Кидай своих, чужие испугаются

Никита Кириченко
10 апреля 2000, 00:00

Марш подводников: "Проверяй глубиной погруженья чистоту своей первой любви!"

Помните культовую трилогию Бориса Житкова для детей из эпического цикла "Что бывает"? Похоже, она называлась "На суше, в воде, под водой".

Понимаешь, что бывает и не такое, когда президент твоей Родины летает на истребителе с ядерным чемоданом за пазухой, погружается на усталой подлодке, ходит на флагманах, спускается с гор на лыжах, одерживает блестящие победы в предгорьях и на татами, ночами встречается с губернаторами, и все это не мешает ему быть президентом.

Короче, ВВП - президент всех российских стихий! Действительно, лучше уж бороздить просторы, чем играть на ложках в Кижах, дирижировать оркестром в Берлине и плясать на эстраде в бывшем Свердловске ради голосования сердцем.

Впрочем, осознаешь, что ВВП, совершая все это, находится как раз в своей стихии и резвится в ней, как молодой афалин, благо здоровье позволяет.

Посетители дельфинария ему: "Не обмани чаяний о социальном контракте и либеральной идее!" - он им: "Не боитесь, приду первым!" И пришел.

"Первый" велел Грефу писать. Он и пишет либеральную симфонию для услады слуха проголосовавших за СПС. Между тем благословляются методы создания черно-цветного металлургического суперсиндиката под управлением старых членов семьи Бывшего. По сравнению с этим форменным жупелом Потанин и "Норникель" представляются лавками Аарона из "Трехгрошовой оперы".

Про то, как на первом же думском заседании "Медведь" кинул СПС, все помнят.

Опять же: Примаков, говорят, - ястреб. Развернул самолет над Атлантикой, поссорился с НАТО и МВФ, впал в изоляционизм. Стоило Европе указать России на несовпадение вывески правовой страны с безобразиями, которые творятся в Чечне российскими гражданами разных убеждений, как Ястржембский сообщил всему миру, что России Европа совсем не нужна, а Касьянов, что деньги МВФ - тоже.

Некто довел до сведения Сайдулаева, Гантамирова и муфтия Кадырова, что Чечне, после победы русского оружия понадобится национальный вождь. Видимо, тот же самый некто даже намекнул, что столицу Чечни перенесут в Гудермес, а за взятие шестого микрорайона положено звание Героя России. В результате в швейцарском банке нашлись и с повинной были возвращены бюджетные средства, истраченные на покупку у боевиков оружия для нужд грозненской народной милиции, а Гудермес сдался без единого выстрела. Потом, правда, прошло совещание глав администраций освобожденных районов Чечни. Все главы были в камуфляже, а одна барышня из Гудермеса - в веселеньком сарафанчике из розового крепдешина. Она и сообщила миру о единодушной просьбе глав к ВВП о введении в Чечне прямого президентского правления года на два-четыре и решении глав, что по окончании срока прямого правления всенародно избранный президент Чечни должен быть непременно русским по национальности. Видимо, так и будет.

Как хотелось многим российским капиталистам вложить свои трудовые накопления в экономику Питера! Напрямую вложить, а не через Тамбов. Вот, говорят, вам Орлеанская дева, родная сестра музы Некрасова с Сенной, Матвиенко ее фамилия. Она и в горящую избу, и на костер взойдет, не то что в криминальную столицу или там Руан какой-нибудь.

Дева растворилась в коридорах Белого дома, равно как и собранные капиталистами-антитамбовцами - скажем аккуратно - подписи в ее поддержку.

Мало того, обществу послали сигнал, что происходящее в Питере в целом устраивает Кремль и роль Яковлева в судьбе Собчака, возможно, не так уж фатальна. Действительно, говорят, что на острове Святой Елены англичане Наполеона мышьяком травили, что же теперь в Санкт-Петербурге с Блэром на "Войну и мир" не ходить?

Не стоит говорить и о тех популярных в Питере людях, которые не выставились в губернаторы ради кандидатуры, поддерживаемой ВВП. Шансы победить Яковлева у них имелись, но теперь уже нет времени на игру. Кстати, еще говорят, что кому-то из них обещали за помощь в организации победы Матвиенко ее место в Москве. Ну не получилось!

Как, впрочем, не получилось провести кандидатов, которых ВВП поддерживал на выборах в Ленобласти (тогда еще не так явно), затем в Мособласти и Москве, да и в Питере. Кто виноват? Ясное дело, двадцать пять миллионов электората этих регионов, не оценивших замыслов ВВП и в этой связи не ответивших любовью на любовь.