Список Шишкина

Юлия Попова
12 ноября 2001, 00:00

На Антикварном салоне теперь можно найти почти все, что нужно для жизни

Даже видавшие виды любители старины были по-настоящему удивлены разнообразием предметов, выставленных на XI Антикварном салоне. Экспозиции многих крупных антикварных магазинов, участников салона, напоминали роскошные, вполне обжитые квартиры, наполненные не только мебелью, картинами и канделябрами, но и многими полезными в быту вещами. Хоть приходи и живи. Люстры, ковры и столовые приборы, камины, шахматные доски и каминные часы, ширмы, вместительные чемоданы и дамские вечерние сумочки. Как будто рядом с той кладовой, из которой антикварный рынок до сих пор пополнялся массивной старинной мебелью, бронзой и Айвазовским, обнаружилось местечко, где хранилось все остальное.

Чем богаты

О XI салоне задолго до его открытия стали говорить как о "переломном", "подводящем черту под" и т. д., поскольку в следующий раз антиквары соберутся в Центральном доме художника уже после того, как будет отменено государственное лицензирование торговли антиквариатом. Больше не надо будет спрашивать у государства, можно ли тебе начать распродавать доставшиеся тебе же в наследство старинные часы и вазы, и за это "можно" будет давать ему денег. От этого новшества ждут чудес, в частности того, что антикварный рынок станет более разнообразным. Однако очевидно, что это произошло уже сейчас. На вопрос, откуда вдруг появилось столько светильников, посуды, украшений, фотографий и всякой всячины, обычно наполняющей дом, один участник салона (как и раньше, антиквары не очень любят сообщать всем подряд свои имена) ответил, что старинных вещей гораздо больше, чем можно себе представить, только спрос бывает далеко не на все. "Вспомните, какие раньше были объявления: 'куплю старинную мебель, иконы, серебро', и все. Просто сегодня спрос стал гораздо шире".

Расширение спроса означает, что меняется представление об антиквариате как об ограниченном наборе вещей. Конечно, уже очень далеки те времена, когда антиквариат представлялся не иначе как чемоданом с иконами и яйцами Фаберже. Широкое признание ценности более "обыденных" предметов пришло с появлением рынка, но все же далеко не все старинные вещи считались полноценным антиквариатом, то есть тем, что и дом украшает, и в цене растет. Лицо антикварных салонов 90-х определяли "диван с бронзовыми лебедями", бронзовые же часы да полотна в пышных рамах, хотя и там были гравюры, книги, старинные карты, но все больше по углам. О постепенном расширении спроса свидетельствовало появление двух вещей: искусства ХХ века (эпохи модерна, авангарда, ар деко, а с некоторых пор и соцреализма) и восточной экзотики. В каждом салоне принимают участие одна-две галереи, торгующие азиатским или африканским искусством. На весеннем салоне нынешнего года появились старинные куклы и рояли, веера и прочие полезные предметы, населявшие дома в старину. Сегодня на Антикварный салон можно зайти за игральными картами, найти здесь все, что нужно для сервировки стола, и даже примерить мундир.

На вес золота

Однако разнообразие это имеет весьма ощутимые ограничения. Заглянем в топ-лист, то есть в список наиболее ценных (по мнению самих участников) предметов старины, выставленных на салоне. Как и прежде, живопись представлена главным образом русской школой второй половины XIX - начала ХХ века. В царстве Шишкина, Маковского, Айвазовского, Левитана, Поленова появляются редкие гости из авангарда - Аристарх Лентулов, Александра Эстер, Василий Кандинский, Александр Веснин, Наталья Гончарова. Но их произведения можно пересчитать по пальцам. Что касается декоративно-прикладного искусства, то можно было полюбоваться на изделия Фаберже, правда, не на знаменитые яйца, а письменные и столовые приборы, украшения для женщин и мужчин. Перечень лучшей мебели украсила неоготическая ширма с витражами, иконы же больше привлекали своими окладами, чем живописью.

И все же при несомненном общем оживлении практически неизменным осталось одно - по-прежнему очень мало западного искусства. Достаточно сказать, что среди полотен интерес представляли лишь одно фламандское полотно XVII века и один французский портрет XVIII века. Прямо скажем, не густо. Что, на западное искусство нет спроса? Спрос-то, может, и есть. Просто продавать его здесь никому не выгодно, так как цены на нашем антикварном рынке ниже мировых. Если после отмены государственного лицензирования на антикварных салонах станет больше европейского искусства, то это и будет одно из чудес, которых ожидают от вводимого послабления.