Что плохого в хорошем самоконтроле?

Москва, 15.03.2010
«D`» №5 (92)
Все мы знаем, как важен в трейдинге самоконтроль, однако часто забываем, что у него есть и негативные стороны. Возможно, именно это объясняет, почему работа трейдеров сказывается на их здоровье

Безграничны ли ресурсы самодисциплины человека? Или, строго придерживаясь выбранной стратегии в торговле, он истощается и затем более импульсивно ведет себя в других сферах жизни? Аргументы в пользу второго варианта вместе с коллегами собрал в своей недавней статье известный психолог Рой Баумейстер Is There a Downside to Good Self-controlRoy F. Baumeister, Jessica L. Alquist, журнал Self and Identity, №8, 2009, стр. 115–130). Большинство исследователей фокусируются на положительных сторонах самоконтроля, забывая о его цене, считает он. А ценой постоянного самоконтроля становится психологическое и даже физическое истощение, которое, в свою очередь, усложняет принятие решений и увеличивает количество ошибок.

Для проверки гипотезы Баумейстер и его коллеги собрали испытуемых в кинозале. Здесь они вначале измерили силу их рукопожатия, а затем предупредили, что при просмотре фильма надо будет тщательно контролировать свои эмоции. Дальше людям показали обескураживающий видеоролик аморального содержания. В результате после просмотра физическая сила зрителей значительно снизилась. А вот в контрольной группе, где сдерживать эмоции не требовалось, никакой «дрожи в коленках» после просмотра ролика не наблюдалось.

Ученый полагает, что, хотя высокий самоконтроль коррелирует с успехами в учебе, на работе и даже в личной жизни (брак терпеливых супругов, не склонных выплескивать эмоции друг на друга, более крепок, как доказали ученые Финкель и Кемпбелл), человеку обычно не удается контролировать себя сразу во всех областях жизни. Вместе с другими исследователями Баумейстер провел серию экспериментов, где показал, что сила воли человека небезгранична. Потратив свои «силы саморегуляции» на одно серьезное дело, человек склонен «отрываться», нарушая диету, потакая сексуальным импульсам и более агрессивно отвечая на провокации — по сравнению с людьми из той группы, которой перед этим не приходилось демонстрировать сдержанность (см. M. Muraven, D. M. Tice, R. F. Baumeister «Self-control As Limited Resource: Regulatory Depletion Patterns». Journal of Personality and Social Psychology, №74, 1998, стр. 774–789).

Накричи на шефа — предотврати инфаркт

Но самое неприятное, что истощение саморегуляции сказывается в конце концов и на работе. Коллега Баумейстера из Университета Мэриленда Анастасия Почепцова продемонстрировала, что, исчерпав ресурсы самоконтроля, люди начинают медлить с принятием решений: избегают ответа на вопрос или откладывают его на потом (A. Pocheptsova, R. F. Baumeister и др. «Deciding Without Resources: Psychological Depletion and Choice in Context», Journal of Marketing Research, №46 (3), 2009, стр. 344–355). А принятые ими, несмотря ни на что, решения содержат больше ошибок и оказываются претенциозными, очень простыми или предвзятыми. Вдобавок люди начинают настаивать на своем, приводя заведомо слабые аргументы и игнорируя компромиссные варианты.

Более того, самодисциплина заставляет ее приверженцев «рискнуть здоровьем»: например, доказано, что люди с гипертонией (высокое давление) более склонны подавлять агрессивные импульсы на работе. В результате они лишаются здоровья, чаще остальных оказываясь в больнице с инсультом или инфарктом вследствие стычки с шефом, во время которой они по привычке сдерживали эмоции. Таким образом, хороший самоконтроль имеет свою цену.

Чем вы кормите свою самодисциплину?

У истощения ресурсов саморегуляции есть и биологическая подоплека: для выработки нейромедиаторов, участвующих в процессах контроля и принятия решений, организм использует глюкозу, а ее запасы ограниченны. Скажем, во время решения задач, связанных с концентрацией внимания, организм использует гораздо больше глюкозы, чем обычно. Повышение уровня глюкозы помогает сохранить хорошее настроение и терпеть разные неудобства, а вот во время сдерживания импульсивных порывов происходит ее резкое снижение до критического уровня.

Резюме психологов по результатам экспериментов таково: хороший самоконтроль — очень адаптивное качество. Он действительно ведет к успешности на работе, продвижению в карьере (подчиненные выше оценивают начальников с более высокой самодисциплиной), поощряется моральными и религиозными нормами. Самоконтроль — это то, что отличает человека от животных. Но присущая человеку «сознательность» — ответственность, трудолюбие, усердие, дисциплина — выгодна в первую очередь обществу, а не ему самому.

Апеллируя к теории Фрейда, Баумейстер пишет, что желания человека и общества всегда находятся в конфликте. Скажем, человеку хочется эгоистично оттолкнуть старушку в очереди и пройти вперед, а общественная мораль запрещает. Человек проигрывает, зато старушка в выигрыше. Эти нормы якобы внушаются человеку в детстве, когда он учится поворачивать агрессию внутрь себя, чтобы жить по правилам. Получается, что самоконтроль — своеобразный налог на индивида. Он и так разочарован (невозможностью немедленно протиснуться вперед), да еще и чувствует вину за возникшие желания. На другой чаше весов преимущества самоконтроля: во-первых, ощущение безопасности (другие не обидят), во-вторых, возможность подумать перед тем, как что-то сделать. Задушив в себе импульсивный порыв, человек имеет шанс поступить рационально. Однако тут тоже кроется ловушка. Что значит «хорошенько подумать»? Как именно «хорошенько»?

Другой американский психолог Эндрю Вард в своей работе «Топтание в нерешительности» Cant Quite Commit: Rumination and Uncertainty», Personality and Social Psychology Bulletin, №29, стр. 96–107) убедительно показал, что обстановка неопределенности подталкивает индивида затянуть процесс обдумывания и саботировать принятие решения. Чем больше факторов, на которые можно обратить внимание, тем дольше пауза между подавлением импульсивного решения и принятием альтернативного. Особенно туго приходится людям с низкой самооценкой или склонным к тревожности, плохому настроению. Либо же тем, кто только что потерпел неудачу в торговле. Подавив свой порыв, они начинают раздумывать: а почему они хотят поступить так, а не иначе, чего же именно они хотят, — и увязают в болоте «мыслительной жвачки». Такие «самокопатели» в итоге, даже если и выработают план действий, почему-то легко потом отказываются от его выполнения. Все это в психологии называется «мотивацией избегания неудач», а в теории принятия решений — стратегией минимакса (минимизации потерь). Такую нерешительность очень легко оправдать высоким самоконтролем: мол, я отказываюсь от импульсивности и предаюсь анализу.

Так или иначе, контролировать себя во время торговли и вообще в жизни придется: это наиболее адаптивная стратегия. Главное, чтобы самоконтроль равномерно распределялся по всем областям жизни человека, а не приводил к импульсивным поступкам сразу же за пределами офиса.

1Стюарт Уолтон и Стив Уотсон — трейдеры и управляющие.

Джек Швагер, автор книги «Маги фондового рынка»

«Трейдеры, интервью с которыми я предложил вниманию читателей, разнятся как по используемым методам торговли, так и по образованию, опыту работы, характеру, наконец. Между тем всех их объединяет несколько родственных черт. Одна из этих черт — высочайшая дисциплинированность… Любая, даже самая эффективная стратегия не даст положительного результата, если трейдер не будет соблюдать самую жесткую дисциплину. Вот что говорит новичкам Стюарт Уолтон: “Давать волю личным амбициям, чувствам — никогда. В этой работе нельзя давать волю своему эго, иначе один телефонный звонок — и ты разорен”… Любопытно, что, хотя многие люди приходят на фондовый рынок в надежде на “эмоциональную встряску”, “маги” рынка постоянно советуют новичкам подавлять эмоциональное начало в процессе торговли. По словам Стива Уотсона1, “инвестор должен оставаться бесстрастным. Стоит эмоциям возобладать над рассудком, и торговое решение окажется ложным”».

Новости партнеров

    «D`»
    №5 (92) 15 марта 2010
    Второй эшелон
    Содержание:
    Сила заготовки

    Компания «Русполимет» выглядит привлекательно, как новый «Ягуар», который стоит в чулане для трехколесного велосипеда

    Реклама