, и, как следствие, о более низких тарифах. С другой стороны, ситуация с уровнем смертности, особенно в Москве, заметно изменилась: согласно последним данным, за последние 12 лет средняя продолжительность жизни в Москве увеличилась на девять лет. Вот только на тарифах на долгосрочное страхование эти цифры никак не отразились.

На величину тарифов влияет и политика продаж компаний: страховые агенты в состоянии сделать скидку клиенту при страховании за счет своего комиссионного вознаграждения, но на это они, как правило, не идут. «Тарифы продуктов накопительного страхования жизни, продающиеся через агентские сети, на сегодняшний день не являются эластичными», — отмечает Арташес Сивков, заместитель гендиректора компании «АльфаСтрахование — жизнь».

Проблема выбора

Не будем углубляться в тарифные нюансы, а лучше рассмотрим предложения российских страховщиков по одному из наиболее востребованных видов долгосрочного страхования жизни — смешанному. Он обеспечивает страховую защиту по двум основным рискам: смерти по любой причине (при наступлении страхового случая выгодоприобретатель получает выплату, размер которой известен заранее и не зависит от того, как долго платились взносы) и дожитию до определенного в договоре срока (страховая сумма выплачивается по окончании срока накопления с учетом начисленного инвестиционного дохода). Предположим, клиент (женщина 30 лет или мужчина 35 лет) готов заключить договор с компанией по смешанной программе на сумму 4,68 млн руб. ($200 тыс.). Данная сумма, во-первых, будет гарантией того, что в случае смерти страхователя его близкие получат серьезную финансовую поддержку, а во-вторых, в случае дожития страхователь будет иметь неплохую прибавку к пенсии. Срок договора с СК — 25 лет. В этом случае стоимость страхования за год для женщин составит 139–185,7 тыс. руб. (см. таблицу). Для мужчин — 149,3–204,1 тыс. руб. Разница в стоимости страховки, как видим, довольно существенна — около 25%, что является следствием тарифной политики страховщиков: конкуренция в этом виде не слишком сильна и позволяет участникам рынка свою долю расходов на проведение страхования оценивать как в 7%, так и в 20%, что и отражается в тарифах.

Сумма внесенных за весь срок договора взносов для женщин составит от 3,5 млн до 4,6 млн руб., для мужчин — 3,7–5,1 млн руб. Получается, что у ряда компаний сумма внесенных платежей может даже превысить страховую сумму (4,68 млн руб.) — это больше похоже на «заградительный» тариф, чем на конкурентное предложение. Впрочем, реальная доходность может быть выше, поскольку полисы накопительного страхования, как правило, участвуют в прибыли страховщика и на них ежегодно начисляется инвестиционный доход. Так что если застрахованный благополучно доживет до срока окончания договора, то он получит от страховщика гораздо большие деньги. Так, в «АльфаСтрахование — жизнь» полагают, что сумма составит 5,5 млн руб., в компании «Ингосстрах-жизнь» — 6,3 млн, а в СК «Ренессанс жизнь» и вовсе рассчитывают на 9 млн руб. А если в течение срока страхования происходит страховой случай (даже после уплаты первого взноса) — СК выплатит по смерти застрахованного выгодоприобретателям сумму, прописанную в договоре (4,68 млн руб.).

Семейная защита

У большинства СК сегодня можно выбрать валюту, к которой будут привязаны взносы и выплаты по полису (рубли, доллары или евро), предусмотрена также возможность регулярно индексировать взносы. К числу дополнительно страхуемых рисков можно добавить не только освобождение от уплаты взносов в случае наступления инвалидности или риск полной потери трудоспособности, но застраховаться на случай смерти (для увеличения страховой выплаты). Причем у ряда компаний можно выбрать и более узкое покрытие — только на случай дорожно-транспортного происшествия, здесь страховая сумма удваивается. «Дополнительные условия могут полностью изменить программу, — говорит Дмитрий Багинский. — Поэтому мой совет тому, кто сейчас решил страховать свою жизнь: изучите дополнительные условия, поскольку тариф по дожитию в итоге несущественно влияет на стоимость страхования». Можно добавить риск госпитализации, хирургического вмешательства, поскольку травма не ограничивается фактом ее получения — человеку требуется качественное лечение, средства на которое дает страховая выплата по данным рискам. Полис по жизни может быть скомбинирован из разных страховых сумм по разным рискам. Многие компании уже предлагают застраховаться и на случай первичного диагностирования смертельно опасного заболевания. При наступлении страхового случая по данному риску СК выплатит оговоренные в контракте деньги самому застрахованному (как правило, сумма ограничивается $25 тыс.), а после его смерти эти средства (по риску смерти по любой причине) получат его выгодоприобретатели.

Если рассмотреть наш пример по смешанному страхованию жизни (со страховой суммой $200 тыс.) с учетом подключения дополнительных опций, то в СК «Ингосстрах-жизнь» при подключении опции по освобождению от уплаты взносов в случае установления инвалидности (первой-второй группы) ежегодный взнос увеличится всего на 4,5 тыс. руб., а защита от критических заболеваний и хирургических операций на сумму 605 тыс. руб. удорожает страховку еще на 1,8 тыс. руб. в год. В СК «Росгосстрах-жизнь» нам предложили остановиться на программе «Семья»: если договор заключается женщиной 30 лет на 25 лет и только по основным условиям (риск дожития и смерть) на сумму 4,68 млн руб., то ежегодный страховой взнос составит 144,2 тыс. руб. С включением в договор дополнительных рисков (освобождение от уплаты взносов в случае установления нерабочей группы инвалидности, телесные повреждения застрахованного) при страховании на сумму 1 млн руб. ежегодный взнос составит 150,6 тыс. руб. Разница, как видим, небольшая.

Мы попросили страховщиков также показать, как будет выглядеть вариант наиболее полной страховой защиты для семьи из четырех человек, если отец единственный кормилец в семье (ежемесячный доход — 120 тыс. руб.). В «ИНГ лайф» предложили застраховать жизнь единственного кормильца на 2 млн руб. по программе «Ступени» с ежемесячным взносом в размере 16 тыс. руб. Страховая защита будет действовать с первого взноса, а срок страхования составит 25 лет. Если отец погибнет в месяц заключения контракта, то ежемесячная рента его семье будет равна 83,3 тыс. руб. в течение срока договора с СК, в течение всех 25 лет выплата семье составит около 27 млн руб.

В СК «Альянс РОСНО жизнь» посоветовали для этого случая воспользоваться программой «Подарок ребенку» и застраховать жизнь отца на сумму 1,4 млн руб. В случае, если ребенку шесть лет, срок договора составит 12 лет, в течение которых страховщик ежемесячно будет отдавать СК 12 тыс. руб. Ожидаемая сумма с учетом ежегодной доходности 5,5% — 1,6 млн руб. При наступлении страхового случая страховщик незамедлительно выплатит 1,4 млн, а если причиной смерти застрахованного станет несчастный случай, сумма выплаты увеличится вдвое, при этом к 18-летию ребенка страховщик произведет еще одну выплату в размере 1,4 млн руб.

Наконец, в компании «Ренессанс жизнь» нам собрали две программы — «Гармония жизни» и «Дети» — в одну. По полису со сроком действия 30 лет сумма страхового покрытия на всех членов семьи (двое взрослых и двое детей — шесть лет и три года) составит 2 млн руб. (с учетом 4% гарантированной доходности). Такая защита будет стоить 6,7% годового дохода, или 98,8 тыс. руб. в год (8,2 тыс. в месяц) в течение первых 11 лет. К 17-летию сын получает накопленную для него сумму 300 тыс. руб., и в течение ближайших трех лет ежегодный взнос по страховке снизится до 73,5 тыс. руб. Через 14 лет выплату в размере все тех же 300 тыс. получит и дочь. В оставшиеся 15 лет страхования сумма ежегодного взноса составит 53,6 тыс. руб. Родители в течение всех 30 лет будут застрахованы по четырем рискам: смерти по любой причине, по риску смерти от несчастного случая, инвалидности по любой причине и телесным повреждениям. Страховая сумма по каждому из рисков для отца составит 800 тыс. руб., для матери — 600 тыс.

 vrez_picture_1

Советы эксперта

— Основное преимущество программ накопительного страхования жизни по сравнению с накоплением на банковском депозите заключается в том, что с момента подписания договора страхования жизни клиент находится под защитой на всю страховую сумму. Если с застрахованным что-нибудь случится, то он сам или его наследники получают всю сумму, вне зависимости от размера уже оплаченных взносов. Кроме того, в отличие от банков, СК принимает на себя обязательства по гарантированной доходности инвестиций на срок более 20 лет. Стоит помнить и о том, что доходность по страховым программам ниже уже потому, что в операционную составляющую заложен риск смерти, что не предусматривают банковские продукты

Маргарита Мечева, директор по маркетингу компании «ИНГ лайф»: