Тысячное и последнее предупреждение

Павел Быков, Петр Власов
9 апреля 2001, 00:00

США и Китай начали в Азии холодную войну. До горячей, однако, пока далеко

Китай и Соединенные Штаты, если прислушаться к многочисленным заявлениям официальных лиц, оказались на грани серьезного конфликта - возможно, даже военного. Вынужденная посадка шпионского самолета EP-3 на острове Хайнань (КНР) после столкновения с китайским истребителем стала причиной жесткой дипломатической перепалки. Пекин и Вашингтон попеременно требуют друг от друга повиниться в инциденте, причем с каждым разом во все более ультимативной форме. Тем временем китайцы начали демонстративно разбирать на части секретный самолет (что было немедленно зафиксировано с американских спутников) и приступили к допросам 24 членов экипажа. Американцы, в свою очередь, решили испугать пекинские власти маневрами возле Хайнаня трех эсминцев, а также пригрозили лишить Китай статуса наибольшего благоприятствования в торговле. И хотя вероятность того, что словесная дуэль перейдет в военный конфликт у берегов Тайваня (к примеру), крайне невелика, в Азии, судя по всему, начинается затяжное политическое противостояние между США и КНР.

Закономерная случайность

Воодушевление, с которым КНР и США вступили в вербальную схватку, говорит о том, что инцидент относится к тому разряду случайностей, которые предопределены всем предшествующим развитием событий. Обе стороны лишь ожидали подходящего случая, чтобы прилюдно обменяться мнениями.

Вся логика двусторонних отношений последние полтора-два месяца неуклонно приближала момент столкновения над Южно-Китайским морем. Сначала, в конце прошлого года, в Вашингтоне начали циркулировать "утечки" и "выдержки" из новой внешнеполитической доктрины, где Китай фигурировал в роли "главного стратегического конкурента США", другими словами, был официально обозначен как потенциальный противник номер один. Американский сенат начал обсуждать возможность продажи Тайваню самых современных вооружений - ракетных эсминцев, подводных лодок и систем ПВО. Китай в ответ начал аресты "американских шпионов" и объявил в начале марта о самом масштабном за последние десять лет увеличении военных расходов, "чтобы приспособиться к резкому изменению мировой военной ситуации". Одновременно китайские власти предупредили США, что в случае поставки Тайваню ракетных эсминцев (решение должно быть принято в апреле), по острову может быть нанесен "превентивный удар".

Естественно, за обострением американо-китайских отношений стоят гораздо более серьезные причины, нежели "ковбойская манера" вести дела, которую демонстрирует новый президент США. Приход к власти республиканцев логично инициировал процесс притирки. Что еще более важно, смена власти в США совпала с коренными изменениями в международной ситуации (прежде всего переход в открытую фазу экономического кризиса). Судя по всему, демонстрируя "мускулы" стороны пытались одновременно полюбовно договориться о том, каким будет новый статус-кво в отношениях Китая и Америки. В середине марта в Пекине побывал с недельным визитом экс-госсекретарь и ключевой стратег республиканского лагеря Генри Киссинджер, известный кроме этого своим умеренно дружелюбным отношением к Китаю. Через несколько дней в Вашингтон отправился вице-премьер Госсовета КРН Цянь Цичень. Скандал с самолетом, по всей видимости, свидетельствует о том, что чисто дипломатическим путем разрешить спорные моменты не удалось. Новый баланс отношений между КНР и США начал устанавливаться конфронтационным путем. С другой стороны, в сегодняшней американской администрации сохраняются сторонники "замирения" с Китаем - например, госсекретарь Колин Пауэлл, практически единственный из официальных лиц, выразивший сожаление по поводу инцидента в Южно-Китайском море.

Разделенная Азия?

Скандал со шпионским самолетом и американо-китайские дипломатические маневры довольно наглядно отражают стратегический выбор, который делает сегодня Америка. Соединенные Штаты оказались в непростой ситуации. Их статус единственной сверхдержавы и мирового лидера очевиден, однако ситуация, как говорится, на грани. Если экстраполировать сегодняшние тенденции, уже в ближайшем будущем партнеры в Европе и Восточной Азии могут превратиться в сравнимых по силе оппонентов. Удержать же лидерство, как следует из дискуссии внутри американской элиты, возможно двумя путями. Можно опять повести мир за собой к привлекательной для большинства цели (то есть обновить померкшие образы глобализации и либеральной модели). Можно найти общего значимого врага (Бен Ладен или Хусейн для такой цели явно мелковаты), наличие которого вернет дисциплину в ряды "распоясавшихся" после окончания холодной войны союзников.

Метания американских полиси-мейкеров хорошо выражает опубликованная в этом месяце центральная статья авторитетного альманаха для местной элиты Foreign Affairs. Автор эссе "Экономический конфликт Америки на два фронта" известный экономист Фред Бергстен считает, что если в ближайшее время США не смогут или не захотят добиться заметного прогресса в либерализации мировой торговли в рамках ВТО или многосторонних межблоковых соглашений (в особенности если на это наложится экономический спад), то мировую экономику ожидают торговые войны и дезинтеграция. Однако если Бергстен представляет сторонников экономических инструментов сохранения лидерства Америки, то в США немало тех, кто отдает предпочтение силовому варианту. Например, не допустить экономической интеграции восточно-азиатских стран, спровоцировав Китай (сторонники конфронтации есть и в КНР) расчленить регион по схеме раздела послевоенной Европы. В подобной схеме наиболее экономически развитые страны - Япония, Корея и Тайвань - окажутся под патронажем США. Одновременно велика вероятность того, что к стратегии "сдерживания тоталитарного Китая" можно будет подключить Европу, которой трудно будет не примкнуть к "демократическому лагерю".