Преемник

Москва, 15.11.2010

В мировом финансовом сообществе случилось большое оживление. Еще бы, такого громкого повода можно ждать годами, и тут вдруг обломилось: один из самых знаменитых инвесторов современности Уоррен Баффет решил выбрать себе преемника на пост руководителя Berkshire Hathaway. А ведь как-никак в управлении компании находятся активы на $100 млрд. Весьма лакомый кусочек! Желающие поуправлять этим богатством были всегда, и вот теперь одному из них представилась реальная возможность!

Между прочим, Уоррен Баффет является одним из столпов современного неомальтузианства и проповедником идеи сокращения населения нашей многострадальной планеты. Не всякого населения, конечно, а совершенно определенного — того, что не входит в неприкасаемую касту Богоизбранных Народов. И речь идет не только о неграх и китайцах. Русским якобы в этом списке отводится одно из самых почетных мест. Не случайно «организации семейного планирования» плодятся сегодня как тараканы в каждом российском городе. С другой стороны, $100 млрд — такие деньжищи, что на неомальтузианские взгляды Баффета можно и не обращать внимания.

Так что всевозможные управляющие и аналитики со всего мира, в том числе авторитеты и горлодерики Гурустана, абсолютно трезво взвесив свои шансы, решили принять участие в гонке претендентов на кресло преемника. Правда, при этом не лишним для них было бы понравиться самому Уоррену Баффету, но это, как говорится, дело техники. В общем, управляющие на время передали дела в своих инвесткомпаниях помощникам и бросились составлять резюме, чтобы опередить конкурентов.

Большинство наших будущих преемников решили упирать на то, что российский фондовый рынок, на котором они имеют честь успешно подвизаться, является рынком развивающимся. А где, как не на развивающемся рынке, который, словно остров в океане, подвергается бесконечным приливам и отливам денежных волн, гоняемых зарубежными инвесторами и другими спекулянтами, можно набраться бесценного опыта? И коли управляющий успешно барахтается в бурных волнах российского рынка, то почему бы ему не порулить яхтой Berkshire Hathaway уже в международных, но относительно спокойных водах?

Кроме этого, наши отечественные претенденты обладали такими эксклюзивными качествами, о которых зарубежные коллеги могли только мечтать. Один из них, к примеру, признанный мастер по высадке пассажиров с рыночного поезда. Другой одно время занимался тем, что усердно стирал следы копыт с биржевых графиков. Третья гоняет зайца по рыночному полю, и не за один рубль, как какие-нибудь неудачники. Четвертый управляет деньгами по принципу «лучше дразнить медведя в зоопарке, чем на фондовом рынке». Таланты!

В общем, потекли рекой резюме претендентов за океан, захлебнулась канцелярия Berkshire Hathaway, и встали, словно вкопанные, делопроизводство и документооборот компании. Видя такое безобразие, Уоррен Баффет вынужден был вмешаться лично. Поток документов стал оперативно направляться в мусорную корзину, а процесс принятия решения о выборе преемника пришлось поставить на плановую основу, исключив из него элементы хаоса.

Взоры Баффета обратились туда, куда в последнее время довольно часто поворачиваются головы многих членов инвестсообщества, — на Китай. Несмотря, кстати, на то что в качестве неомальтузианца Уоррен дверь в светлое будущее китайцам закрыл. Но это в целом, а для отдельных представителей Поднебесной можно, конечно, сделать исключение.

Одно из таких исключений и было сделано для китайца, который является воплощением американской мечты. Он родился и вырос в КНР, в 1989 году был одним из студенческих лидеров во время акции протеста на площади Тяньаньмэнь. После подавления беспорядков он уехал в США, где закончил Колумбийский университет и стал одним из первых в его истории выпускников, получивших три степени одновременно. По окончании университета китаец ушел работать в финансовую сферу, а сейчас он управляет собственным хедж-фондом LL Investment Partners, дружит с партнером Баффета Чарли Мангером и является миноритарным акционером китайской автомобилестроительной компании BYD.

В общем, всем хорош претендент. Смущало Баффета только одно обстоятельство: китайца звали не как-нибудь, а Ли Лу. «Вот черт, — размышлял Уоррен, — а вдруг этот Ли Лу — друг крепкого орешка и сам такой же крепкий? Не сломаются ли о них мои зубы?» В итоге, решив, что от греха лучше держаться подальше, Баффет Ли Лу забраковал.

После чего, не вступая в противоречие с неомальтузианством, выбрал в преемники Тодда Комбса — менеджера хедж-фонда из штата Коннектикут. Комбс до сего времени управлял сравнительно небольшой суммой денег, выражавшейся в сотнях миллионов долларов. Поэтому для аналитиков данное назначение стало неожиданностью. Но Баффет заявил, что «калибр Тодда» для него в самый раз. А наши претенденты вернулись к пошатнувшимся было делам в своих инвесткомпаниях, медведям, зайцам и лосям, и снова стали управлять активами, втайне надеясь, что скоро еще кто-нибудь из сильных мира сего тоже будет выбирать себе преемника.

У партнеров

    «D`»
    №21 (108) 15 ноября 2010
    Инсайдеры
    Содержание:
    Реклама