Гонка за механическим зайцем

Сергей Вакуленко
7 февраля 2000, 00:00

Биржевой бум Интернет-компаний - явление из области массовой психологии и к реальным бизнес-перспективам Сети не имеет никакого отношения

Наблюдения в течение последнего года за победным шествием индекса NASDAQ, битком набитого акциями Интернет-компаний, на фоне стагнирующего Dow Jones не может не озадачивать. Общим местом стало утверждение, что старые способы оценки компаний по занудным показателям вроде отношения "цена/прибыль" (P/E) непригодны для дивного нового мира Интернета, где считанные компании имеют положительные текущие доходы и уж совсем единицы работают с прибылью. Несмотря на это, компаниям вроде Google.com, придумавшим новую парадигму поиска информации в Сети, тяжелее нанять повара в кафетерий, чем получить очередной транш венчурного капитала.

Стандартным ответом на вопрос, во что, собственно, вкладываются покупатели акций Интернет-компаний, является следующий: мы присутствуем при рождении нового сектора бизнеса, который если не убьет, то заставит потесниться все прочие секторы, через десять лет этот сектор будет стоить миллиарды. Один раз, мол, уже проспали, когда не верили, какое место займут компьютеры в жизни общества, больше не проспим. Эксперты и газеты пускаются в пространные рассуждения о том, как вмиг изменятся бизнес и коммерция при развитии средств коммуникаций, средств доступа и обработки данных, как много стоимости будет при этом создано, и очевидно, вся эта потенциальная стоимость и будет пожата Интернет-сектором.

Спору нет, ускорение коммуникаций, возможность точного учета каждой потребности намного убыстряют работу рынка. "Невидимая рука" работает куда быстрее и точнее, транзакционные издержки снижаются, кумулятивный спрос растет. Попутно снижаются остатки на складах, в силу большей координированности хозяйства уменьшается омертвленный в товаре, производственных мощностях, сырье капитал, который нужно придерживать на непредвиденные случаи, которых, правда, становится все меньше - в силу владения информацией. Заметим, большая мобильность экономики усугубляет и негативные эффекты. Так, всемирная интеграция финансовых рынков привела к вспышке "азиатского гриппа" в Бразилии и России. Кстати говоря, эффект от снижения остатков на складах хотя и положителен, но одномоментен, так что его переоценивать не стоит.

Стоимость благодаря Интернету, несомненно, создается. Но причем здесь Интернет-компании? Не логичнее ли предположить, что львиную долю этой прибавленной стоимости разделят потребители и производители с громоздкими ныне цепочками поставщиков, как Ford и General Electric? Так, железным дорогам сто лет назад не удалось стать сверхприбыльными предприятиями, хотя национальные рынки появились именно благодаря им. Если кто крупно и разбогател, так Карнеги и Рокфеллер - поставщики стали для рельсов. Несомненно, свою долю за посредничество и транспорт Интернет-сектор получит, но кто сказал, что большую? Тем более что в отличие от железных дорог естественной монополией в Сети и не пахнет.

Наконец, согласимся все-таки с утверждением, что Интернет-сектор через десять лет будет стоить миллиарды. Но определить будущих лидеров этого сектора совершенно невозможно. Нет никаких аргументов в пользу того, что ими будут сегодняшние лидеры сетевого бизнеса, скажем Yahoo! Тот же Microsoft 12 лет назад отнюдь не был лидером в тех секторах, в которых работал, зато знаменитые тогда Ashton-Tate или Digital Research ныне не стоят ничего.

Тем не менее show must go on, и NASDAQ продолжает свое победное шествие. Почему? Начать с того, что действует теория "большего дурака": если есть уверенность, что найдется дурак, готовый выкупить ваш пай завтра дороже, чем вы платите сегодня, то надо покупать, как бы глупо это ни было даже сегодня. Только надо убедить через прессу возможно большее количество дураков в том, что надо хватать перрон, ибо вокзал отходит, и завтра будет дороже.

Вторая причина в том, что в мире инвестиционных банков и фондов, которые накачивают эту истерию, крайне мало реальных специалистов, понимающих, что же именно происходит в нарождающейся индустрии. Боясь прослыть ретроградами или малокомпетентными специалистами, свежеиспеченные эксперты в области электронного бизнеса вынуждены повторять друг за другом оптимистические оценки во все более превосходных степенях.

На волне ажиотажа вокруг растущих как на дрожжах акций Интернет-компаний делают хорошие деньги адвокатские, финансовые и консалтинговые фирмы, а поскольку сотрудников этих фирм и приглашают в качестве экспертов CNN и Financial Times, то фанфары по поводу доходности Интернета и окрестностей звучат еще громче.

Предположим, что Интернету все-таки уготовано великое будущее и многомиллиардные капитализации Интернет-компаний оправданны. Тогда возникает вопрос: когда же именно их сегодняшние биржевые оценки будут подкреплены реальными доходами? Нетрудно посчитать, что при ставке 12% годовых (сегодня это минимальная стоимость капитала для Интернет-компаний в США) чистая приведенная стоимость каждого доллара прибыли, ожидаемой через 10 лет, составляет 32 цента. Доллар прибыли, ожидаемой через 15 лет, "стоит" сегодня уже 18 центов. Понятно, что даже малая ошибка в сроках и объемах воплощения великого будущего ведет к полному обнулению ожидаемых дивидендов.

Каков же итог? Я верю в информационное будущее и верю в то, что Сеть будет важным сектором бизнеса. Я покупаю книги, пользуясь услугами Amazon.com, и билеты на сайте Travelcity. Правда, я вкладываю сбережения в акции FedEx, Cisco и Chrysler.

Я знаю людей, которые неплохо разбогатели, вовремя вложившись в МММ и вовремя оттуда выйдя. Но с детства я хорошо помню, что на любой рулетке выигрывает казино.