О простых дробях

Нашим правым политикам впору жаловаться на несправедливость публики. То, что другим запросто сходит с рук, правым неизменно обходится в хорошую порцию поношений. Какое-то неравноправие во всем, от большого до малого.

Крупный пример как раз сейчас на виду. Сколько брани и насмешек выслушали правые в ходе своего, впрочем, и на самом деле весьма многосложного пути к объединению в общую партию, не сосчитать. Между тем ничуть не менее и даже гораздо более комичные объединительские хороводы "центристов" или социал-демократов воспринимаются комментаторами с полной снисходительностью. Именно так выходило всегда и с любой мелочью. Вспомните хотя бы, как Борис Немцов, будучи первым вице-премьером, махом снес себе пол-имиджа, единственный раз появившись на официальной церемонии в белых штанах, - при том, что Жириновский в те же поры щеголял в разноцветных френчах, а незабвенный депутат Марычев - и вообще чуть ли не в балетных пачках, нимало не вредя своей репутации.

И это не похоже на банальный двойной стандарт. Он ведь, как правило, выражается в том, что к своим относятся снисходительнее, чем к чужим; между тем как для подавляющего большинства комментаторов Немцов, как ни крути, все-таки более свой, чем Жириновский. Так что, полагаю, не в двойном стандарте дело. Правых судят по единому критерию со всеми прочими, только критерий это составной.

Как-то так сложилось, что от правых всякий инстинктивно, дорассудочно ожидает наличия ума - не только в России, но у нас особенно. Почему так сложилось, стоило бы поговорить отдельно, здесь примем как факт: в правом политике мы с первого абцуга хотим видеть умного человека; ладно уж, пусть не Бисмарка, но умного - обязательно.

Согласитесь, эти ожидания в известной мере оправдываются. Во всяком случае, если посмотреть на, допустим, гг. Шандыбина или Харитонова и на, скажем, гг. Кириенко, да пусть и того же Немцова, то возникает отчетливое ощущение, что последние будут поумнее первых. Если послушать, например, г-на Лапшина, а вслед за ним - г-на Гайдара, то подобное ощущение перейдет прямо-таки в уверенность. Если слева, а равно и из "центра" по сей день выплывают законопроекты, практически прямым текстом требующие, чтобы таким-то или таким-то лицам выдали кусок пожирнее, то справа такой милой простоты, которая не хуже воровства, но просто ему равняется, уже давно не наблюдалось.

А то, что правых бранят чаще и злее, происходит потому, что судит-то публика, да и комментаторы, не по уму, а по величине простой дроби, где в числителе стоит тот же самый ум, а в знаменателе - обращенные к данному индивидууму общественные ожидания. И вот по этому критерию все идет абсолютно правильно.

Вернемся хоть к В. И. Шандыбину. Конечно, Василий Иванович - никак не Спиноза, но ведь никто от него ничего и не ждет. Поэтому соотношение наличного и ожидаемого ума в его случае близко к единице. Тогда как от того же С. В. Кириенко, поскольку он позиционируется как правый политик, люди ждут некоторой - пусть носителям других убеждений и неприятной, но мудрости. И вот у него, человека явно очень неглупого, это самое соотношение оказывается куда меньшим. И так - со всеми до единого правыми; у иных соотношение это уже почти не отличимо от нуля.

Потому что предложения по обустройству России, все последние десять лет исходящие от правых, как правило, разумны, очень часто совершенно правильны - и никогда не блистательны. Их неизменная составляющая: давайте сделаем все, как у людей, - неизбывно отдает таблицей умножения, что не может не огорчать публику, жаждущую бьющего в нос ума. Можно, конечно, говорить, что публика дура, что в том-то ум и состоит, чтобы начинать с таблицы умножения, а не с эллиптических интегралов и проч. Так, в сущности, правые и говорят. И все это в значительной мере - правда.

Но и публика, если вдуматься, права. Призывы сделать, как у людей, и на самом деле не слишком умны. Ведь никакой мировой практики, на которую всс ссылаются правые, нигде, кроме учебников для первого курса, не существует. То, что по школярской формулировке во всех развитых странах одинаково, в реальности во всех них различно. Пусть разница - в трех процентах деталей, но именно в этих трех процентах был залог успешной имплантации общей идеи на частной почве; именно для того, чтобы найти русский вариант этих трех процентов, и надобен ум; именно этого ума наши правые так часто и не способны предъявить. Вот мы и слышим уже седьмой год столь страстные призывы провести реформу ЖКХ, что уже и чертям тошно, но разумное это дело очень мало сдвинулось.

Если правые хотят (а наверное, хотят) большей публичной поддержки, им нужно, в соответствии с изложенным критерием, показывать больше ума. Им нужно искать - хоть в своих рядах, хоть на стороне - и предъявлять блестящие идеи, не сводящиеся к перепеву азбуки, но содержащие способы тонкой настройки и громоздкого, но рыхлого госмеханизма, и слишком медленно растущей экономики.

Хотя, конечно, всегда остается и еще один способ увеличить дробь: не нарастить числитель, а умять знаменатель. Для этого правому политику может оказаться достаточным резко сдвинуться влево. Почти уверен, что, перейдя в КПРФ или к аграриям, Б. Е. Немцов легко забил бы в смысле популярности не только Зюганова с Лапшиным, но и самого Филиппа Киркорова.