О лицемерии

Александр Привалов
25 марта 2002, 00:00

Этот номер журнала уходит в печать в четверг, а потому мне не известно, как Государственная дума отреагирует на проект федерального закона "Кодекс поведения государственных служащих Российской Федерации": его намечено слушать в пятницу. Чем черт не шутит - не исключено, что депутаты проект с презрительным смехом отвергнут. Только вряд ли - для презрительного смеха логичнее было бы отказаться ставить его в повестку дня. А раз поставили - наверное, примут. Так что нам с вами полный резон рассмотреть законопроект со всей той серьезностью, которой он заслуживает.

Как сказано в преамбуле, "Настоящий кодекс предназначен для уточнения норм поведения, этики, которые должны соблюдаться государственными служащими, для оказания им помощи в выполнении этих норм и информировании граждан о том, какого поведения они вправе ожидать от государственных служащих". Поблагодарим авторов проекта: наконец-то мы с вами, граждане, будем знать, чего вправе ожидать от чиновника. Из первой же главы "Общие положения" становится понятно, что вправе мы ожидать вот чего: госслужащий обязан "исполнять свои обязанности, соблюдая закон" (ст. 1); он "должен быть честным, беспристрастным и выполнять свои обязанности в меру своих способностей, эффективно, компетентно, справедливо и с пониманием"; он "обязан быть вежливым с гражданами, которых он обслуживает, а также в своих отношениях с вышестоящими начальниками, с коллегами и подчиненными" (ст. 2); он "не должен осуществлять произвол в отношении каких бы то ни было лиц" (ст. 3) - и так далее. Без этого текста граждане не знали бы, что вправе ждать от чиновника вежливости в его "отношениях с вышестоящими начальниками", - да и сами чиновники, недостаточно подкованные в этике, напропалую хамили бы своим боссам. Но кодекс все расставит по местам!

Конечно, эту часть проекта хочется расширить: так, рядом с эксплицитным требованием "соблюдать закон" прекрасно смотрелось бы пожелание неукоснительно исполнять таблицы умножения и Менделеева, а равно и ПДД; рядом же с призывом "выполнять свои обязанности... эффективно, компетентно, справедливо и с пониманием" можно бы ввернуть требование непременной шестикрылости всякого госслужащего: это было бы еще красивее и не многим дальше от презренной реальности.

Часть "Основные положения", руководствующая самих госслужащих в высоких проблемах этики, еще богаче смыслом и напряженнее по накалу страстей. Вот например: что должен делать чиновник, если ему суют на лапу? До появления кодекса чиновник этого не знал - он мучительно краснел и стыдливо ковырял пальцем потную ладошку. Теперь он будет готов реагировать грамотно, поскольку прочтет статью 16 "Отношение к предложениям получить не должную выгоду". (Что такое не должная выгода? По духу проекта ясно, что для добротного госслужащего не должная выгода - это все, кроме блага Отечества и заработной платы. Взятка, короче говоря.) Прочтет же он следующее: "Если государственному служащему предлагается не должная выгода, то с целью обеспечения своей безопасности он или она обязаны принять следующие меры: отказаться от не должной выгоды..." Дальше уже не так смешно, хотя есть и еще перлы: оказывается, надо "попытаться установить личность сделавшего такое предложение; избегать длительных контактов, хотя знание основания данного предложения может быть полезным при снятии показаний" - и тому подобное. Главное же - "продолжать работу в обычном порядке, в особенности с делом, в связи с которым была предложена не должная выгода". Нас не остановишь!

Откуда взялись все эти пустые словеса? В пояснительной записке к проекту сказано, что он "подготовлен на основе 'Модельного кодекса поведения для государственных служащих', принятого в качестве рекомендации NR(2000)10 Комитетом министров Совета Европы". А зачем? Авторы могут считать мотивами своего труда все что угодно, но со стороны виден главный мотив - лицемерие, причем лицемерие двустороннее.

Во-первых, со стороны чиновников. Коррупция доедает страну. О старых добрых взятках уже почти не говорят - говорят об административном ресурсе, то есть о целом комплексе методов, позволяющих чиновникам всех мастей выдаивать досуха все, до чего дотягиваются их руки. Самые недвусмысленные обвинения, звучащие, скажем, в СМИ, звучат впустую: ни объекты обвинения, ни публика, ни правоохранительные органы и ухом не ведут - всем надоело и всем все равно. В этих условиях украшать чиновников еще одним венком из флердоранжа: мол, какие взятки? у нас все по Моральному кодексу! - есть акт рекордного лицемерия.

Впрочем, особенно негодовать на это лицемерие я бы не стал: оно все-таки явно лучше беспардонности. Если госслужащим до сих пор настолько неловко воровать, что они радуются таким легкомысленным маскхалатикам, как этот Моральный кодекс, то и замечательно; эта остаточная стыдливость - одна из очень немногих, пусть и слабых, надежд на выправление ситуации.

Другое дело - второй слой лицемерия этого законопроекта: со стороны думцев. Тут уж умиляться решительно нечему. Коррупция в России отличается как раз тем, что в подавляющей своей части осуществляется по закону: это закон допускает чиновника к рулежке теми или иными видами активов - и когда известный процент допущенных к рулежке начинает воровать, что-либо поделать с этим решительно невозможно. Поэтому лицемерие Думы, продолжающей принимать законы фантастической, бесконечной взяткоемкости и одновременно отводящей глаза публике марципановым Моральным кодексом того самого госслужащего, которого бесперебойно снабжает фомками и отмычками, не имеет никаких извинений.