Вопросы к съезду

Наталья Архангельская
22 октября 2001, 00:00

Средний бизнес ищет свое место в общественно-политической жизни России

Второй эшелон отечественного предпринимательства пытается сомкнуть ряды. 17 октября в "Президент-отеле" прошел учредительный съезд общероссийской общественной организации "Деловая Россия" (ДР). Объект забот новорожденной организации - пятитысячный (мониторинг очень приблизительный, никаких углубленных исследований не проводилось) корпус среднего бизнеса, куда активисты ДР относят компании с годовым оборотом от 10 до 500 млн долларов. На момент съезда в организации насчитывалось 500 членов, объединенных в 53 региональных отделения. Следует отметить, что этот нежный росток пробивается к свету под благожелательным взглядом и не без участия кремлевской администрации. Накануне съезда представителей ДР принял президент Владимир Путин.

Деньги и лидеры

Как утверждают эксперты, за последние десять-двенадцать лет наша бизнес-элита сделала несколько десятков попыток объединиться для защиты своих интересов. К самым первым из них относится создание в конце 80-х годов с благословения Михаила Горбачева Научно-производственного союза под руководством Аркадия Вольского. Дело было в разгар кооперативного движения, и в союз вошли, например, такие - тогда еще мелкие - предприниматели, как Каха Бендукидзе и Михаил Юрьев (последний сколотил стартовый капитал, удачно сбыв Саудовской Аравии большую партию противогазов из армейских неликвидов). Ничем замечательным в тот период союз не прославился, впоследствии многократно преобразовывался и менял название, но неизменно сохранял в своем составе практически весь крупный бизнес.

Последняя его ипостась, успешно функционирующая все под тем же мудрым руководством, называется РСПП. Любопытно, что свое благословение Аркадию Вольскому Горбачев в конце 80-х подкрепил дорогим подарком - комплексом зданий на Старой площади, что давало союзу определенную независимость. Впоследствии организация обогатилась также помещениями на Котельнической набережной, подаренными уже президентом Борисом Ельциным. Все эти подробности достойны упоминания потому, что речь идет фактически о единственной в этом ряду организации, сумевшей дожить - и в полном здравии - до наших дней. А причин ее живучести две, и главная - фигура лидера, сумевшего объединить всех. Плюс материальная база, дающая возможность не зависеть от одних лишь членских взносов, что следует учесть всем новичкам "общественно-политических" работ.

Еще два примера на ту же тему - VIP-клуб и "Круглый стол бизнеса России", организованные удачливым банкиром, сухумским греком Иваном Кивелиди. Клуб возник после путча как попытка предпринимателей поддержать российскую власть и наладить с ней диалог: на заседания клуба приглашались руководители правительства и другие чиновники высокого ранга. КСБР представлял собой более узкий по сравнению с клубом круг участников и, соответственно, отличался более деловой направленностью. Любопытно, что люди из организации Вольского, включая и его самого, активно участвовали в работе обеих организаций, которые довольно успешно существовали и, возможно, дожили бы до наших дней, если бы не трагическая гибель Кивелиди. Мораль все та же. Был яркий и устраивающий всех лидер, под которого складывалась и материальная база: в середине 90-х членские взносы уже можно было собирать с довольно крепко стоящих на ногах участников. В клубе взносы составляли две тысячи долларов, в КСБР - пять тысяч. Это были серьезные по тем временам деньги, но собрать их труда не составляло.

Параллельно, как мы сказали, возникали и исчезали десятки других организаций, которые не стоят и упоминания, кроме, может быть, возглавлявшейся Константином Затулиным партии "Предприниматели за новую Россию", принявшей участие в парламентских выборах 1993 года. Пример поучителен тем, что организация, поначалу подававшая надежды (в нее в самом начале вошли "Менатеп", Инкомбанк, Леонид Невзлин, Каха Бендукидзе и другие), была по сути загублена лидером, использовавшим ее для собственной политической раскрутки и затем бросившим за ненадобностью. Такая опасность существует всегда. И нет оснований забывать о ней и в случае с "Деловой Россией". Тем более что очевидцы свидетельствуют: в офисе Игоря Лисиненко, избранного на съезде лидером ДР, еще летом висел график его поэтапного восхождения к вершинам власти. "Деловая Россия" на этом графике фигурировала как конечный пункт движения, на котором наш герой "становится политиком федерального уровня, востребованным В. В. Путиным".

Пять тысяч - в какой номинации?

Впрочем, заслуги Игоря Лисиненко в деле становления организации были бесспорны. Именно он еще год назад организовал в Госдуме межфракционную депутатскую группу аналогичной направленности и с тем же названием. Вдохновившись, по его собственному признанию, ежегодным посланием президента от 3 апреля нынешнего года, где Путин назвал государственным приоритетом создание рыночной модели экономики, Лисиненко вошел в контакт с администрацией президента и встретил там понимание. Через три недели после этого возглавляемый им оргкомитет по созданию общероссийской ДР уже собрался в гостинице "Балчуг", куда явились представители таких крупных предприятий, как "Балтика", "Вимм-Билль-Данн", "Глория-джинс" и многих других. После этого прошла волна региональных конференций, началась работа по созданию местных отделений, и уже через полгода удалось провести учредительный съезд.

Для руководства депутатской группой в 57 человек лидерских качеств Лисиненко было вполне достаточно. А окажется ли избранный лидер "Деловой России" адекватен на порядок более сложным задачам, стоящим перед организацией, претендующей на объединение всего среднего бизнеса страны, - это станет ясно довольно скоро.

Кое-что прояснилось уже в ходе съезда. Присутствовавших на нем шокировала, например, неизящная перепалка по поводу членских взносов. Предлагавшийся уровень в пять тысяч долларов был снижен делегатами до трех тысяч, причем характер дискуссии (были предложения вообще ограничиться пятью тысячами рублей) наводит на мысль, что даже эту сумму готовы дать далеко не все. То есть запланированный и неоднократно публично упоминавшийся Лисиненко перспективный годовой бюджет в 2,5 млн долларов тает на глазах. И это вина организаторов съезда. Ведь всем очевидно, что работать без денег ДР не сможет. Но если проблемы возникли, и прямо на съезде, - значит, надо было тщательнее отбирать делегатов. Собственно, их и отбирали тщательно, но, видимо, исходили совсем из иных критериев. При этом известно, что от участия в съезде аппаратом Лисиненко оказался отсечен целый ряд предпринимателей - наиболее активных и, что удивительно, наиболее платежеспособных. Что это? Ревность политика к сильным коллегам?

Еще одно замечание. И в интервью "Эксперту", и в докладе на съезде лидер ДР говорил, что в организацию ни в коем случае не должны проникнуть "профессиональные партстроители". Так он называет группу бизнесменов и "орговиков", которые участвовали в организации съезда, пока их не оттеснили набранные Лисиненко аппаратчики. Но, между прочим, именно эти люди вместе с Кивелиди создавали и обеспечивали функционирование VIP-клуба и КСБР, в том же интервью "Эксперту" оцениваемые лидером ДР весьма высоко. Что это? Ревность к профессионалам, умеющим что-то делать лучше тебя?

И еще одно. Среди приветствий съезду была прочитана телеграмма некого Владимира Торлопова, как оказалось, большинству присутствовавших абсолютно незнакомого. В кулуарах выяснилось, что таким образом "отпиарился" председатель Законодательного собрания Республики Коми, борющийся за пост главы администрации республики с действующим главой Юрием Спиридоновым. Этим, впрочем, активность политиков из Коми не ограничилась. В предвыборном раже конкуренты прислали на съезд каждый свою делегацию. А между тем по регламенту, как легко догадаться, от одного региона присутствовать на съезде может только одна делегация. Что это? Прокол аппарата, созданного лидером? Или игра на чужой ревности?

Кстати, продублированными оказались и делегации из Приволжского округа, но в данном случае уже не по недосмотру аппарата, а скорее наоборот. В Поволжье активно (видимо, на чей-то вкус, слишком) работал коллега Игоря Лисиненко по Госдуме Николай Брусникин. Он обеспечил присутствие на съезде единственной действующей VIP-персоны - полпреда президента в Поволжском округе Сергея Кириенко. Инициативу, по-видимому, решили наказать.

Если не нужен муляж

Уже этих маневров вполне достаточно, чтобы погубить организацию. Но это было бы крайне обидно, потому что дело начато не только перспективное, но и объективно очень сложное. Даже без интриганства поставить на ноги "Деловую Россию" будет непросто. Ведь предпринимается беспрецедентная попытка объединить средний бизнес, который работает в неизмеримо более тяжелых условиях, чем крупный. У них гораздо меньше свободного времени, чем у олигархов, - средний бизнес требует постоянного личного участия. Но для создания сильной общественной организации тоже требуется немало времени. У них не те финансовые потоки. И они не могут нанять себе высококвалифицированных работников - аппаратчиков, экспертов - это просто очень дорого.

В то же время объединить именно средний бизнес сегодня важнее всего, так как это и есть основа пресловутого среднего класса, укрепления которого все ждут не дождутся.

В истории с ДР присутствует и совершенно новый фактор, который пока трудно оценить объективно, - прямое участие в создании организации администрации президента по поручению самого главы государства. Многих это настораживает - аргументация очевидна: объединение предпринимателей - элемент гражданского общества, а какое же гражданское общество под присмотром власти? Однако самих представителей среднего бизнеса это не смущает. Есть, конечно, опасность, что кого-то в ДР привлекает именно возможность "доступа к телу" - перспектива быстренько решить проблемы личного бизнеса. Но доводилось слышать и такие слова: "Свои проблемы я решу сам. Мне больше мешают те, что скопились на государственном уровне". Указывают предприниматели и на то, что вмешательство администрации не похоже на вульгарное стремление всех построить и водить на коротком поводке. Ведь это Старая площадь предложила структурировать бизнес-пространство: крупных - в РСПП, средних - в "Деловую Россию", мелких - в ОПОРу. До чего доруководятся пастыри со Старой площади, будет видно, но в ДР есть люди, считающие, что в данной ситуации администрация могла бы сыграть положительную роль - роль арбитра. Мол, "если президенту действительно нужна действующая ДР, а не раскрашенный муляж".

Однако если средний бизнес действительно дозрел до того, чтобы вступать с властью в равноправный диалог, то ему вроде бы не следует ждать помощи - сверху ли, сбоку ли, - а собственными силами превращать ДР в эффективный инструмент защиты своих интересов. Если, конечно, ему нужен этот инструмент, а не канал "доступа к телу".

Площадка для разработки стратегии

Оставив в стороне все интриги вокруг самого процесса организации "Деловой России", сосредоточим свое внимание на вопросе: зачем "Деловая Россия" ищет свое место в общественно-политическом пространстве страны?

"Деловая Россия" - организация, которая призвана объединить предпринимателей и топ-менеджеров компаний, обороты которых находятся в диапазоне от 10 до 500 млн долларов. Так случилось, что именно этот сектор экономики способен сегодня обеспечить быстрый экономический рост России. Но поскольку обиднее всего упускать имеющиеся возможности, именно этот сектор более других нуждается в том, чтобы в России возникла площадка для разработки долгосрочной стратегии развития страны. Создание такой площадки и является главной целью "Деловой России".

Почему именно средний бизнес берется за решение этой задачи? Как известно, в России сложилась, и не сегодня, а уже лет семь назад, экспорториентированная сырьевая модель экономики. Каркас этой модели составляют крупнейшие компании России. Они являются основными добытчиками валюты для страны, и от них вплоть до 2000 года зависело благополучие России.

Однако опора на такую модель и раньше-то не обеспечивала особой надежности, а сегодня стала просто опасной. Экспортные отрасли имеют в принципе крайне ограниченный потенциал развития. При хорошей конъюнктуре темп роста мировой экономики составляет 3-4% в год. Соответственно, не более чем таким темпом растет и спрос на сырьевые товары. Но для России этот рост недостаточен. Сохранение его означает, что страна никогда не вернется к положению развитой, какой она была до середины 70-х годов. Впрочем, сегодня, в условиях рецессии, разворачивающейся в западных странах, и такой рост невозможен. Максимум 1-2% на внешних рынках плюс вялые, затухающие отклики на рынке внутреннем.

Однако у России все еще есть два никуда не девшихся конкурентных преимущества - огромный и, что приятно, свой внутренний рынок и все еще не растраченный технологический и культурный потенциал. Именно эти два конкурентных преимущества привлекают к России внимание представителей мирового бизнеса, и именно они должны быть использованы для формирования новой экономической стратегии страны. Причем так случилось, что как раз средний бизнес является "распорядителем" этих конкурентных преимуществ.

Потенциал роста внутреннего рынка огромен. По самым грубым оценкам, он может обеспечить 8-10% экономического роста в год. При таком росте можно надеяться, что через десять-пятнадцать лет уровень жизни населения страны приблизится к уровню жизни небогатых европейских стран. Для лучших компаний, обслуживающих внутренний рынок, - строительство, легкая промышленность, торговля, пищевая промышленность и т. д. - это означает рост, измеряемый десятками процентов.

Однако как превратить потенциал в реальность? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понять, как устроена российская экономика, где центры развития каждой из отраслей, какие "узкие места" ограничивают рост лидеров сегодня, как ликвидировать эти "узкие места" завтра.

В свою очередь, чтобы ответить на эти вопросы, необходима кропотливая исследовательская и консультационная работа на микроэкономическом уровне. Именно эту работу и должна взять на себя "Деловая Россия". А ее следствием станут конкретные предложения правительству страны.

Здесь может возникнуть подозрение, что "Деловая Россия" стремится вернуть плановый режим управления хозяйством, так как работа на микроуровне и такие термины, как "центр развития", противоречат на первый взгляд либеральному пониманию устройства экономики. Но о плане и речи нет, просто очевидно, что ни одно стратегическое решение не может быть принято без анализа микродействительности.

Вступать ли России в ВТО и на каких условиях? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо понимать, как наши компании отреагируют на еще большее открытие внутреннего рынка и смогут ли они за счет параллельного открытия рынков внешних компенсировать внутренние потери.

Пора ли уже сознательно поднимать курс рубля? Ситуация в мире подсказывает, что такое действие может дать выигрыш в длительной перспективе - крепкая валюта более привлекательна для вложения капитала, а мировой капитал сегодня все равно ищет новые зоны приложения. Но будет ли велик этот выигрыш и состоится ли он вообще, зависит прежде всего от того, каков уровень конкурентоспособности наших конкретных товаров и услуг.

Отвечая на такого рода стратегические вопросы, мы неминуемо уходим за рамки внутреннего рынка, дающего возможность создать перспективу не более чем на десять лет, и задаемся следующим вопросом: что нового может предложить Россия миру, чтобы добиться несырьевого участия в международном разделении труда?

Здесь должен сыграть свою роль инновационный потенциал страны. Известно, что он есть. Десятки компаний, созданных на базе советских НИИ и НТЦ, продолжают производить новые решения. Но где их перечень? Где перечень рынков, ситуацию на которых эти новые решения предназначены перевернуть? Что мешает сегодня инновационному контуру российской экономики оказывать заметное влияние на макроэкономическую динамику? В стране сегодня нет института (в широком смысле), который не только готов дать ответ на этот вопрос, но просто работает над его решением.

"Деловая Россия" могла бы стать инициатором и этого процесса. И это в ее интересах. Хотя... По всем без исключения пунктам возникает закономерный вопрос: не слишком ли много собирается взять на себя сообщество деловых людей? И где же государство? Ведь все перечисленное в нормальной стране решалось бы государственными усилиями и на государственные же средства.