Преступная язва

Для масштабных терактов пока не придумано ничего лучше, чем биологическое оружие

Спустя неделю после авиационной атаки 11 сентября Америка столкнулась с биоатакой. Бактерии сибирской язвы пришли в письме во флоридскую газету Sun, принадлежащую холдингу American Media, потом в нью-йоркский офис телекомпании NBC и невадский офис Microsoft. Затем очередь дошла до официальных учреждений: бактерии были обнаружены в системе вентиляции cената США и в офисе губернатора штата Нью-Йорк.

На момент сдачи этого номера в печать выявлено более 40 заболевших, к числу зараженных добавились сотрудники центральных офисов телекомпаний ABC и CBS. Один из пострадавших - 63-летний житель Флориды Боб Стивенс - уже скончался. Это первая смерть от сибирской язвы в США за последние 25 лет. Четыре человека скончались в Кении после вскрытия письма из Атланты. Если не страх, то, по крайней мере, сильное беспокойство охватило буквально все континенты. Таинственный белый порошок, в которым обывателям мерещились возбудители сибирской язвы, обнаруживали в России и Европе, в Рио-де-Жанейро и далекой Австралии. К счастью, тревоги за пределами США пока оказывались ложными.

Еще нет четких ответов, откуда взялись штаммы, кто и как их распространял, сколько инфицированных бродит по планете. По мнению многих специалистов, сибирская язва, или, как ее еще на американский манер называют, антракс (anthrax) с точки зрения современных возможностей террористов - цветочки. Поражающая сила иных видов биооружия намного сильнее. С учетом того, что человечество уже давно не переживало тотальных эпидемий и не обладает достаточными ресурсами для борьбы с вирусами и бактериями, эффект биоатаки может быть катастрофическим.

"Шкурная" болезнь

По иронии судьбы именно нападение с помощью бактерий сибирской язвы на города США рассматривалось несколько лет назад различными международными организациями в качестве теоретического примера при определении эффекта биоатак. Еще в 1970 году экспертный комитет World Health Organization представил расчеты, согласно которым в случае распыления 5 килограммов антракса над городом с населением в 5 миллионов человек около 250 тысяч окажутся зараженными, и 100 тысяч из них умрут (при условии, разумеется, что не будут предприняты превентивные меры). Согласно другим оценкам, представленным в 1993 году в докладе The U. S. Congressional Office of Technology Assessment, 100 килограммов антракса, распыленных над Вашингтоном, могут вызвать смерть от 130 тысяч до 3 миллионов человек.

Впрочем, если язва возникла в каком-то ограниченном пространстве, апокалиптическому развитию событий можно успешно противостоять. Эта болезнь хоть и страшна, но достаточно хорошо изучена. В России, например, не прекращалась работа по исследованию возбудителей сибирской язвы. По свидетельству первого заместителя генерального директора крупнейшего российского института по работе с опасными инфекциями, Научного центра вирусологии и биотехнологии "Вектор", члена-корреспондента Академии наук РФ Сергея Нетесова, "природные очаги этой инфекции у скота возникают постоянно. Людей, которые работают как с животными, так и со шкурами, в кожевенной промышленности, регулярно прививают. Очаги заражения хорошо локализуются". Сибирская язва излечивается антибиотиками, если, конечно, вовремя начать лечение. Это заболевание не передается от человека к человеку, как, например, оспа. Да и сама вероятность заразиться, по словам заместителя председателя Пущинского научного центра биологических исследований Владимира Ивкова, приводимым агентством "ИнформНаука", зависит от состояния иммунной системы каждого конкретного человека, которое, в свою очередь, зависит от уровня жизни и развитости системы здравоохранения. Поэтому нынешнюю общемировую панику в странах золотого миллиарда можно было бы считать чересчур эмоциональной реакцией на американские события, если бы дело ограничивалось только сибирской язвой.

Для преднамеренного массового заражения людей годится не один десяток микроорганизмов. Группа специалистов из многих стран несколько лет назад обсуждала эту проблему в Австралии, в результате чего был принят применяемый сейчас во всем мире список патогенов так называемой "австралийской группы". Болезнетворные микроорганизмы оценивались учеными по многим параметрам: скорость распространения, способы заражения (может ли болезнь передаваться от человека к человеку или нет), сложность лечения и, конечно, смертность. В результате в список были включены около ста патогенов. Теоретически все они могут быть использованы для атак на человечество. Но когда говорят о биооружии, чаще всего имеют в виду бактерии (чумы, холеры, сибирской язвы и других) и вирусы (оспы, геморрагические лихорадки Эбола, Марбурга, Ласса и др.).

Что опаснее: бактерии или вирусы? По свидетельству Владимира Ивкова, "среди не прошедших вакцинации людей смертность от вируса оспы - тридцать пять процентов. От бактерий чумы и сибирской язвы умирают тридцать-сорок процентов заболевших. Вирус же лихорадки Эбола убивает с вероятностью восемьдесят процентов". В принципе вирусная инфекция опаснее. Дело в том, что бактерия - это отдельный самостоятельный организм. Она может быть убита антибиотиком. Антибиотик в этом случае выступает как избирательный яд, который замедляет развитие бактерии или уничтожает ее, но не наносит вреда человеку.

С вирусами все сложнее. Они живут в клетке и для своего размножения используют клеточный аппарат. Убить их, не убив клетку, непросто. Вирусам присущи только два-три уникальных, отличных от клеточных, фермента, которые можно обнаружить на определенной стадии их развития. На них и пытаются влиять ученые с помощью различных средств, но антибиотики для этого не подходят. Потому даже всем нам известный грипп не лечится антибиотиками, что уж говорить о более страшных заболеваниях. "Против целого ряда вирусов нет методов полного излечения, вспомните ВИЧ", - говорит Сергей Нетесов. Кстати, одна из версий, рассматривающих причины возникновения вируса иммунодефицита, до сих пор предполагает возможность утечки биооружия.

Бактерией по Паулюсу

"По официальным данным, за всю историю человечества были зарегистрированы несколько микроорганизмов, использованных для биоатак: в основном помимо сибирской язвы это возбудители чумы и оспы", - говорит Сергей Нетесов. Один из первых известных истории примеров - эпидемия чумы в Европе в середине XIV века. Татарские войска, осаждавшие нынешнюю Феодосию, перебрасывали через стены крепости трупы умерших от чумы. Оборонявшиеся генуэзцы, которым удалось вырваться из окружения, оказались зараженными и завезли чуму в Европу.

Однако массовое распространение биологическое оружие получило только в минувшем столетии. В первую мировую германские агенты в США, по некоторым данным, вполне "технологично" заражали сибирской язвой лошадей и коров американской армии. Дальше лидерство по части практического применения биологического оружия перешло к японцам. Известно, что за период с 1932-го по 1945 год японская армия в ходе крупномасштабной программы по "тестированию" различных его видов неоднократно распыляла над территорией Китая патогенные бактерии, а также проверяла их воздействие на военнопленных (в результате погибли примерно 10 тысяч испытуемых).

СССР тоже не отстал от европейцев и японцев. Известный борец против биооружия, доктор химических наук Лев Федоров отмечает применение советской армией бактерий туляремии (вызывают один из видов пневмонии) во время Великой Отечественной войны против войск Паулюса под Сталинградом. По его данным, тогда пострадали обе стороны.

В 1972 году большинство стран (в том числе СССР) подписали международную Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) оружия и его уничтожении. Но, по утверждению Американской медицинской ассоциации (АМА), сегодня по крайней мере 17 государств, в том числе подписавших конвенцию, продолжают вести разработки наступательного биологического оружия. И опасные бактерии и микробы время от времени "выползают на свет".

Самый известный случай "непреднамеренного" использования спор сибирской язвы произошел в 1979 году в Советском Союзе. 4 апреля 1979 года на южной окраине Свердловска началась страшная эпидемия. За считанные недели от неизвестной болезни, похожей по симптомам на сибирскую язву, погибли, по разным данным, 68 человек (всего же было заражено около 80). Очень скоро в западной прессе появилась версия: причину таинственной эпидемии следует искать в местной военной лаборатории. Западные спецслужбы подозревали, что на Урале изготавливаются тонны порошка со спорами антракса. До распада СССР истинные причины свердловской трагедии тщательно замалчивались. Сейчас открытые комментарии по этому поводу дает Лев Федоров. По его версии, источником смертоносного облака был 19-й военный городок - секретный микробиологический центр Министерства обороны Советского Союза. Интересно то, что в первую очередь умирали взрослые мужчины. По мнению Федорова, это свидетельствует о том, что катастрофу в Свердловске вызвал не обычный штамм возбудителя сибирской язвы, а новое наступательное биологическое оружие, которое в основном уничтожает мужчин зрелого возраста.

Единственный достоверно известный до сих пор случай биотерроризма в США произошел в 1984 году в штате Орегон. Последователи известного "гуру" Бхагвана Шри Раджниша умудрились инфицировать бациллами сальмонеллы салаты и кофейные коктейли в 10 ресторанах городка Даллас, что вызвало заражение 751 жителя этого населенного пункта (к счастью, обошлось без летальных исходов). Официальный доклад представителей специально созданных в США в начале 50-х годов на волне холодной войны элитных подразделений детективов-медиков, так называемых Центров по контролю и предотвращению заболеваний (CDC), посвященный описанию технологии этого теракта, стал достоянием широкой публики только через 13 лет после происшествия.

Вместо цистерны с отравой

Биологическое оружие, как никакое другое, подходит для масштабных терактов. Даже по сравнению с химическим оно заметно эффективнее.

До сих пор человечество еще не создало ядов, которые могли бы действовать в малых дозах на большое количество людей, и, скажем, для того чтобы количество жертв было сопоставимо с числом погибших в результате терактов 11 сентября в Нью-Йорке, необходима по крайней мере цистерна химической отравы.

Более того, для производства химического (не говоря уж о ядерном) оружия в серьезных масштабах требуется соответствующая промышленная база. В кустарных условиях разработать какое-либо боевое отравляющее вещество можно, но поставить его производство на поток довольно сложно. Изготовить биооружие гораздо проще. Возбудителей той же сибирской язвы можно, говоря на жаргоне биологов, "наскрести" из природного очага или, на худой конец, подкупить сотрудников лаборатории, что и пытались делать, например, фанатики из секты "Аум Синрике". Конечно, бактерии для массового применения надо специально выращивать, причем в процессе производства необходимо защитить работников от заражения. Но в принципе для выпуска партии смертоносных бактерий достаточно иметь небольшую группу специалистов, скромное помещение и не самое дорогостоящее оборудование.

Наконец, эффект от применения химических отравляющих веществ быстро убывает, что также существенно снижает их потенциальную привлекательность для тех, кто намерен их использовать. При применении биооружия зараженные люди могут носить в себе бациллы месяцами (некоторые виды болезней практически не поддаются идентификации на раннем периоде), отслеживать "ареал распространения" этих микроорганизмов, по большому счету, можно только по факту обнаружения видимых симптомов заболевания (т. е. уже на "продвинутой" стадии).

Против биотерроризма сегодня нет стопроцентной защиты. "При национальной эпидемии надо интегрировать и координировать работу семи тысяч организаций!" - восклицает корреспондент СNN. Не говоря уже о том, что при серьезной биоатаке сразу возникнет дефицит лекарств, вакцин, а также врачей и другого медперсонала. Лидер Экологического союза России Виктор Данилов-Данильян полагает, что человечество "чересчур легкомысленно поверило, что оно победило оспу, сибирскую язву, чуму. Эта расслабленность, которая была обусловлена успехами эпидемиологии и медицины, может очень дорого обойтись, если бактериологическое оружие станет постоянным орудием террора". По словам ученого, сейчас биосфера находится в возмущенном состоянии, и система регуляции живой природы разбалансирована. Такое положение ведет к появлению новых штаммов бактерий и мутации уже существующих. А если учесть, что налицо бум в биотехнологиях и механизмы воздействия тех или иных веществ на человека становятся все более изощренными, то на вооружении террористов могут вполне оказаться и вирусы-мутанты, изготовленные каким-нибудь нечистоплотным биологом, и вовсе неизвестные доселе широкой общественности биопрепараты. Кстати, сейчас в некоторых источниках появились сведения о новом типе оружия - биорегуляторах. Они запускают в организме механизмы синтеза веществ, вызывающих гибель человека или его ускоренное старение. "Все происходит как бы само собой. Например, вдруг начинают часто образовываться тромбы, быстро развивается сердечная недостаточность, и человек через несколько месяцев умирает", - рассказывает Владимир Ивков. Впрочем, пока о применении этого типа оружия, слава богу, ничего не слышно.

Сибирская язва - острое заболевание, которое поражает главным образом сельскохозяйственных животных, а от них может передаваться людям. Возбудитель сибирской язвы проникает в организм через дыхательные пути, пищеварительный тракт, поврежденную кожу. Заболевание наступает через 1-3 суток; оно протекает в трех формах: легочной, кишечной и кожной.

Чаще всего встречается кожная разновидность сибирской язвы (до сих пор, согласно международной статистике, на нее приходилось около 95% "случаев" этого заболевания), причем она является "наиболее безобидной" из трех вариантов (по крайней мере, она легко поддается лечению антибиотиками).

При кожной форме сибирской язвы поражаются чаще всего открытые участки тела (руки, ноги, шея, лицо). На месте попадания микробов возбудителя появляется зудящее пятно, которое через 12-15 часов превращается в пузырек с мутной или кровянистой жидкостью. Пузырек вскоре лопается, образуя черный струп, вокруг которого появляются новые пузырьки, увеличивая размер струпа до 6-9 сантиметров в диаметре (карбункул). Карбункул болезненный, вокруг него образуется массивный отек. При прорыве карбункула возможно заражение крови и летальный исход. При благоприятном течении болезни через 5-6 дней температура у больного снижается, болезненные явления постепенно проходят.

Легочная форма сибирской язвы - самая опасная форма, возникающая при вдыхании спор антракса; согласно "исторической статистике", 89% людей, зараженных этим путем, умирают. Она представляет собой своеобразное воспаление легких: температура тела резко повышается, появляется кашель с выделением кровянистой мокроты, сердечная деятельность ослабевает, и при отсутствии лечения через 2-3 дня наступает смерть.

Кишечная форма заболевания (вызываемая "поеданием" зараженного мяса животных) проявляется в язвенном поражении кишечника, острых болях в животе, кровяной рвоте, поносе; смерть наступает через 3-4 дня. Эта форма встречается намного реже даже легочной.

Дополнительная трудность раннего обнаружения инфекции состоит в том, что на начальном этапе она по своим симптомам очень напоминает банальный грипп. Кроме того, бактерии, вызывающие сибирскую язву, могут образовывать споры, которые способны длительное время пребывать в латентном состоянии и активизироваться только при попадании в благоприятную среду. Эти споры могут распыляться различными способами: например, при помощи сельскохозяйственной авиации или даже обычными аэрозольными баллончиками.