Енисейский гигант

Елена Маковская
11 июня 2001, 00:00

Восточно-Сибирский Сбербанк завоевал доминирующие позиции на местном банковском рынке в жесткой конкурентной борьбе

Конкурентная борьба банков постепенно смещается в регионы. Подъем промышленного производства в России привел к увеличению денежного оборота, к расширению финансовых потоков на территориях. Закономерным итогом стало желание банков оказаться рядом, открывать в крупных экономических регионах страны свои филиалы. Существенное влияние на этот процесс оказало новое административное деление страны. Так, Новосибирск, где будут сосредоточены бюджетные потоки, становится столицей Сибири и ее финансовым центром. "Серебро" по экономической значимости - у Красноярска, крупного промышленного центра Восточной Сибири, стоящего на пересечении транспортных магистралей - Транссиба и Енисея, континентального "рукава" Севморпути.

Не случайно в Красноярском крае количество кредитных организаций за послекризисный период возросло с 30 до 90, из них 67 - банки. Смог ли приход коллег потеснить на местном рынке Восточно-Сибирское подразделение Сбербанка РФ, занимавшего в последние годы господствующее положение? Какие преимущества в конкурентной борьбе получил Восточно-Сибирский Сбербанк в результате реформы Сбербанка РФ по укрупнению территориальных структур, какие козыри используются коммерческими банками в борьбе за клиентов в регионе? Об этом "Эксперт" побеседовал с председателем Восточно-Сибирского банка Сбербанка РФ Валерием Аралкиным.

"Не дефолт, так взрыв должен был постигнуть нашу экономику в условиях докризисного режима фиксированного курса рубля", - говорит Валерий Аралкин. Выпуск даже экспортной продукции становился нерентабельным и прекращался из-за роста рублевых издержек при сохранении нормы валютной выручки. В то же время внутреннего производителя душил дешевый импорт, который, например, за полгода после введения фиксированного курса, согласно статистике края, вырос с 24 до 58% в товарообороте. Отпуск рубля "на свободу" дал возможность российским предприятиям почувствовать себя востребованными.

Жизнь в крае стала оживляться, люди стали работать в две, а то и в три смены. Банки после кризиса тоже встали на ноги. В Красноярском крае взамен безвременно выбывших докризисных знаменитостей наряду с местными банками, Сбербанком РФ, Внешторгбанком и Автобанком открыли свои филиалы Альфа-банк, МДМ-банк, Конверсбанк, Импексбанк, Башкредитбанк и др. На бывшем филиале Мосбизнесбанка - вывеска Банк Москвы, по "адресам и явкам" филиалов бывшего Агропромбанка (все-таки правильнее "СБС-Агро") раскинулась сеть отделений Сибирского О.В.К. Пока новобранцы обустраиваются в Красноярском крае, приглядываются к потенциальным клиентам, изучают спрос на услуги. Их представители обивают пороги наиболее состоятельных предприятий, не скупясь на посулы, склоняют менеджмент к сотрудничеству.

Когда речь заходит о корпорациях, обеспечивающих единство экономического пространства России, как правило, все ограничивается перечислением тройки естественных монополистов - "Газпрома", РАО ЕЭС и МПС. Гораздо реже вспоминают о платежно-расчетной и финансовой интеграции экономики страны, которую невозможно представить без системы ЦБ и Сбербанка РФ.

В конце прошлого года Сбербанк провел территориальную реформу, укрупнив свои подразделения на базе самых мощных региональных "кустов" (таковых было выбрано 18). Цель реформы - сконцентрировать ресурсы для финансирования бизнеса на местах. Не случайно поэтому, что журнал "Эксперт" выбрал именно Сбербанк РФ в качестве партнера по подготовке серии бизнес-портретов российских регионов. Сегодня мы продолжаем серию портретом Восточно-Сибирского региона (предыдущие публикации см. в NN19, 22 и 24 за 2000 год).

Восточно-Сибирский банк Сбербанка России может, конечно, соблазнять клиентов знатным происхождением и 160-летней историей существования материнской компании, перечислять финансовые преимущества, полученные клиентами от партнерства с ним, но предметно заинтересовывать менеджмент предприятий (как мягко формулирует председатель, с помощью мер нерыночного характера) не в его правилах. Приходится удерживать клиентов в легальной борьбе.

Кроме "мамы", которой всякий позавидует, у Восточно-Сибирского банка по сравнению с вновь пришедшими филиалами крупных столичных банков есть преимущество многолетней работы на территории, собственная финансовая мощь и "фора" в виде двух посткризисных лет, за которые число его клиентов в регионе выросло с 10 до 27 тыс. "Мы значительно упрочили свои позиции еще до кризиса и оказались лидирующим банком во всех сферах. Сегодня доля рублевых вкладов населения в Восточно-Сибирском банке достигает восьмидесяти трех процентов от общего объема вкладов в территориальных коммерческих банках, вкладов в валюте - сорока шести процентов (калька общероссийских показателей Сбербанка РФ. - 'Эксперт'). В общем объеме кредитов мы держим уровень в пятьдесят три процента. В объеме операций по продаже населению валюты на долю нашего банка приходятся сорок четыре процента, по покупке - тридцать восемь процентов. По карточным операциям Восточно-Сибирский банк лидирует: им уже эмитировано около семидесяти пяти тысяч карточек, а до конца этого года их может стать еще на десять-пятнадцать тысяч больше", - рассказывает о завоеваниях Валерий Аралкин.

Финансовый кулак

Точно рассчитав момент, руководство Сбербанка России к началу конкурентной гонки в регионах завершило двухлетнюю подготовку к переходу на укрупненную структуру банка и объединило несколько территориальных сбербанков в единый куст. В результате на базе 70 региональных подразделений Сбербанка возникло 17 более крупных территориальных банков. Сложение "пальцев в кулак" дало реальный выигрыш в силе. "Наш Красноярский банк присоединил Хакасский и Тувинский. Последние стали нашими отделениями и находятся в прямом подчинении. Ускорилось прохождение платежей внутри региона. Раньше, скажем, из Хакасии платежи шли через московский расчетный центр. Теперь этого не требуется - экономим время. За счет ресурсов объединенного банка увеличились финансовые возможности этих банков по выдаче кредитов", - рассказал Валерий Аралкин. - В пределах полномочий отделений, в рамках установленных нами лимитов, кредитные вопросы решаются на местах. Остальное - в рамках объединенного банка здесь. Крупные кредиты проверяются. Предельные лимиты на одного заемщика определяются согласно инструкции Банка России самим Сбербанком России. По нашему региону эта цифра составляет двести пятьдесят миллионов рублей. Впрочем, предельный лимит - не догма. Для крупных и надежных заемщиков, таких, например, как 'Норильский никель', Восточно-Сибирский банк может испросить кредит большего размера у Сбербанка России. Небольшие предприятия (а их в нашей клиентской базе большинство), работающие на внутреннем рынке, берут, как правило, рублевые кредиты, опасаясь риска возможных курсовых колебаний. Стандартный срок рассмотрения кредитной заявки в нашем банке - не более десяти дней. Заявки на инвестиционные кредиты рассматриваются дольше, поскольку требуют составления и анализа технико-экономического обоснования проекта, сложных расчетов".

Размер имеет значение

Настоящим козырным тузом любого подразделения Сбербанка РФ следует считать предоставление клиентам доступа к долгосрочным ресурсам. Все крупные клиенты Восточно-Сибирского банка, с которыми "Эксперту" удалось беседовать, хором утверждали, что в силу тех или иных особенностей их производств им позарез нужны, во-первых, долгосрочные кредиты, во-вторых, крупные. Это не под силу маломощным местным банкам. Региональные соперники, да и большинство иногородних варягов, имеют краткосрочную пассивную базу, сформированную остатками на счетах юрлиц (средства до востребования), депозитами юрлиц и населения сроком не более трех-шести месяцев. Из этого, что называется, долгосрочных кредитов не сложишь. Для региональных банков с годовой прибылью в 2 млн рублей о лимите на одного заемщика в 250 млн рублей также мечтать не приходится. Заявка на 30 млн рублей легко ставит местные банки в тупик. В то же время, по статистике края, в общем объеме кредитов, равном 19 млрд рублей, 13 млрд рублей - долгосрочные кредиты на срок свыше года. "В такой ситуации конкурентные преимущества на стороне крупных банков, которые могут себе позволить выдать кредиты заемщику на долгий срок, то есть таких, как мы или Внешторгбанк, - считает Валерий Аралкин. - Если брать Восточно-Сибирский регион и наш банк, одна система Сберегательного банка вложила в экономику края сумму более четырех миллиардов рублей".

Куда текут деньги

Существует расхожее мнение, будто сбербанки территорий собирают деньги для того, чтобы перекачивать их в Москву. Валерий Аралкин убежден, что в случае с Красноярским краем - это не более чем миф, подкрепляемый подтасовкой фактов. "В прошлом году, когда конкуренты возобновили разговоры такого рода, я специально анализировал ситуацию, - говорит Валерий Аралкин. - В доказательство своей правоты оппоненты приводили такие цифры. Дескать, согласно официальной статистике, ежемесячно из края уходят девятнадцать миллиардов рублей, а приходят тринадцать. Спрашивается, что будет с экономикой края через несколько месяцев при дефиците - нарастающим итогом - в шесть миллиардов рублей ежемесячно? За четыре месяца не должно было остаться и рубля. А ведь жизнь продолжается, и успешно. Однако данные того же статуправления свидетельствовали: на изучаемую дату предприятия края имели девятнадцать миллиардов рублей кредитов. В то время как объем собственных кредитных ресурсов всего края составлял семь-восемь миллиардов рублей. Значит, на самом деле экономика региона подпитывалась ресурсами извне. Чем вызван такой приток? Дело в том, что многие крупные предприятия, такие как 'Норильский никель', КрАЗ, КрАМЗ и другие, имеют счета в Москве. На столичные счета предприятий поступают средства, которыми те расплачиваются с поставщиками за сырье и оборудование, не перегоняя деньги в край. Стало быть, они не отражаются статистикой территориального управления Банка России. Однако поставки сырья и оборудования идут в край, эти средства в товарном виде работают на территории".

Время стоит дорого

Отвечая на вопрос "Эксперта", сталкивается ли Сбербанк со случаями ценового демпинга, Валерий Аралкин усмехнулся: "Ну это как взглянуть. Для кого - демпинг, а для кого - приведение в соответствие спроса и цены, нахождение точки равновесия. Клиент сам выбирает, где кредит дешевле, где обслуживание лучше, где сохранность средств выше (надежность и скорость прохождения платежей лидируют по приоритетности). Сами понимаете, если вы получили кредит подешевле процента на два, а задержка в прохождении платежей составила от двух до пяти дней, потери могут перекрыть выигрыш. Ускорение оборачиваемости средств еще Карл Маркс приравнивал к прибыли. Если платеж идет через любой иной банк Красноярского края или иногородний филиал, допустим в Москву, операция будет осуществлена с использованием расчетной системы Центрального банка. Пока деньги уйдут, Банк России зачислит средства на счет банка-получателя, пока тот переведет их на счет московского клиента - проходит несколько дней. Если клиент осуществляет платеж внутри системы Сбербанка РФ, то есть в любую точку страны, платеж может быть зачислен день в день. Система расчетов в национальной валюте - наше реальное преимущество. Где мы уступаем конкурентам - так это в экспортных расчетах, поскольку они идут через центральный расчетный центр Сбербанка РФ. Однако клиенты понимают: несколько теряя здесь в скорости, они могут наверстать упущенные выгоды за счет щадящих условий кредита, на внутренних рублевых платежах, которые неизбежны для любого экспортера при осуществлении производственной деятельности".

Вполне конкурентоспособным чувствует себя Сбербанк по кредитным и по депозитным ставкам. Особенно демпинговать ни у кого не получается. Если банк-конкурент надумает существенно завысить ставки по частным вкладам, ему придется, чтобы не нарушить экономику банка, поднять ставки по заимствованиям. Тогда клиенты пойдут в Сбербанк за дешевыми кредитами, ну и что выиграет банк-конкурент? Экономика сама определяет равновесие ценовых соотношений.

Определенная свобода, предоставленная территориальным подразделениям головным банком, позволяет варьировать кредитные ставки в зависимости от надежности, величины оборотов заемщика, от нормы рентабельности его бизнеса, обеспечения и пр. По вкладным операциям ставки едины для всей системы Сбербанка РФ. Валерий Аралкин считает это разумным: "Правда заключается в том, что Сбербанк РФ как система и мы как ее часть выстояли в августовский кризис именно благодаря жесткой вертикальной системе банка".

Векселя и карты

Хочется упомянуть еще об одном инструменте Сбербанка, пользующемся огромной популярностью у клиентов. Речь идет о векселях Сбербанка РФ, которые по праву приравниваются пользователями к наличным деньгам. "Страшновато клиенту авансом переводить средства незнакомому поставщику? Захвати вексель и поезжай на место, посмотри, выбери товар, погрузи и оформи на продавца вексель. Так наши векселя путешествуют и в Новосибирск, и в Мурманск. По законодательству оплата векселя должна производиться по месту его выдачи, - говорит Валерий Аралкин. - Чтобы не затруднять клиента, мы выкупаем после соответствующей экспертизы векселя других сбербанков на себя, а затем предъявляем счет тому отделению, которое выпустило бумагу. Финансовые потери за время прохождения расчетов внутри системы вменяются клиенту в оплату в качестве умеренных комиссионных расходов". Используются клиентами и вексельные кредиты Сбербанка РФ, но их доля в портфеле весьма незначительна.

Ряд крупных клиентов Восточно-Сибирского банка признался "Эксперту", что карточные, зарплатные проекты, предложенные Восточно-Сибирским Сбербанком, для них крайне выгодны, поскольку банк эту услугу оказывает им почти бесплатно. Вот и еще одно неочевидное преимущество. Себестоимость карточных продуктов отнюдь не маленькая, подобные вещи может позволить себе только крупный банк-эмитент в надежде, что перекроет свои расходы по другим операциям. Клиент же экономит на перевозке, охране и выдаче наличных через кассиров, на организации такой работы в несколько смен для предприятий с непрерывным циклом. Другим крупным банкам для реализации аналогичной схемы не достает разветвленной сети Сбербанка РФ. Не идти же тысячам работников в единственный филиал иногороднего банка за зарплатой. А банкоматы ставить дорого - каждый обходится около 25 тыс. долларов.

Когда рынок пасует

Отношения с администрацией края у Восточно-Сибирского банка Сбербанка РФ складываются, по свидетельству Валерия Аралкина, нормальные, деловые. Банк кредитует администрации региона, города, края. Валерий Аралкин считает такие займы вполне надежными, если они правильно оформлены: "Если администрации нужны средства на пополнение кассового разрыва, то требуется разрешение законодательной власти. Законодательное собрание должно дать разрешение и установить лимит, подтвердить, под какой процент может осуществляться заем, в каком банке и в каком размере. Есть бюджетное законодательство, где сказано, что администрация края, являясь распорядителем бюджетного счета, не может давать гарантий без разрешения представительного органа. Закрыв глаза на это правило, коммерческие банки ставят администрации перед соблазном не возвращать кредит. Ни в одном суде при недостатке средств в бюджете и наличии неправильно оформленного кредита дела не выиграть".

Хорошие отношения с территориальным Сбербанком и наличие свободных ресурсов отнюдь не означает, что Восточно-Сибирский банк ходит у администрации в фаворитах. Во время визита в Красноярск "Эксперт" узнал, что статус уполномоченного банка получил Енисейский объединенный банк, прямо скажем, сильно уступающий по финансовым показателям не только местному сбербанку, но и некоторым региональным банкам. Конкурсная комиссия предоставила банку право кредитовать и консультировать администрации, обслуживать счета предприятий краевой собственности.

Ярко выраженной тенденцией в банковской жизни регионов становится создание муниципальных, краевых и отраслевых банков. Заметим, это не первый раз в новейшей истории российских банков, но еще до кризиса этот процесс потерпел фиаско.

"В свое время у нас работали такие банки. Например, банк 'Аэрофлот'. Где он теперь? - размышляет Валерий Аралкин. - Уязвимым местом подобных кредитных организаций становится, как ни парадоксально, бесконтрольность. Никто не задает вопросов, как банк работает, куда деваются деньги. Если ведомственный банк организовало мощное предприятие, почему тот становится слабым, а затем банкротом? Какие бы мы прекрасные услуги ни предлагали, но приказ по МПС заставит всех обслуживаться в этом банке (имеется в виду красноярский филиал Транскредитбанка. - 'Эксперт'). Нам известны случаи, когда люди получают зарплату через такой банк и несут ее к нам во вклады".

Валерий Аралкин убежден, что нынешняя банковская система России перенасыщена большим количеством мелких банков: "Мы - единственная страна, где насчитывается тысяча триста банков, а реально соответствовать потребностям экономики могут всего несколько сотен кредитных учреждений. Нам нужна реструктуризация банковской системы. В ее костяк должны войти жизнеспособные финансовые структуры".

Красноярский край протянулся более чем на 2 тыс. км с юга на север вдоль Енисея и Ангары. Край располагает богатейшими залежами полезных ископаемых; он занимает первое место в России по запасам древесины, второе - по запасам гидроэнергетических ресурсов, третье - по запасам минерального топлива (в основном это бурый уголь, обнаружены также запасы нефти). Есть крупные месторождения руд черных и цветных металлов, золота, природного камня. В Красноярском крае сконцентрирован мощный и весьма конкурентоспособный промышленный потенциал. Избыток электроэнергии способствует развитию энергоемких производств, крупнейшие из которых Красноярский и Саянский алюминиевые заводы. Юг края пригоден для зернового хозяйства и мясо-молочного животноводства.

Главные экономические центры: Красноярск (875,3 тыс. жителей), Норильск (245,7 тыс.), Ачинск (124,6 тыс.), Канск (107,5 тыс.), Железногорск (99,8 тыс.), Лесосибирск и Минусинск (по 76,2 тыс. жителей).

По оценке журнала "Эксперт", край относится к числу регионов с наиболее благоприятным инвестиционным климатом и пользуется значительным вниманием как отечественных, так и иностранных инвесторов, даже несмотря на отсутствие специальных инвестиционных и налоговых льгот. Однако по сравнению с другими крупными промышленными регионами России край характеризуется более высоким инвестиционным риском.