О благолепии

Александр Привалов
24 декабря 2001, 00:00

Это - последний в 2001 году номер журнала; стало быть, напрашивается что-то в жанре summary. Это - номер предрождественский; стало быть, традиция требует чего-нибудь в жанре святочного рассказа. Объединить эти две затеи будет непросто, но все же - рискнем.

Что такое истекающий год во внутренней российской жизни? Это та часть путинской эпохи, которая после принятия ново-старого гимна. Чем она отлична от той, что была до принятия? В деталях - многим; в сущности - в общем-то, ничем. Если на время забыть об 11 сентября и его (в том числе) российских последствиях, то эпоха эта пока вполне монолитна и, не дробясь на календарные периоды, верна себе.

Главная суть начала этой эпохи (а мы всс еще где-то в начале) общеизвестна: всс, что мало-мальски в политическом смысле шевелится, быстро и радостно выстроилось в шеренги под штандарт нового президента. Про это поначалу поражавшее до немоты, а теперь совершенно привычное сбивание в кучку можно говорить в ироническом тоне - да немало в нем и наговорено, да многое только им и может описываться, - но ограничиваться им одним едва ли следует. Ведь и вправду силен и не заслуживает насмешек соблазн "хотеть в отличье от хлыща в его существованье кратком труда со всеми сообща и заодно с правопорядком". В конце ельцинской эпохи так страшен был дефицит доверия и так велика в доверии нужда, что при одной вести о том, что во главе государства встает деятельный и решительный человек, о котором ничего дурного не известно, пошла кристаллизация и этот соблазн овладел широчайшими массами. Именно поэтому путинские шеренги выстроились не только из стай всевозможного начальства - в них оказалось множество во всех отношениях достойных людей.

Но только что мной процитированная строфа - не последняя в мудром стихотворении. Следующая начинается словами, столь же полно сбывшимися и в нашем случае: "И тот же тотчас же тупик при встрече с умственною ленью". Все, кто пришел или прибежал в шеренги, пришел или прибежал ровно с тем багажом, с которым процветал в прежней эпохе. И чуда, к великому сожалению, не произошло - новое качество от перестроения этого багажа не возникло. О политиках отдельный разговор, но наиболее грустным открытием стали, мне кажется, простота, необоримая разобщенность и чинопочитание прочих граждан.

Один из моих коллег по журналу в последние месяцы много работал над созданием общественной организации, призванной отстаивать интересы предпринимателей. Как она там будет, да и будет ли их отстаивать, пока вилами по воде писано. Но вот что выяснилось быстро, так это крайнее нежелание самих предпринимателей "высовываться". Они неприкрыто боятся выступить с каким бы то ни было инициативным заявлением, пока не знают, как к этой инициативе отнесется начальство. Простая мысль, что если начальство какую-либо инициативу уже одобрило, то с ней незачем и выступать, их не вдохновляет. Так вот, мой коллега, утомясь бесконечными стараниями своих соорганизаторов угадать намерения начальства, принялся корить господ бизнесменов: да что же вы, в конце-то концов, по всякому свистку на задние лапки становитесь? Вы будете действовать в собственных интересах или нет? На это один из укоряемых, жесткий и удачливый промышленник, сокрушенно молвил: "Что же делать - мы, предприниматели, люди тупые и трусоватые". С тем и возьмите.

Полагаю, что не в меньшей степени отсюда, чем из злых козней начальства, норовящего, как говорится, выстроить управляемую демократию, проистекает кризис электоральных механизмов, ставший в последнее время совершенно очевидным.

Что же до политиков профессиональных, то тут даже без особых натяжек можно усмотреть подобающее Рождеству благолепие. Что там лев, возлегающий рядом с агнцем! Все охотно возлегли рядом со всеми, не испытывая ни малейших неудобств или, по крайней мере, успешно делая вид, что не испытывают. Мне за верное рассказывали, что В. И. Новодворская на днях опубликовала статью, похваляющую президента, - что уж говорить о менее острых случаях. Если системный оппозиционер Г. А. Явлинский и продолжает пламенно клеймить ту же самую управляемую демократию, так это не страшно: ведь на деле-то он не отказывается в ней поучаствовать, охотно принимая четыре мандата в Мосгордуму в ходе ее начальственного "распила". Если красноречивый либерал Б. Е. Немцов и находит в поведении властей достойные критики сюжеты, так и это не страшно: правый лидер непременно подберет такую аргументацию для своих критических замечаний (взять хоть недавнее указание на то, что отношения России с Чечней нужно строить по образцу отношений Китая с Гонконгом), что хоть стой, хоть падай, - и действия властей от критики только выглядят еще более мудрыми, чем являются на деле.

В этом-то, собственно говоря, и заключается оборотная сторона наблюдаемого политического благолепия: очень уж безмысленно. То, что комментаторам становится нечего комментировать, беда небольшая; хуже другие следствия. Вот, на помянутых уже выборах в Мосгордуму примерно втрое выросла доля голосов "против всех" и примерно вдвое - голосов, отданных коммунистам. Это в Москве-то! Как ни крути, но политической жизни необходимо срочно умнеть.

Ну а для этого, вероятно, стоит ненадолго прерваться. С наступающими вас праздниками! На всякий случай напоминаю: о Святках гнутой работы не работают.