Идите к нам

Евгений Решетин
10 декабря 2001, 00:00

Чиновники готовы открыть иностранному капиталу российский рынок страхования. Надо ли это делать?

Недавно ответственный чиновник правительства на одной из бизнес-конференций произнес знаменательную речь. Из нее следовало, что, поскольку после терактов 11 сентября тарифы на перестрахование рисков на Западе существенно выросли, для создания сильного страхового рынка внутри России необходимо облегчить прямой вход на него иностранцам. Тогда придут западные технологии, улучшатся условия страхования, снизятся тарифы, а уровень надежности, напротив, вырастет.

Утверждение чиновника о повышении перестраховочных тарифов, бесспорно, верное. Но в том, что приход иностранцев на наш рынок сможет принципиально изменить ценовую ситуацию, есть сомнения. Примечателен сам факт появления таких высказываний: масштабное привлечение зарубежных страховщиков на российский рынок - без пяти минут государственная политика. Да и процесс сам по себе уже идет: крупнейшие мировые компании Allianz AG и AIG уже имеют в России своих "дочек", Allianz AG купила российскую компанию РОСНО, иностранных собственников могут получить "Росгосстрах" и "Ингосстрах".

Перестрахование как канал влияния

Что такое перестраховочные тарифы и почему так страшно для нас их повышение?

Российский страховой рынок развит еще недостаточно: ресурсы любой страховой компании ограничены, поэтому собственными силами она может страховать лишь небольшие риски. Крупные промышленные риски неминуемо должны ложиться на плечи ведущих западных страховщиков. Механизм передачи рисков на Запад называется перестрахованием. Как оно работает? Российская страховая компания оставляет на собственном удержании лишь небольшую часть риска (крупные компании - максимум несколько сотен тысяч долларов, лидеры рынка - один-два миллиона), остальное реально страхуют иностранцы. Вот один из последних примеров: имущество Тюменской нефтяной компании было застраховано компаниями "АльфаСтрахование" и РОСНО на 7,2 млрд долларов. Кто же может взять на себя такой риск? В одиночку - никто, даже самый крупный и имеющий максимальные международные рейтинги зарубежный перестраховщик. Большие риски принимает на себя фактически весь международный страховой рынок (в случае с ТНК это крупнейшие европейские страховые компании, такие как Munich Re, General & Cologne Re, Allianz AG и другие). Именно поэтому после терактов в США о многомиллионных убытках заявили не только американские страховые и перестраховочные компании, но и европейские.

Поэтому вполне логично, что проблемы международных страховщиков аукнулись и на российском рынке. Наши промышленники, у которых подошел срок перезаключать действующие договоры страхования, уже столкнулись с резким ростом тарифов. В одних видах страхования рост составляет десятки процентов, в других - разы. Компании, заложившие в свои бюджеты определенные суммы, вынуждены экономить, отказываясь от страхования части рисков и снижая качество собственной страховой защиты. Причиной глобального повышения тарифов стала не прихоть наших страховщиков, пожелавших получить больше денег, а новые условия, выставляемые западными перестраховщиками. Именно они, принимая на себя основную часть рисков, уже сейчас определяют ценовую политику российского рынка.

Нельзя однозначно сказать, оправданно ли столь значительное увеличение тарифов с экономической точки зрения. С одной стороны, после терактов и ряда других крупных катастроф западные страховщики сильно поиздержались, и финансовая подпитка является для них жизненно важной. С другой, по словам советника гендиректора "Ингосстраха" Рудольфа Шуравина, страховой рынок, как и любой другой, имеет циклическую структуру. Каждые пять-семь лет возникают ситуации, аналогичные нынешней: спад рынка, разорение большого числа компаний и резкий рост тарифов. В рамках такого подхода рост тарифов на международном рынке является объективной реальностью, с которой мы должны просто смириться. Однако есть и обратная сторона медали. Хорошо это или плохо, но российский рынок пока не является частью мирового. Говорить о кризисе российского страхования пока не приходится. Напротив, операторы рынка крайне редко несут убытки, и практически все крупные страховщики включая тех, кто работает в наиболее убыточных за рубежом авиационном страховании и страховании топливно-энергетического комплекса, имеют отличную статистику по выплатам. С этой точки зрения получается, что западные страховые и перестраховочные компании ведут не очень честную игру, желая за счет клиентов-россиян компенсировать сокращение доходов на европейском и американском рынках.

Кризис облагораживает рынок

Может ли открытие рынка что-либо серьезно изменить в подобной ситуации? По всей видимости, нет. Какой бы крупный иностранный страховщик на наш рынок ни пришел, при страховании промышленных рисков он все равно будет опираться на международный перестраховочный рынок и в тех или иных вариантах применять те же самые тарифы перестрахования, которые предлагаются нашим страховщикам сегодня. Единственный серьезный аргумент в пользу того, что западные компании захотят снизить цены, связан с процедурой оценки рисков. Сейчас иностранцы должны доверять расчетам своих российских коллег, а после прихода на российский рынок все смогут делать сами. Однако, если говорить о страховании крупных промышленных рисков, не работает и этот аргумент: для расчета тарифов и определения условий страхования и сейчас привлекаются ведущие западные оценщики и страховые брокеры, а статистика показывает верность расчетов.

Другое дело - страхование более мелких рисков. Здесь есть резервы для снижения цен - наши страховые компании "накручивают" тарифы сверх требований западных перестраховщиков. С тем, что российские тарифы в страховании среднего и малого бизнеса завышены, не спорят даже сами страховщики. В этой ситуации здоровая конкуренция с зарубежными компаниями может оказаться весьма полезной. Но опять-таки не сейчас. Игра на снижение тарифов возможна только в стадии максимального подъема рынка, когда страховщики процветают, а не тогда, когда их задача - покрыть собственные убытки. Опыт работы иностранных страховщиков в различных странах показывает, что даже в относительно благополучное время их тарифы далеко не всегда ниже, чем в среднем по рынку. В этом смысле интересен пример открытия итальянского страхового рынка в 60-е годы, когда "иностранцы", делая ставку на собственные брэнды, вышли на рынок именно с дорогими продуктами. Конкуренция с местными компаниями и нормализация тарифов началась лишь через пять лет.

Так что без четкого разграничения сиюминутных и долгосрочных интересов не обойтись. Долгосрочный интерес - создание максимально открытой конкуренции российских и иностранных страховщиков. Интерес сегодняшнего дня - максимальное развитие российского внутреннего страхового рынка, которое могло бы в будущем эту конкуренцию обеспечить. Антон Легчилин, начальник департамента перестрахования "Энергогаранта", считает, что именно текущая ситуация на международном страховом рынке может послужить для нас хорошим стимулом для развития. Ведь единственный способ избежать повышения цен на страховые услуги - переориентировать размещение рисков на внутренний рынок. И этот процесс уже начался. Лидеры российского рынка хором заявляют о росте числа средних страховых компаний, желающих перестраховать у них риски. Идет накачка уставных капиталов, что приводит к росту емкости рынка. Стали создаваться перестраховочные пулы, один из которых образован на базе ассоциации страховщиков топливно-энергетического комплекса.

Так зачем нужны иностранцы?

Подведем итоги. Независимо от того, кто является учредителем российской страховой компании, она будет стремиться перестраховывать крупные риски за рубежом, а мелкие и средние риски размещать в России. Как показывает практика, никаких преимуществ не получат ни сами компании с иностранным капиталом, ни их клиенты. Деятельность же иностранцев напрямую, минуя российских "дочек", тоже ничего не решит: работая на условиях международного рынка, они не смогут воспользоваться ценовым преимуществом размещения рисков в России. Так что придется признать, что распространенное суждение о сверхвыгодности прихода иностранных страховщиков для российской экономики попросту неверно. Тогда зачем подобные заявления делают госчиновники? По-видимому, ответ на этот вопрос стоит поискать в иной плоскости.

Вспомним, что в ближайшее время будет решаться судьба "Росгосстраха". История приватизации этой компании была непростой, поэтому ожидания правительства относительно суммы, которую можно выручить за ее продажу, достаточно высоки. Произведенные уже в ходе конкурса изменения в его условиях и недовольство этим инвестиционной компании "Тройка Диалог" (она выступает от имени реального покупателя первого пакета акций) свидетельствуют в пользу того, что задача правительства состоит в расширении круга инвесторов за счет западных страховщиков. Становится ясно, что любые разговоры о предпочтительности развития страховых компаний с иностранными инвестициями стоит рассматривать в качестве правительственного PR-мероприятия, сопровождающего сделку.

Помимо "Росгосстраха" у Мингосимущества есть еще 2,5% в капитале "Ингосстраха". Весьма сомнительно, что государству легко удастся найти претендентов на столь небольшую долю среди российских инвесторов. Без сотрудничества с нынешними основными акционерами тут не обойтись. И здесь стоит поторопиться. Напомним, что с недавних пор акционерами "Ингосстраха" являются "Сибирский алюминий", "Сибнефть" и ГНК "Нафта-Москва", которые в сумме владеют примерно 80% акций страховщика. Однако на рынке упорно ходят слухи, что покупка "Ингосстраха" для этих компаний не была самоцелью и, весьма вероятно, в ближайшее время компания будет перепродана одному из ведущих американских страховщиков - AIG. Задача государства в этом случае - с выгодой расстаться со своими двумя с половиной процентами в капитале. И вот тут уже грамотный PR обязательно сыграет свою роль.

Одними разговорами иностранцев, конечно, не привлечешь. Поэтому правительство в преддверии продажи госактивов, видимо, будет совершать и иные действия, чтобы упростить доступ иностранцев на рынок.

Ограничения на лицензирование страховых компаний с иностранным участием, существующие сегодня

1. Минимальный размер УК должен составлять не менее 250 тыс. МРОТ, для перестраховщиков - 300 тыс. МРОТ, при этом УК должен быть сформирован за счет денежных средств

2. Иностранный инвестор должен не менее 15 лет являться страховщиком

3. Иностранный инвестор должен не менее двух лет участвовать в деятельности страховой организации, созданной на территории РФ

4. Квота на суммарное участие иностранных капиталовложений составляет 15% от общего УК всех зарегистрированных в России страховых компаний

5. Подобные компании не могут заниматься страхованием жизни, обязательным страхованием, а также страхованием имущественных интересов государственных и муниципальных организаций

Источник: "Эксперт РА".