Новая немецкая экономика

Дан Медовников
5 июня 2000, 00:00

Мировой лидер в производстве программных решений для бизнеса компания SAP атакует виртуальные рынки

"Выступление канцлера сегодня, пожалуй, самое сильное впечатление. Увидеть главу государства в роли человека, разбирающегося в вопросах информационных технологий и новой экономики вообще, - большое счастье для страны. Я по-хорошему завидую немцам", - рассказывал корреспонденту "Эксперта" один российский топ-менеджер в кулуарах регулярной выставки-конференции SAPPHIRE, проходившей в конце мая в Берлине.

SAPPHIRE - впечатляющее мероприятие, организуемое одним из лидеров немецкого хай-тека компанией SAP AG раз в год для клиентов, партнеров и прессы (общее количество приглашенных превышает десять тысяч человек). Внимание к нему первых лиц государства (до Герхарда Шредера на SAPPHIRE выступал Гельмут Коль) вполне объяснимо: SAP, чей оборот в прошлом году составил 5,11 млрд евро, сегодня - компания номер один в мире по производству программных решений для бизнеса и номер четыре в сфере ПО в целом.

Образовали SAP в 1972 году пятеро системных инженеров из немецкого филиала IBM, отчаявшиеся убедить руководство в жизнеспособности своей идеи: создании вместо индивидуальных систем для корпоративных клиентов стандартизированных программных пакетов, помогающих отслеживать ситуацию в компании и принимать решения в режиме реального времени. Надо отметить, что "айбиэмовцев" тоже можно было понять - предложение описать в единой схеме все многообразие бизнес-процессов, происходящих в разных компаниях, работающих к тому же в различных отраслях, выглядело чересчур революционно. "Голубой гигант" решил не рисковать и проиграл - на родившемся вследствие инновации SAP рынке, преодолевшем к середине 90-х отметку в 7 млрд долларов, достойную конкуренцию немцам смогли составить всего несколько компаний, в числе которых IBM не было. Прежде всего стоит отметить американские Oracle и PeopleSoft и голландскую Baan, чьи доли рынка, правда, по сей день уступают доле немецкого лидера. Атаковав мировой рынок в начале 80-х с помощью системы R/3, SAP находила себе клиентов практически во всех сферах бизнеса (от энергетики до розничной торговли) благодаря тому, что ее разработка позволяла встраивать в систему специально разработанные для каждой отрасли модули, не меняя ее общей идеологии (модули, ответственные за бухучет, логистику, кадры etc оставались неизменными).

По эту сторону Атлантики

Нынешний SAPPHIRE в полном соответствии с бизнес-модой проходил под знаком интернет-технологий. Некоторые наблюдатели в последнее время упрекали SAP в том, что она не торопится застолбить себе место на виртуальном рынке, отдавая слишком много сил и времени традиционному корпоративному программированию. Сопредседатель совета директоров SAP Хассо Платтнер не без торжества в голосе констатировал на пресс-конференции, что новая система mySAP.com, призванная заменить R/3, должна развеять всякие сомнения на этот счет. Более того, он предложил тому, кто найдет на рынке корпоративную систему, работающую со Всемирной паутиной лучше, продать mySAP.com с приличной скидкой (при этом Платтнер не удержался от ехидного замечания в адрес Oracle).

Насколько саповский вариант лучше предложений конкурентов, судить не беремся, но то, что Германия всерьез решила догонять Америку в сфере новой экономики, SAPPHIRE-2000 продемонстрировал совершенно четко. И Хассо Платтнер, и генеральный директор SAP Хеннинг Кагерманн в унисон убеждали клиентов и журналистов, что будущего у автономных систем управления предприятиями нет, что пора переходить к системам, управляющим межкорпоративными связями и стандартизирующим отношения агентов на электронных рынках вдоль всей цепочки сделок и поставок. Доктор Кагерманн даже сделал изящный реверанс в сторону институционалистов, напомнив, что транзакционные издержки в мировой экономике уже превышают трансформационные и World Wide Web как раз та штука, которая может их критически снизить. Отец институционализма Роберт Коуз еще в 30-х годах пытался объяснить экономическую необходимость существования фирмы тем, что внутри нее рынок отсутствует, вследствие чего издержки внутрифирменных транзакций практически обращаются в ноль. Похоже, новая экономика идет дальше, Коуз и предположить не мог, что интернет-предприниматели всерьез начнут говорить о тотальном падении транзакционных издержек на самих рынках (правда, сначала им нужно стать виртуальными). Для этого транзакции на них нужно соответствующим образом организовать, что и призваны делать системы вроде mySAP.com.

Но самым красноречивым сторонником новой экономики оказался все-таки Герхард Шредер. Начав с того, что ее стремительный приход меняет не только характер бизнеса, но и структуру общества, он заверил гостей SAPPHIRE, что политическая элита примет в грядущих преобразованиях такое же активное участие, как и элита экономическая. Правда, успехи в новой экономике не должны привести к ухудшению ситуации в "старом" секторе. "Мы, немцы, всегда были впереди в умении интегрировать новые технологии в традиционное производство. И сейчас нужно сделать так, чтобы люди, изучившие 'новоэкономические' специальности, перетекали в классические отрасли, обогащая их". Канцлер объяснил сегодняшний дефицит в Германии специалистов по информационным технологиям тем, что на рубеже 80-90-х в экономике не было создано достаточно рабочих мест в этой области и молодежь потеряла интерес к изучению соответствующих дисциплин, и заверил, что ситуация будет в корне изменена. В частности, до конца 2000 года будет создано 60 тысяч рабочих мест в "новом секторе", а на обучение специалистов из бюджета будет выделено более одного миллиарда немецких марок.

С точки зрения Шредера, Германия может гордиться такими транснациональными корпорациями, как SAP, но не стоит забывать и о том, что в новой экономике большую роль будет играть средний и малый бизнес. Поддержка его сверху уже началась: бундестаг принял программу налоговой реформы, которая позволит в ближайшие пять лет сэкономить немецким средним и малым компаниям 75 млрд немецких марок. По-видимому, головокружительный успех Силиконовой долины, где новообразованные фирмы со штатом в несколько человек в считанные месяцы увеличивают свою капитализацию в тысячи раз, не дает немцам покоя. Вообще к "успешному опыту США" канцлер обращался в своей речи не один раз, и невольно возникало ощущение, что новая политическая элита Германии и восхищается экономической моделью своего заокеанского партнера, и испытывает к ней ревность.

После выступления Шредера корреспондент "Эксперта" решил проверить свои впечатления, пообщавшись с управляющим директором SAP СНГ Марко Буркхардтом (благо он отлично владеет русским - в свое время закончил МЭИ).

Здоровый рост

- Господин Буркхардт, сейчас все увлечены новой экономикой, между тем NAZDAQ ведет себя в последнее время достаточно нервозно, а мнение о том, что акции интернет-компаний чудовищно переоценены, стало общим местом...

- С одной стороны, многие "новые" фирмы на американском фондовом рынке действительно оцениваются совсем не правильно, так как у них почти нет прибыли, и какой-то спад произойдет обязательно. С другой стороны, совсем неплохо то, что сегодня в Германии все больше людей предпочитают небольшим банковским процентам по вкладам зарабатывание денег на акциях высокотехнологичных компаний. В результате отрасль получает инвестиции. Курс, конечно, растет, но я бы назвал это здоровым ростом.

- То есть то, что вы потеряете на NASDAQ, вы во Франкфурте наберете?

- Ну можно и так сказать.

- SAP сейчас делает ставку на Интернет, вы не боитесь атаковать рынок, на котором американские компании освоились уже давно?

- Жесткая конкуренция с ними, конечно, неизбежна. Но с другой стороны, у нас много ресурсов. Над разработкой ПО в SAP работают больше пяти тысяч человек. Если принимается решение развивать какое-то определенное направление, мы в состоянии сконцентрировать на нем большие силы, что дает быстрый эффект. Проблемы у нас только в том, что мы уже достаточно большая компания и сам процесс принятия решения более сложный, чем в маленьких фирмах. Маленькая американская фирма, в которой работают два-три человека в каком-то гараже (они любят начинать развитие с этого), более мобильна и быстрее набирает на бирже. А у нас работают больше двадцати тысяч человек, управлять и принимать решения приходится совсем по-другому. Но все равно мы остались достаточно гибкой организацией, и если решили двигаться в направлении Интернета, то добьемся успеха.

- Какая часть общего объема инвестиций SAP приходится на Интернет?

- Точно сказать затрудняюсь, но думаю ,что сейчас около половины, причем эта доля все время растет. Изменения происходят очень быстро, еще два года назад в Германии такого интернет-бума, как в Америке, и в помине не было, а раскройте сейчас любую немецкую газету - каждый день о Всемирной паутине и электронной коммерции пишут. Весь крупный немецкий бизнес двигается в этом направлении (зачастую в сотрудничестве с нами): и "ДаймлерКрайслер", и Дойчебанк, и "Дойчетелеком", продолжать можно долго. Мы сейчас сделали еще один шаг вперед и создали независимую компанию - дочернюю фирму SAP, которая специально занимается электронной торговлей и созданием рынка в Интернете.

- А вообще с каким рынком SAP связывает большие надежды, европейским или американским?

- На самом деле европейский и американский рынки одинаково сильны, у нас обороты в Европе такие же, как в Америке, - один к одному. Третий по величине рынок - это Тихоокеанский регион. И четвертый, который я вижу, хотя пока он еще не выделен явно для нашей корпорации, - это Россия и бывший Союз. Я думаю, что если скорость роста нашего местного бизнеса сохранится, то выделение СНГ в отдельный регион может произойти уже лет через пять. Но для этого нужно, конечно, увеличивать количество клиентов. Сейчас у нас их "только" сто тридцать. Это, с одной стороны, очень хорошо, а с другой - мало, если сравнивать с Европой и Америкой.

- Есть ли разница в эксплуатации систем SAP российскими предприятиями и западными?

- На Западе бизнес более предсказуем. Представьте, что вам нужно купить какой-то продукт. Я могу, например, настроить систему таким образом, что она по определенным критериям (скажем, ценовым) автоматически выберет поставщика, отследит поступление этого продукта на склад и переведет платеж в нужный банк. Российская реальность, к сожалению, другая. Здесь все слишком быстро меняется. Вот у генерального директора полетел сегодня на скважине насос, и, допустим, подворачивается ему поставщик, готовый за определенную сумму быстро предоставить новый насос. Директор эти деньги хоть сегодня ему заплатит. Но завтра, когда никаких аварий не происходит, критерии в выборе поставщика резко меняются.

- А какова структура российского спроса на ваши продукты по отраслям?

- В России у нас в первую очередь покупает, конечно, нефтегазовый комплекс, в металлургии многое делаем, немало инсталляций в энергетике и в телекоммуникациях. Есть первые контракты с банками. Пока совсем не захвачены госучреждения, впрочем, и в Германии с этим направлением есть определенные проблемы - бизнес здесь двигается не так быстро, как мы бы того хотели, несмотря на то что у SAP высокий лоббистский потенциал.