Noga хватает за прошлое

Андрей Галиев
29 мая 2000, 00:00

Арест российских активов по иску швейцарской компании свидетельствует: у России отсутствует механизм защиты ее внешнеэкономических интересов

Обострившийся конфликт "Noga d`Importation et d`Exportation против Российской Федерации" относится к числу благополучно проспанных проблем. И ладно бы российскими средствами массовой информации (американское издание по энергетике (!) FreshFUEL сообщило об обострении еще 8 мая этого года), так нет - российскими государственными институтами - от Службы внешней разведки до Кабинета министров, призванными предвидеть и предотвращать возникновение серьезных государственных проблем.

Претензии швейцарской компании Noga уже относятся к их числу.

Иск к государству

18 мая этого года один из парижских судов в обеспечение иска компании Noga наложил арест на средства, находящиеся на счетах российских структур в Eurobank - дочернем банке Банка России. Всего на нескольких десятках счетов были обездвижены приблизительно 63 млн долларов. При этом проводки по счетам осуществляются в нормальном режиме, а арестованные средства не могут быть списаны до специального решения суда. У Eurobank есть месяц для того, чтобы оспорить решение об аресте.

Мы не располагаем списком держателей этих счетов. Однако, если судить по тому, что их интересы в суде будет представлять "дочка" ЦБР, а также по имеющемуся опыту тяжб с Noga (о нем - чуть ниже), можно предположить, что речь идет о счетах организаций и компаний, имеющих в числе учредителей представителей российского государства. Более того, вряд ли все эти структуры (уж больно их много!) когда-либо имели отношения непосредственно с компанией Nogа. Следовательно, фактически парижский суд удовлетворил иск швейцарской компании к российскому государству. Если же аресту, как утверждают некоторые источники, подверглись и средства самого Банка России, создается и вовсе скверный прецедент: по дефолту российского правительства предъявляется регрессный иск к ЦБ.

Скорее всего, иск пока удовлетворен частично: по данным швейцарской Le temps от 24 мая, общая сумма претензий владельца Noga Нессима Гаона "к России" составляет 680 млн долларов.

Странное соглашение

Все началось на заре новой российской государственности, в несытом 1991 году, когда правительство Ивана Силаева изыскивало возможность наладить поставки в страну продуктов питания, сельхозхимии и ТНП. Нашли - швейцарскую компанию Noga d`Importation et d`Exportation, с которой в период с апреля 1991-го по февраль 1992 года были заключены кредитные договора почти на 1,5 млрд долларов. Под эти кредиты, которые должны были погашаться поставками нефти, мазута и газа, сама Noga обязалась поставить в Россию искомые товары.

Все шло более или менее гладко до весны 1992 года, когда "Роснефтепродукт", а затем и "Союзнефтеэкспорт" (контрагенты Noga по поставкам) прекратили отгрузку в адрес швейцарской фирмы. Вероятнее всего, к этому моменту у нового российского правительства во главе с Егором Гайдаром накопилась критическая масса вопросов по ранее достигнутому соглашению. И немудрено, поскольку вид оно имело действительно странный.

Во-первых, учет кредита по этому соглашению производила сама Noga, а не банки кредитора и заемщика, как это заведено. Во-вторых, как следует из недавнего интервью бывшего замминистра финансов Андрея Вавилова журналу "Деньги", "комиссионные главы фирмы Нессима Гаона официально составляли 33%". Согласитесь, мягко говоря, многовато. В-третьих, как сообщает на своем персональном интернет-сайте бывший вице-премьер Александр Шохин, Гаон создал под поставки в Россию некий страховой фонд, о котором российской стороне толком ничего не было известно. Шохин предполагает, что фонд шел на взятки. И в-четвертых, в соглашении с Noga почему-то был оговорен отказ российского правительства, выступавшего гарантом по кредитам, от суверенного иммунитета: при возникновении конфликтной ситуации обеспечивающее иск Noga взыскание могло быть наложено на авуары российской стороны за рубежом.

За какие такие заслуги Нессиму Гаону был обеспечен режим суперблагоприятствования, остается невыясненным. В 1993 году еще в еженедельнике "КоммерсантЪ" мы предположили, что под кредитные договора могло быть подверстано обязательство Гаона выкупить у России за 160 млн долларов долг Нигерии, где у Noga был крупный бизнес. Мол, Гаон обязательства не выполнил, вот дела с ним и свернули. Но это не более чем догадка.

Издевательски старая история

Факты же таковы. 14 декабря 1992 года Noga обратилась к очередному российскому правительству - под руководством Виктора Черномырдина - с письменным требованием о выплате почти 300 млн долларов. По словам Шохина, "Гаон обратился с такой же просьбой к президенту Ельцину, используя лоббистские возможности президента Израиля, поскольку он - его зять и компаньон. Даже конгрессмены США писали письма высшему российскому руководству". Учитывая давление, правительство РФ приняло решение заплатить часть требуемой суммы (и заплатило, по разным данным, от 30 до 90 млн долларов), оговорив, что остальная часть будет выплачена после тщательной выверки встречных обязательств.

Это компанию Noga не устроило, и она подала в суд Люксембурга иск, который был удовлетворен: в июне 1993 года на часть авуаров российского правительства, ЦБ, Минфина, Минэкономики, Внешэкономбанка, Внешторгбанка и внешнеторговых объединений был наложен предупредительный арест. Тогда (только тогда!) российская сторона провела с помощью аудиторской компании Price Waterhouse ревизию всех поставок и выяснила, что не Россия должна Noga, а швейцарцы России около 100 млн долларов. Иск был опротестован, Банк России доказал, что никакого отношения к долгу государства не имеет, средства (по утверждению бывшего зампреда ЦБ Сергея Алексашенко, не все) были разблокированы, но само судебное разбирательство - уже в Стокгольмском арбитражном суде - продолжалось аж до 1997 года.

Это странно, но тоже факт: относительно того, какое именно решение принял тогда стокгольмский арбитраж, есть разные мнения. Александр Шохин утверждает, что заявленный Нессимом Гаоном долг (постепенно разросшийся с учетом упущенной выгоды то ли до 650, то ли до 750 млн долларов) "был оставлен без внимания", и только "сейчас, судя по всему, арбитраж пересмотрел свое решение". В этом мнении с Шохиным солидарен Вавилов. А вот Виктор Геращенко в интервью газете "Ведомости" и американская Financial Times считают, что еще три года назад арбитраж подтвердил право Noga претендовать на российские активы.

Впрочем, неважно. Ведь и в том, и в другом случае получается, что за девять лет, прошедших с момента подписания крайне странных соглашений с компанией Noga, в нашей стране так и не был создан механизм защиты ее внешнеэкономических интересов. Просто в первом случае оказывается, что у нас никто не обращал внимания на подачу исков против Российской Федерации сначала в стокгольмский арбитраж, а затем в парижский суд (на это, скорее всего, потребовались месяцы). А во втором получается, что мы просто игнорировали решение арбитража на протяжении трех лет.

А ведь нужно-то для начала всего ничего: чтобы кто-то во власти этим озаботился, организовал соответствующую координацию государственных служб и, поскольку за наше государственное жалование трудно бодаться с профессиональными зарубежными юристами, нанял команду высококлассных правоведов-международников. Пока это не произойдет, господин Гаон, ныне оказавшийся в очень непростом финансовом положении (Кантональный женевский банк, одним из крупнейших заемщиков которого он является, собирается выставить имущество Noga на продажу), так и будет пытаться решить свои проблемы, обещая кредиторам не сегодня-завтра "русские деньги".

Вот уже и суды в США (в Кентукки и Нью-Йорке) приняли от Noga d`Importation et d`Exportation иски к РФ. Как утверждает упоминавшийся в начале статьи FreshFUEL, в качестве обеспечения Нессим Гаон рассматривает российский природный уран, складируемый в США в рамках сделки "ВОУ-НОУ".