Ни слова о прошлом

Общество
Москва, 15.04.2002
«Эксперт» №15 (322)
За десять лет значительная часть организованной преступности встроилась в респектабельное легальное бизнес-сообщество

В середине 90-х годов широкую известность получили данные о масштабах организованной преступности, опубликованные Аналитическим центром по социальной и экономической политике при президенте РФ. Согласно этим данным, преступные группировки контролировали сорок тысяч предприятий, включая две тысячи в государственном секторе, или владели ими (конкретное содержание отношений собственности не уточнялось). Три четверти предприятий выплачивало охранную дань криминальным структурам ("Известия", 26 января 1994 г.). Аналитический центр Академии наук опубликовал еще более ошеломляющие данные, согласно которым 55% капитала и 80% голосующих акций находилось в руках организованной преступности ("Независимая газета", 21 сентября 1995 г.). Основываясь на этих данных, Центр стратегических и международных исследований в США авторитетно заключил, что примерно две трети российской экономики находится под контролем преступных синдикатов и что российская организованная преступность представляет угрозу национальной безопасности США (W. Webster, Russian Organized Crime. Global Organized Crime Project. Washington: Center for Strategic and International Studies, 1997, p. 2.).

Потом, правда, выяснилось, что сорок тысяч предприятий, о которых говорилось в правительственной статистике, это в четыре раза больше, чем число всех средних и крупных предприятий, приватизированных к этому времени, и в два раза больше количества существующих крупных предприятий. То есть если эти данные и имели под собой какую-либо реальную основу, то они касались преимущественно мелких фирм. Тем не менее правдоподобность информации не вызывала сомнений, поскольку тогда, в середине 90-х, повсеместное присутствие организованных преступных группировок (ОПГ) в экономических отношениях и влияние бандитской субкультуры в повседневной жизни были очевидны. Было понятно и то, что борьба с организованной преступностью велась слабо, а правоохранительные органы занимались во многом сходным бизнесом и были, скорее, вовлечены в экономическую конкуренцию с ОПГ, чем в борьбу с ними от лица государства.

Сегодня ситуация совершенно другая. Можно сказать, что классические бандиты исчезли, известные наводившие ужас ОПГ отошли на второй план, а криминальная субкультура живет в основном в телесериалах и приключенческой литературе. Уместен простой на первый взгляд вопрос: куда ушла или во что превратилась организованная преступность? Почему исчез бандит как социальный тип?

Силовое предпринимательство

С социологической точки зрения более продуктивно рассматривать все силовые структуры как явления одного порядка, независимо от того, являются ли они ОПГ, частными охранными предприятиями, группами работников правоохранительных органов или сотрудников госбезопасности и т. п., то есть независимо от их правового или морального статуса. Важно то, что они в действительности делают, каковы их функции в переходной экономике. Их основную деятельность можно определить как силовое предпринимательство - совокупность организационных реше

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (322) 15 апреля 2002
    Статус центрального банка
    Содержание:
    Иные проблемы

    Законодательство о Банке России действительно нуждается в изменении. Но необходимая модернизация должна быть гораздо шире той, что обсуждается сейчас в Государственной думе

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама