Выиграли войну, проигрываем мир

Шамсудин Мамаев
4 декабря 2000, 00:00

Москва еще не решила, кто и как будет управлять Чечней

В конце ноября в Москву и на Северный Кавказ приезжала делегация комиссии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по миграции, беженцам и демографии. Это был третий и последний визит представителей ПАСЕ перед решением вопроса о восстановлении права голоса России в этой организации на очередной сессии в январе 2001 года. В состав делегации входил председатель думского комитета по международным делам Дмитрий Рогозин, и он заверил, что на сей раз "будет присутствовать гораздо больший дух объективности, чем это было при предыдущих визитах". Действительно, еще до того как делегация приступила к своей инспекции, генсек ПАСЕ Бруно Халлер в письме к министру по делам беженцев Виктору Каламанову уже признал, что ситуация с правами человека в Чечне улучшилась.

Однако побывав на месте, делегация отметила, что ощутимого прогресса в положении беженцев по сравнению с прошлым годом нет. Кремль отреагировал практически мгновенно - уже на прошлой неделе, на фоне внезапно распространившихся по Москве слухов об уходе Сергея Шойгу с поста лидера "Единства", президент Владимир Путин ввел должность министра РФ для координации деятельности федеральных органов власти по социально-экономическому развитию Чечни.

Количество и нищенское положение беженцев в лагерях Ингушетии являются для Запада главным интегральным индикатором успехов Москвы как в политическом урегулировании ситуации в Чечне, так и в восстановлении ее экономики. В ноябре прошлого года, когда российские войска подошли к Грозному, число беженцев в Ингушетии за два месяца достигло 170 тысяч человек, и Кофи Аннан, опасаясь гуманитарной катастрофы на Кавказе, прислал тогда в Москву верховного комиссара ООН по делам беженцев Садако Огата. Сейчас положение стабилизировалось, и вполне достаточно визита делегации комиссии ПАСЕ.

Тем не менее неприятности у Москвы уже начались - во вторник конференция Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе закончила работу, так и не приняв ожидавшегося положительного заключительного заявления. "Россия подверглась жесткой критике из-за своей неспособности выполнить достигнутые в прошлом году договоренности относительно конфликта в Чечне и вывода российских войск из Грузии и Молдавии", - объяснила происшедшее министр иностранных дел Австрии Бенита Ферреро-Вальднер, которая в данный момент возглавляет ОБСЕ. И возможно, это станет самым серьезным конфликтом между Западом и Россией после избрания президентом Владимира Путина.

Осознавая значимость инспекции ПАСЕ, комиссия Государственной думы по Чечне устроила экстренное заседание по вопросам "жизнеобеспечения жителей Чечни и временно перемещенных лиц" в условиях наступающей зимы. На это заседание пригласили руководителей всех причастных к чеченской проблеме федеральных структур. А президент Путин собрал по этому вопросу в Ростове экстренное совещание с руководителями региона. Обсуждение проходило за закрытыми дверями, но известно главное: Владимир Путин констатировал, что "даже если в Чечне есть жилье, там нет работы, нет безопасности, к тому же у многих нет и жилья, и если мы создадим им рабочие места, то они все равно будут ходить туда-сюда". Камень преткновения - это финансы, отметил российский президент. В то время как Запад "камнем преткновения" в чеченской проблеме считает все же политическое урегулирование.

Заседание же комиссии Госдумы было открытым, и там зафиксировали главное: ожидаемого перемещения чеченских беженцев из Ингушетии домой так и не произошло, их по-прежнему почти 175 тысяч. При этом первый заместитель полпреда президента в Южном федеральном округе (ЮФО) Василий Коробейников отметил, что лагеря беженцев превратились в рассадники преступности и наркомании. Другими словами, ситуация с беженцами сделала для Запада кристально ясным тот факт, что как процесс политического урегулирования, так и процесс восстановления экономики в самой Чечне находятся на точке замерзания. Именно поэтому Аслан Масхадов выступил сейчас с очередным предложением мира. Вслед за чем Сергей Ястржембский и Виктор Казанцев выступили со столь же дежурными ответами о бесполезности переговоров с чеченским президентом и о ведущихся переговорах с "незапятнанными" полевыми командирами. А приезжающий 8 декабря лорд Джадд сделает свои выводы и представит их ПАСЕ.

Как воровали, так и воруют

В документах заседания комиссии ГД была отмечена необходимость обратиться к президенту с предложением взять под особый контроль вопросы обеспечения правопорядка в самой Чеченской республике. Поскольку, как показал опыт первого восстановления Чечни, правопорядок является необходимым условием финансовой эффективности. И присутствовавший на заседании генпрокурор Владимир Устинов сообщил, что его ведомство уже ведет уголовные дела, связанные с хищением средств, и некоторые лица уже осуждены. До 15 сентября на финансирование Чечни было потрачено 1,15 млрд рублей, до конца года эта сумма возрастет до 2 млрд. Отметим, что в апреле Владимир Путин готовился выделить ей 7,5 млрд. Но, как заявил глава Счетной палаты Сергей Степашин, он уже "предварительно говорил" о царящем здесь финансовом беспределе Путину и Касьянову: "Люди по-прежнему не получают зарплату, практически ничто не восстанавливается, деньги прокручиваются в банках".

Недавно полпред президента в ЮФО Виктор Казанцев внес в Совет безопасности РФ предложения по изменению структуры управления Чеченской республикой: "Мы стоим за полную централизацию управления республикой. Нужен координатор, который возьмет ответственность за экономику, за контроль финансовых потоков, за действие силовых структур - за все". Он уверен, что "состояние управления ЧР на сегодняшний день себя уже изжило" и эта неразбериха на руку боевикам. Поэтому к концу года "на смену силовым федеральным структурам должна прийти муниципальная милиция", которая не будет походить на отряды "гантамировцев", заявил Казанцев. Любопытно, однако, что именно в этот день Бислан Гантамиров был назначен заместителем Ахмада Кадырова по силовым структурам. Хотя накануне Сулим Ямадаев, бывший командир гудермесского фронта боевиков и союзник Кадырова, сообщил, что собирается возглавить чеченский ОМОН - "очистив" его от "гантамировцев".

Таким образом, в силовых структурах Чечни чистка "гантамировцев" сменилась чисткой "кадыровцев", и это стало, видимо, результатом тех самых разговоров Сергея Степашина с Владимиром Путиным и Михаилом Касьяновым. А после публичного разбора на комиссии Госдумы снова последовал аналогичный оргвывод - Бислан Гантамиров был назначен еще и мэром Грозного. Тем временем Виктор Христенко передал "Грознефть" под управление "Роснефти". А Малик Сайдуллаев, председатель так называемого Госсовета Чечни, выступил с предложением вообще "упразднить" Кадырова, ввести в республике прямое президентское правлени и назначить единым координатором всех структур вновь Николая Кошмана.

Неуживчивый Бислан

25 апреля сего года Владимир Путин, открывая заседание президиума правительства, где было принято решение о выделении 7,5 млрд руб на восстановление экономики Чечни, начал с того, что описал обстановку в республике: "Никакой бандитской власти там уже нет, никаких бандформирований тоже нет". И теперь у правительства "нет других целей, кроме как дать человеку нормально жить", - продолжил президент. При этом вице-премьер Кошман гарантировал Москве, что контроль за деньгами обеспечен.

Николай Кошман уже восстанавливал чеченское хозяйство как премьер-министр чеченского правительства в 1995-1996 годах. Массовые хищения федеральных средств подпортили тогда его финансовую репутацию, но все же козлом отпущения стал его тогдашний вице-премьер Бислан Гантамиров, получивший шесть лет за хищение 27 млрд недоминированных рублей. Пострадал он на самом деле из-за своей политической неуживчивости: после гибели Дудаева он встал в оппозицию к Доку Завгаеву. "Около пятидесяти процентов из тех одиннадцати триллионов рублей, по поводу которых у Счетной палаты имеются претензии, не имеют отношения к восстановительным работам в Чечне", - заявил тогда Николай Кошман. Гантамиров же оправдывался тем, что деньги ушли на формирование антидудаевской милиции. "Бес", по словам одного из его сторонников, "тратил деньги почти исключительно на поддержание боеспособности своих людей, ну и себя при этом не забывал - как же без этого".

Сейчас Ахмад Кадыров тоже утверждает, что из упомянутых Счетной палатой сумм через его администрацию прошло всего 119 млн рублей. Проверить это невозможно - отчет Счетной палаты еще даже не закончен. Тем не менее то, что львиная доля этих денег была потрачена правительством Николая Кошмана, - это факт: на том же апрельском заседании президиума правительства РФ константировалось, что Чечня уже получила 680 млн рублей. Причем вновь назначенный в замы Кошману Бислан Гантамиров уже готовился подменить его в случае "чеченизации" главы администрации. Но он опять проявил характер. "Я принял решение о своей отставке, потому что меня не устраивают существующие вещи, связанные с чеченской милицией и всеми программами зачисток", - бросил Гантамиров вызов российским силовикам и уехал добиваться правды у президента. Однако Москве нужен был не боевик, а политик, способный запустить процесс урегулирования в республике, и российский президент по рекомендации генерала Трошева назначил на пост главы администрации Чечни главного муфтия Ахмада Кадырова. Гантамиров же был уволен Кошманом за "прогулы и невыход на работу".

Еще один координатор

За прошедшие полгода правительство так и не выполнило поручение президента Путина "дать человеку нормально жить" в Чечне. Став мэром Грозного, Бислан Гантамиров констатировал: "К зиме мы не готовы. Нет ни стратегических запасов тепла и продовольствия, ни ГСМ, ни оборудования для подачи тепла. Я уж не говорю о том, что пока мы не знаем, как защитить население от бандитов". Однако Гантамиров уже в третий раз становится главой чеченской столицы, хотя вся его биография просто вопиет о том, что "чеченского Лужкова" из него не получится. Поскольку любимым занятием Бислана является создание не хозяйственных, а силовых структур - собственной милиции. Естественно, за счет федеральных трансфертов или городского бюджета. И через неделю после своего назначения мэром столицы Гантамиров вновь занялся своим любимым делом.

11 ноября Ахмад Кадыров передал Владимиру Путину предложение ввести пост премьер-министра Чечни. Еще он настаивает на отводе российских войск в казармы и на передаче функций наведения порядка чеченской милиции. В этом их взгляды с Гантамировым совпадают - вопрос только в том, кому из них будет подчиняться эта милиция. Поэтому в этот же день с собственным заявлением выступил и Бислан Гантамиров: он обвинил российских военных в том, что ежедневно только в Грозном солдаты убивают десятки мирных жителей, и потребовал от федеральных властей "положить конец произволу".

Кроме того, Гантамиров заявил, что намерен расформировать местную милицию и сменить ее руководство. А на следующий день железной рукой пресек операцию российского спецназа в столице, что вызвало грандиозный скандал. Так что теперь его поведением вновь занимается прокуратура.

Проблема сегодняшней власти в Чечне заключается в том, что наши силовики "выиграли войну, но проиграли мир": командируемые российские милиционеры охраняют здесь не правопорядок, а только самих себя. Недаром ведь Владимир Путин еще три месяца назад в Моздоке, после взрыва казарм челябинского ОМОНа, публично потребовал от главы МВД Владимира Рушайло "решительнее переходить к формированию органов правопорядка", состоящих из местных граждан: "Там, где действовали сотрудники внутренних дел из числа местного населения, там не было крупномасштабных трагедий". Но Ахмад Кадыров возложенных на него Москвой надежд пока не оправдал, он не сумел добиться мира в Чечне. В результате не так давно все сотрудники властных структур Чечни, чеченцы по национальности, получили официальные письма от "шариатского суда Республики Ичкерия". Им предлагалось до 15 ноября уволиться с мест работы и "прекратить впредь всяческие контакты с российскими властями". В письме говорится, что те сотрудники, которые откажутся от данного предложения, считаются заочно приговоренными к смертной казни. Особо боевики предупредили глав местных администраций. Заметим, что четверо из них были убиты еще до предъявления ультиматума.

На этом фоне вновь стал выдвигаться Бислан Гантамиров: скорее всего московские покровители пытались сделать его координатором силовых структур при вновь назначенном Николае Кошмане. Однако Бислан "ничего не забыл и ничего не простил": в понедельник 27 ноября, выступая на совещании глав администраций и комендантов районов Чечни в Гудермесе, он бросил прямой вызов Владимиру Рушайло: потребовал срочно разоружить сотрудников трех райотделов чеченской милиции. "Отделы внутренних дел Ленинского, Старопромысловского и Заводского районов работают на боевиков. Они содействуют бандитам, помогают им в проникновении в город, в передвижении и вывозе пострадавших", - подчеркнул Гантамиров. Открыто заявив, что среди них не осталось и 5% из числа тех, кто с ним освобождал Грозный, он умолчал, что "гантамировцев" из этих райуправ вычистили в октябре этого года по личному приказу Владимир Рушайло. Тогда, побывав в Грозном, глава МВД заявил, что сотрудники Ленинского и Заводского РУВД "не принимают адекватных мер к ночным вылазкам боевиков". Руководителям отделов были объявлены строгие выговоры, а на их места назначили новых людей.

На следующий день президент РФ Владимир Путин ввел своим указом пост министра-координатора федеральных структур в Чечне и назначил на это место Владимира Елагина, бывшего главу администрации Оренбургской области и нынешнего первого замминистра Госстроя РФ. Судя по всему, президент отверг модель "единоначалия" в управлении республикой. Ахмад Кадыров сохранит свои политико-представительские функции, а Владимир Елагин будет заниматься лишь хозяйственной деятельностью и восстановлением Чечни. Поэтому самым неясным по-прежнему остается вопрос, кто же и как будет контролировать силовые структуры в Чечне, сумеет ли Бислан Гантамиров после двух своих последних проколов взять под контроль силовые структуры Чечни и отстранить наконец федералов от проведения зачисток.

До полного политического урегулирования в Чечне так же далеко, как и год назад.

Тройной контроль

- Пока идут военные действия, восстановление хозяйства невозможно, - сказал в беседе с корреспондентом "Эксперта" только что назначенный министр по координации деятельности федеральных органов власти на территории Чечни Владимир Елагин (бывший губернатор Оренбуржья, в последнее время работал первым заместителем председателя Госстроя РФ и курировал вопросы строительства в Чечне). - И поэтому главной задачей остается стабилизация обстановки.

В Чечне надо выстроить эффективную, жесткую систему власти. Это, конечно, не новая задача, ею давно уже занимаются, но сейчас наступило время, когда действительно нужен перелом. Когда мы и комиссия, которая сейчас работает, увидим, что в Чечне есть район, в котором можно вести восстановительные работы, только тогда будем их начинать. Мы, естественно, не станем повторять прежних ошибок.

- Да, мы помним много скандалов по поводу того, что деньги, отпущенные на восстановление, уходили на сторону. Есть ли механизмы, способные обеспечить целевое использование бюджетных денег в этом регионе, или вам придется их создавать?

- Механизмы есть. И Министерство финансов, и я, и специалисты, которые будут со мной работать, и Госстрой уже разработали схемы, в которые введена четкая, жесткая, с тройным дублированием система контроля. На строительные работы будем направлять только материалы и деньги на зарплату. А текущее финансирование социальной сферы идет по общему порядку: из казначейства в Министерство финансов, потом в казначейство Чеченской республики, и там уже через комендатуры - к адресатам.

- И все-таки, не получится ли так, что мы опять будем строить мишени для нашей же артиллерии?

- А что делать? Закрывать территорию, не развивать и не давать людям жить? Нужно возвращать людей, нужно дать людям работу. Мы будем привлекать к восстановительным работам тех, кто живет в республике.

- Ваша должность предполагает непосредственное пребывание в Чечне, или большая часть вопросов будет решаться в Москве?

- В основном в Москве. Моя задача - координация действий федеральных органов власти. Но и в Чечню мне нужно будет постоянно ездить, на месте договариваться, как мы там будем выстраивать власть.

Леонид Добровольский

Оренбург