Япония вновь просыпается

17 января 2000, 00:00

Сначала хорошие новости. Японский народ, вернувший либеральных демократов к власти, не верит в то, что они перестали быть продажными. Однако их идеология поддержки бизнеса оказалась востребована в момент, когда речь идет о решении больших финансовых и экономических проблем страны.

 На всеобщих выборах, которые должны быть проведены до октября 2000 года, японцы продлят мандат коалиции, возглавляемой ЛДП, еще на четыре года. Они могут даже дать либеральным демократам большинство в нижней палате парламента. Однако правящая партия ничего не сможет поделать с нехваткой мест в верхней палате еще по меньшей мере в течение двух лет, а с учетом искаженного демографического состава этой палаты вполне возможно, что и в течение еще пяти. Поэтому в обозримом будущем Японией будет управлять коалиционное консервативное правительство.

Теперь перейдем к совсем хорошим новостям: в 2000 году экономика Японии вновь встанет на ноги. После тяжелейшей рецессии, продленной просчетами политических лидеров и усугубленной неумелыми действиями хваленой бюрократии, Япония должна испытать в 2000 году реальный рост на 2%, а в 2001 году, возможно, и на все 3%. Этому повороту в своей политической и экономической судьбе Япония во многом обязана одному весьма неординарному человеку. Когда партийные шишки предоставили в середине 1998 года пост премьер-министра Кейдзо Обути, от него ждали, что он будет просто временным руководителем. Брамины полагали, что этот лишенный харизмы лидер крупнейшей фракции ЛДП продержится на своем посту лишь несколько месяцев - он был назначен на остаток срока вместо излишне амбиционного премьер-министра Рютаро Хасимото.

Но сегодня у правительства самый высокий за многие годы рейтинг популярности. И тому есть причины. Поворот в экономике в основном произошел благодаря принятым в самом начале правления кабинета Обути мерам - по ликвидации банковской неразберихи в стране и вливанию инвестиций в иссохшее народное хозяйство.

Первые признаки оздоровления появились в январе-марте 1999 года, тогда все были удивлены экономическим ростом на 2%. Озадаченные экономисты один за другим стали пересматривать свои мрачные прогнозы. Большинство, правда, все еще считают, что г-н Обути слишком оптимистичен, обещая народу экономический рост на 0,5% годовых за финансовый год, заканчивающийся в марте 2000 года. Однако все признают, что премьер-министр остановил спад и возобновил экономический рост. Предпочитая не рисковать и не ставить под угрозу нежные ростки возрождения, а также, чтобы не оттолкнуть избирателей, которым вскоре предстоит идти на выборы, ЛДП проголосовала в сентябре прошлого года за то, чтобы оставить г-на Обути на второй срок.

Возрождение экономики возможно, но это не означает ее выздоровления. Окончательно похоронив миф о пожизненной работе людей на своих фирмах, японские компании поднимут теперь уровень безработицы выше уровня в Америке - более чем до 6% за 2000 год: они сокращают кадры и осуществляют реформы своей деятельности во всех отношениях так же энергично, как это делали американские фирмы лет десять назад.

В 2000 году пятки японским менеджерам будут жечь два совершенно новых фактора. Один из них - грядущее изменение системы бухгалтерского учета. С апреля японским фирмам придется составлять свои консолидированные счета по международным стандартам. Закроются лазейки, которые позволяли им скрывать убытки от своих инвесторов, а прибыль - от налоговых инспекторов. Должным образом составленные консолидированные отчеты выявят также весь ужас их пенсионных проблем. Даже у самых уважаемых японских компаний непрофинансированные из бюджета обязательства по пенсионному обеспечению будут еще много лет отнимать значительную часть прибыли.

Второй фактор, который заставит корпоративную Японию латать дыры в 2000 году - совершенно новый подход государства к банкам. Ушли в прошлое те дни, когда министерство финансов могло покрывать любые глупости японских банкиров, обеспечивая рентабельность даже самым некомпетентным из них. Вместо того чтобы слепо раздавать ссуды всем подряд, впредь японским банкам придется взвешивать все риски, связанные с каждой такой ссудой, используя в качестве критериев возможности предоставления ей кредита чуждые им показатели. Такие, например, как прибыль компании на инвестированный капитал, ее корпорационную стратегию, разработку новых изделий и ее репутацию на рынке. А расценки на банковские кредиты будут устанавливаться по международным конкурентоспособным ставкам. С 2000 года стоимость капитала для японских компаний будет крайне высока. Волна слияний, которая за этим последует, может легко поднять планку безработицы и до 10%. К счастью, с 2000 года и далее эти трудности будут облегчаться тем фактом, что экономика уже пошла в гору.