Анатомия кредитного бума

Елена Чиняева
12 июня 2000, 00:00

Начавшийся промышленный рост дает банкам шанс освоить неспекулятивный бизнес

Банкам, оставшимся на плаву после кризиса, в отсутствие высокодоходных спекулятивных инструментов не оставалось ничего иного, как обратить наконец свое внимание на реальный сектор экономики. Предприятия, в свою очередь, расширяют производство и остро нуждаются в заемных ресурсах. При этом потенциальные партнеры не могут найти друг друга, как будто бродят по лесу с завязанными глазами.

На рынке ощущается острая потребность не просто в кредитах, а в инвестициях, то есть в "длинных" деньгах - по нормативам ЦБ инвестиционным считается кредит на срок от одного года. Банки, естественно, четко фиксируют эту тенденцию - это видно даже по появлению специальных инвестиционных подразделений в их структурах, - однако даже самые крупные из них не в состоянии пока адекватно ответить на потребности рынка. Причин много, основных три - недостаток собственных ресурсов, краткосрочная структура пассивов и нормативные ограничения.

Капитализация всей банковской системы России составляет около 4 млрд долларов. А стоимость лишь одного из наиболее обсуждаемых российских проектов - строительства нового стана-5000 для производства труб большого диаметра в Нижнем Тагиле - оценивается в 1 млрд долларов. Выступая на недавнем съезде Ассоциации российских банков (АРБ) в Москве, ее президент Сергей Егоров отметил, что совокупный банковский капитал составляет только 3% ВВП против 5,5-6% ВВП до кризиса 1998 года.

Вместе с тем в структуре пассивов банков преобладают краткосрочные средства. По словам г-на Егорова, долгосрочные финансовые ресурсы банков составляют в настоящее время 100 млрд рублей, или 9% от общей суммы денежных ресурсов банков. В основном это вклады населения на срок более года. "Длинные" деньги банков, как правило, имеют иностранное происхождение.

Но даже имей банки долгосрочные ресурсы, они не могли бы ими воспользоваться в полной мере из-за жестких нормативов ЦБ, в частности по ограничению рисков на одного заемщика и резервированию кредитных средств. Так, банки должны резервировать в ЦБ суммы, равные кредитным. Это не только истощает и так не слишком великие банковские ресурсы, но и ведет к автоматическому понижению категории надежности банка, что, в свою очередь, затрудняет работу с зарубежными партнерами.

Затянувшийся переходный период

По словам Александра Мурычева, президента Ассоциации региональных банков России, объединяющих промышленно-строительные банки, "понятие инвестиций как кредитования в основной капитал на долгосрочной основе осталось только в воспоминаниях. Фактически инвестиций нет, кредитование свыше года считается долгосрочным, до года - среднесрочным, но в основном банки идут на кредитование до квартала или до года, не более". А ведь в свое время Промстройбанк СССР с его широкой сетью областных управлений был одним из самых мощных в мире банков по капитальным инвестициям, то есть осуществлял развитие промышленности с вложениями на десятки лет. Но специализированные советские банки - Промстройбанк, Жилсоцбанк и Госбанк СССР - не были в полном смысле инвестиционными, а лишь служили механизмом вливания бюджетных средств в отрасли, приоритет которых определялся очередным пятилетним планом. Ставки были фиксированными, а возврат средств условным - они поступали в общую копилку в виде продукции по мере героического перевыполнения производственных планов.

Когда в конце 80-х годов система специализированных банков разрушилась, возникшие на ее основе самостоятельные коммерческие банки должны были быстро приспосабливаться к новым реалиям. Естественно, не обошлось без крупных ошибок, особенно в кредитной сфере. В первые годы реформ доля невозвращенных кредитов была очень высока - до 25%.

В середине 90-х годов казалось, что вот еще чуть-чуть, и банковская система России наберет необходимый вес. Так называемые системообразующие банки, заработав на прокручивании бюджетных средств и спекуляциях на рынке ГКО, начали скупать перспективные предприятия в различных отраслях промышленности. По словам Валерия Степанова, председателя правления Омскпромстройбанка, "в отсутствие развитой системы инвестиционных институтов коммерческие банки активно включились в процесс перераспределения собственности не столько по причине того, что смогли аккумулировать долгосрочные ресурсы денежного рынка, в частности сбережения населения, сколько реализуя интересы своих учредителей и акционеров - крупнейших инвесторов. Инвестиционное кредитование также получило распространение при участии в проектах международных банков и зарубежных инвесторов".

Однако в результате банковского кризиса доверие к банковской системе, а также к государству со стороны потенциальных инвесторов, как отечественных, так и иностранных, было подорвано. "Многие предприятия, - говорит г-н Степанов, - пакеты акций которых находились в собственности банков, лишились финансового донора. Сохранившие платежеспособность коммерческие банки стали гораздо осторожнее относиться к долгосрочным вложениям в силу непредсказуемости будущего". Основные инвестиционные проекты Омскпромстройбанка касались технического перевооружения ряда предприятий области - Омской макаронной фабрики, компании "Омскавиа", издательского предприятия "Газетный двор", компании "Электросвязь" и других.

Период "проб и ошибок" сыграл свою роль. Как считает председатель правления банка "Павелецкий" Дмитрий Парамонов, "большинство производственных предприятий испытывали постоянную потребность в инвестиционных ресурсах на протяжении последних десяти лет, но сами, по сути, не были готовы к их получению по причине незавершенности этапа адаптации к рыночной экономике. В настоящий момент этот этап в основном пройден, поэтому у банков появилась возможность более реально оценивать перспективы реализации инвестиционных проектов". При этом качественно изменились и отношения между банками и предприятиями. Последние, по словам г-на Парамонова, "все чаще рассматривают банки как партнеров, понимая, что, если сегодня они не смогут наладить стабильное сотрудничество с банками и заработать положительную кредитную историю, завтра они не смогут использовать всего объема банковских кредитных продуктов, необходимых для успешного развития".

Основным критерием при рассмотрении инвестиционного - как и любого кредитного - проекта является минимизация кредитного риска и наличие у заемщика реальных перспектив развития. Вместе с тем в "Павелецком" отдают предпочтение клиентам, которые заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве - это, как правило, растущие предприятия ненулевого цикла с грамотным менеджментом, которые в состоянии эффективно использовать заемные ресурсы и вложить собственные средства, соразмерные с суммой кредита. Инвестиционный кредит должен помочь предприятию выйти на качественно новый уровень хозяйственной деятельности. Так, покупка при помощи банка "Павелецкий" плавильной печи позволила металлолитейному заводу включить в производственную цепочку переработку лома цветных металлов, а, купив новые автомобили, транспортная фирма значительно упрочила свои позиции на рынке пассажирских перевозок Москвы.

Полный финансовый цикл

Найти надежного заемщика - задача непростая, и если это удается - хорошо. Но это все равно что ожидать от лесной клубники, чтобы она была размером с садовую. Не случайно на рынке инвестиционных кредитов укрепляется другая тенденция - "вырастить" своего клиента, подготовив его к приему инвестиционных ресурсов. Для этого инвестиционная компания или банк должны владеть полным циклом банковских технологий, чтобы управлять рисками корпоративного менеджмента на всем пути реализации инвестиционного проекта и уметь провести клиента через все стадии подготовки к принятию инвестиций - от первичного аудита до, в идеале, Нью-Йоркской фондовой биржи.

По словам президента ИБГ "Никойл" Николая Цветкова, для развития инвестиционного рынка и государству, и банкам необходимо повернуться лицом к потребителю финансовых ресурсов. "Острый дефицит 'длинных' финансовых ресурсов сегодня, - говорит г-н Цветков, - это тот фактор, который должен побудить и президента, и правительство к созданию благоприятных условий для инвестирования". К таким условиям относится прежде всего изменение нормативной базы с целью снижения налогов по капитальным вложениям и оптимизации условий, на которых клиент готов выходить на рынок и брать деньги.

Второе условие успешного развития инвестиционного рынка, по мнению главы ИБГ "Никойл", - это качество работы профессиональных финансовых и инвестиционных институтов. В России под инвестиционным часто понимается банк, который должен давать деньги на длинные сроки под хорошие проценты, а в действительности инвестиционный бизнес - это комплекс технологий по привлечению "длинных" ресурсов, организации и финансированию долгосрочных проектов, управлению активами на фондовом рынке, а также корпоративному финансированию, то есть подготовке предприятий к инвестиционным проектам. Это означает и активное развитие брокерского бизнеса, и создание инфраструктуры фондового рынка - депозитариев, регистраторов, перевод их работы на международные стандарты. Это и подразделения, специализирующиеся на информировании инвесторов о ситуации в стране приложения их капиталов - в развивающихся странах эту функцию выполняют местные представительства крупных западных инвестиционных банков.

Именно по этой модели строится и сама ИБГ "Никойл" - это группа компаний, в которой коммерческий банк выполняет функции лид-менеджера. "К сожалению, - продолжает Николай Цветков, - в России сейчас нет юридической формулы такой работы, но и в рамках существующего законодательства мы довольно успешно работаем уже восьмой год. Инвестиционные проекты в структуре нашего кредитного портфеля составляют около пятнадцати процентов".

Если проект интересный, "Никойл" может купить долю акций - не более 10%. Инвестиционный банк не занимается производством, но покупка части акций является для клиента лишним доказательством того, что "Никойл" - партнер не только по инвестиционному кредитованию, но и по развитию его бизнеса. Управление акциями лишь один из 120 продуктов - финансовых, инвестиционных, инфраструктурных, - которые сегодня помогают ИБГ "Никойл" договариваться с партнерами. "Мы готовы вкладывать в проект от пяти до пятнадцати процентов собственных средств, - говорит г-н Цветков, - это аргумент для привлечения инвесторов. Сопровождение проекта осуществляется на всех стадиях, включая маркетинговые и банковские операции и контроль за целевым использованием средств. Факторинг позволяет нам, авансируя покупателей, стимулировать сбыт. Но самое важное - уже на этапе согласования условий финансирования мы разрабатываем стратегию выхода из проекта. Для этого у нас есть финансовые продукты, которые позволяют повысить ликвидность проекта и подготовить рынок с тем, чтобы выйти из него через акции".

Среди наиболее масштабных инвестиционных проектов "Никойла" - объединение в процессе приватизации около 40 предприятий в рамках единой акции НК "ЛУКойл" и подготовка их к приему внешних инвестиций, что позволило привлечь вместе с западными банками 1 млрд 40 млн долларов.

"Никойл" начинает и проекты по выводу российских компаний на международные фондовые рынки. Но это инструмент, требующий осторожности. Так, программа ADR эффективна для предприятий с текущей рыночной капитализацией не менее 30 млн долларов, а для среднего и мелкого бизнеса это скорее затраты, чем решение финансовых проблем.

Как поднять деньги

Многие банки показывают в последнее время впечатляющую динамику роста. Но при всем желании они не могут удовлетворить потребности рынка в кредитных и инвестиционных ресурсах собственными средствами - ведь выше головы не прыгнешь. Поэтому банки активно ищут способы пополнения своих финансовых ресурсов.

Естественно, самым эффективным источником дешевых "длинных" денег являются вклады населения. Однако монопольную позицию на российском рынке частных вкладов прочно занимает Сбербанк - на него приходится свыше 80% всех рублевых вложений населения. И даже ему не удается привлекать частные деньги на долгий срок - в структуре его пассивов преобладают краткосрочные депозиты. Быстрого изменения ситуации ждать не приходится: это связано с решением такой масштабной задачи, как возвращение доверия населения к банковской системе и государству в целом после кризиса 1998 года.

Наиболее быстрыми темпами идет восстановление рынка межбанковских кредитов. По словам президента АРБ Сергея Егорова, его оборот в настоящее время составляет 90 млрд рублей, однако в основном это однодневные кредиты, не используемые для кредитования предприятий. Вместе с тем утверждается и другая тенденция - банки сегодня уже готовы рассматривать варианты синдицированного кредитования реального сектора. Вице-президент Всероссийского банка развития регионов Игорь Чумаковский считает, что "объединение финансовых ресурсов банков при соответствующем распределении рисков для финансирования тех или иных значимых инвестиционных проектов является едва ли не единственной возможностью для российских банков участвовать в подъеме национальной промышленности и экономики".

Вопросы организации синдицированного или консорциального кредитования - одно из направлений деятельности Межрегионального банковского совета при председателе Совета федерации Егоре Строеве, в который входят руководители ряда устойчивых, преимущественно региональных, банков России. В то же время, по словам г-на Чумаковского, организация кредитных синдикатов и консорциумов с правовой и нормативной точек зрения остается неурегулированной, что требует вмешательства законодательной и исполнительной власти.

Появление в России действующих банковских консорциумов и синдикатов, считает Игорь Чумаковский, будет способствовать привлечению к участию в них иностранных финансовых организаций. Однако возврат на российский рынок зарубежных инвесторов - задача не из легких. По словам Азата Курманаева, президента Башкредитбанка, "на Западе еще не скоро забудут о моратории, объявленном по российским обязательствам два года назад. Поэтому сегодня отечественным банкам очень сложно получить аккредитацию в международных страховых агентствах экспортного кредитования, без чего ни один нормальный иностранный банк не выделит взаймы ни цента".

Остается еще фондовый рынок. Но в России этот высокотехнологичный механизм привлечения инвестиций используется мало и неэффективно. Как считает заместитель генерального директора инвестиционной финансовой компании "Метрополь" Алексей Кичаев, "говорить о том, что какой-то инвестор, покупая крупный пакет акций, приносит деньги предприятию-эмитенту, на сегодняшний день абсолютно неправильно. Сегодня он таким образом получает лишь возможность влиять на управление компанией". Позиция же многих банков, например Сбербанка и региональных банков ассоциации "Россия" (промстройбанки), заключается в том, что они, как правило, не стремятся войти в число акционеров предприятий-клиентов, покупать акции и участвовать в прибылях. По словам Александра Мурычева, "банки заинтересованы в таких вложениях там, где есть прибыли, прежде всего в экспортно-сырьевых отраслях, где выплачиваются ежеквартальные дивиденды, но какой смысл вкладывать деньги в стоящую промышленность, когда это не приносит дохода?" Кроме того, как считает заместитель председателя правления "Ист Бридж Банка" Владимир Ермолаев, акционеры компаний и сами не готовы продавать стратегическим инвесторам крупные пакеты акций своих предприятий, поскольку не хотят делиться полномочиями, а без этого их акции на открытом рынке никому, кроме "спекулянтов", не нужны.

Существующее налоговое законодательство тоже не способствует развитию инвестиций. По словам г-на Ермолаева, конечная цель инвестиций - получение большей доли добавленной стоимости через производство более конкурентоспособной продукции. Однако любое увеличение доли добавленной стоимости в продукте ведет к росту налоговых платежей. Для стимулирования инвестиций, по мнению г-на Ермолаева, необходимо установить регрессивную шкалу прямых и косвенных налогов при осуществлении прямых инвестиций.

Главная проблема сейчас в том, что для того, чтобы воспользоваться сложившейся благоприятной обстановкой в экономике в полной мере, надо реформировать все и сразу. Ведь сегодняшний промышленный подъем - это инерция надежды, если он не станет необратимым, начнется регресс всей экономики.