Право на авантюризм

Культура
Москва, 19.06.2000
«Эксперт» №23 (236)
Вопреки распространенному мнению настоящим примадоннам скандалы лишь мешают, считает Любовь Казарновская

Пройти мимо Любови Казарновской невозможно. Эта высокая статная москвичка с огромными темными глазами роковой женщины заметна и на сценах лучших оперных театров мира, где она сегодня исполняет классику, и в эфире отечественных молодежных музыкальных каналов, где ее видеоклип конкурирует с роликами Бритни Спирс и Аллы Пугачевой.

Узнав, что непредсказуемая г-жа Казарновская сегодня снова в Москве, трудно было удержаться от искушения побеседовать с ней.

- Не так давно глава Мариинского театра Валерий Гергиев сказал в интервью нашему журналу, что в восемьдесят девятом году невозможно было работать - в театре наступил кризис. Одной из причин кризиса был ваш уход из театра...

- Да, это правда. Гергиев долго не мог простить мне этого. В восемьдесят девятом-девяностом годах ушли из театра Лейферкус, Чернов и я - то есть ведущие певцы практически оголили основной репертуар театра. О себе так говорить нехорошо, но я была примадонной в Мариинке. Весь основной сопрановый репертуар был на моих плечах. Я пела в "Травиате", "Трубадуре", я пела Татьяну в "Онегине", Лизу в "Пиковой", Донну Эльвиру и Донну Анну в "Дон-Жуане". Найти замену, может быть, Гергиев и мог - Россия ведь полна голосами. Но к тому времени я была известна уже не только в Санкт-Петербурге, но и за рубежом.

В восемьдесят седьмом году Юрий Хатуевич Темирканов вывез наш театр в "Ковент-Гарден", где я очень хорошо прошла с "Евгением Онегиным". Мировая пресса сделала на меня ставку как на новое дарование из России. И поэтому я прекрасно понимаю Валерия Абисаловича. В течение пяти лет после этого у нас не было никаких отношений.

- Что же случилось на самом деле?

- Случилось то, что я вышла замуж за Роберта. К тому же я в руках тогда держала престижные контракты от Караяна в Зальцбург. Я получила сразу контракты с Венской оперой, с лондонским "Ковент-Гарденом", с театрами Парижа, Цюриха, Амстердама... По этим контрактам я должна была проводить за границей от полугода до восьми месяцев.

Когда я пришла в ОВИР, чтобы мне проставили непрерывные визы: Австрия, Швейцария, Голландия, Англия, - дама спросила: "Что, в России не будем находиться?" - "Ну почему же, я буду приезжать и отпевать свои спектакли в Мариинском театре". Она говорит: "Нет, дорогая, если вы вышли замуж, и вы хотите находиться 'там', значит, вы должны расстаться со своей трудовой книжкой и сняться с учета в театре". Я говорю: "Знаете, а я не хочу расставаться с Мариинкой". В ответ прозвучала грубая фраза, в переводе означавшая: "А по-другому, милая, у вас и не получится".

- И что же в Мариинке?

- Ну, когда я рассказала об этом Валерию, он, конечно, был в совершенном ужасе. Но сказал: "Я не знаю, что делать". Вот и пришлось мне расстаться с Мариинкой, что было очень печально, потому что я совершенно не хотела этого делать. Меня сняли с трудового учета, лишили квартиры, ни о каком продолжении стажа не могло быть и речи.

- И тем не менее спустя пять лет вы участвовали в проекте постановки штраусовской "Саломеи" с Мариинским театром?!

- Мы в

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (236) 19 июня 2000
    Борьба за власть
    Содержание:
    Обзор почты
    Тема недели
    Общество
    На улице Правды
    Реклама