Фабрика по производству угроз

Михаил Чернов
7 октября 2002, 00:00

Обе стороны ближневосточного конфликта ищут сочувствия у России, и главное - не поддаться соблазну занять чью-либо сторону

Состоявшийся на прошлой неделе визит премьер-министра Израиля Ариэля Шарона в Москву оказался неординарным во многих отношениях. Израильская делегация, в составе которой насчитывалось более пятидесяти человек, прибыла в Москву обычным рейсовым самолетом (который, правда, совершил посадку в правительственном аэропорту Внуково-2). Как правило, израильские руководители приезжают в Москву в сопровождении министров, курирующих экономику, и представителей бизнес-элиты. На этот раз Шарон взял с собой недавно назначенного главой Совета национальной безопасности бывшего руководителя израильской разведки МОССАД Эфраима Галеви, военного секретаря генерала Йова Галанта и генерального директора министерства обороны Амос Ярон. Переговоры израильского премьер-министра с президентом России Владимиром Путиным вместо запланированных полутора часов продолжались три с половиной. Во время традиционного выхода к прессе стороны ограничились лишь общими заявлениями. По итогам визита не было подписано ни одного совместного документа.

То, что все произошло именно так, закономерно. Подобного рода визиты - когда стороны лишь "проговаривают" проблемы, и если заключают какие-либо договоренности, то лишь в устной форме - характерны обычно для военного времени. И удивляться тут на самом деле нечему. Россия и Израиль - на грани войны, навязываемой им извне одними и теми же силами.

Общие враги

Перед визитом в Россию израильские спецслужбы - военная разведка АМАН, МОССАД и Служба внутренней безопасности (ШАБАК) - подготовили для Шарона документы о международных связях палестинских террористических группировок, а также о причастности ближневосточных государств к финансированию и обучению террористов по всему миру, в том числе и на Северном Кавказе. Часть этих документов была переведена на русский язык для передачи российским властям, чтобы еще раз подчеркнуть необходимость ведения совместной борьбы против терроризма.

"Терроризм стал общей угрозой, и она постоянно воспроизводится на Ближнем Востоке, - сказал 'Эксперту' председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов. - Снизить угрозу терроризма цивилизованным государствам при существующем уровне напряженности в данном регионе невозможно". Именно поэтому интересы России в ближневосточном регионе приобретают в последнее время все более практическое значение.

Понятен и интерес Израиля к России. "В политическом руководстве Израиля принято решение активно привлекать Россию на свою сторону, в том числе и в процесс арабо-израильского урегулирования, - рассказывает профессор Бар-Иланского университета Зэев Ханин. - По мнению израильского истеблишмента, именно Москва способна не допустить развития событий в неблагоприятном для Израиля направлении, влияя со своей стороны на арабов".

Сейчас же события в регионе развиваются в крайне неблагоприятном для Израиля направлении. С одной стороны, благодаря финансовой подпитке извне, прежде всего из стран Персидского залива, активизировались палестинские боевики. С другой - резко обострилась ситуация на израильско-ливанской границе. Иран и Сирия через террористическую группировку "Хезболла" постоянно поддерживают напряженную ситуацию. Ливанцы начали реализацию проекта по отводу вод реки Хасбани, питающей Иордан, которая является основным источником пресной воды для Израиля. Открытие второго фронта со стороны Сирии и Ливана позволит арабам отвлечь внимание США от иракской проблемы и вновь переключить его на израильско-арабский конфликт.

Конечно, речь не идет о том, чтобы Россия выступила на стороне Израиля. "Россия не должна становится в ближневосточном конфликте на чью-либо сторону", - заявил "Эксперту" Михаил Маргелов. Роль России состоит в том, чтобы помочь странам региона стабилизировать ситуацию. Израилю выгодно, чтобы Россия помогла "притушить" конфликт, оказав влияние на дружественные ей страны в регионе, прежде всего Иран и Сирию.

Тройственный союз

Однако снижение напряженности в арабо-израильских отношениях и начавшиеся тенденции к формированию российско-израильской антитеррористической коалиции устраивают далеко не всех. Причем импульсы, направленные против такого союза, зачастую исходят не из мусульманского мира. В европейских и некоторых американских СМИ появляется критика действий Израиля и России по борьбе с террористами. По мнению критиков, необходимо сделать все возможное, чтобы Москва и Иерусалим перестали пользоваться "антитеррористической" риторикой президента США Джорджа Буша в борьбе против, соответственно, чеченских и палестинских "борцов за свободу". Похожие идеи продвигает, к примеру, влиятельный американский политолог Збигнев Бжезинский, который два десятилетия назад стал "крестным отцом" американской политики использования фактора радикального ислама в борьбе против советского присутствия в Афганистане. С его же легкой руки вошел в обиход термин "дуга нестабильности", которая проходит через страны исламского мира.

Однако в нынешней американской администрации эту позицию не разделяют. Скорее, даже наоборот, наблюдается некая идейная близость Вашингтона, Москвы и Иерусалима в общей стратегии отношений с исламским миром. "Израиль и Россия с их восприятием мира ближе к Соединенным Штатам, чем Западная Европа", - говорит аналитик Ариэль Коэн. Эта близость базируется на разделении понятий ислама и терроризма, то есть на принципиальной установке развивать отношения с мусульманскими странами и одновременно жестко противостоять терроризму. Визит Шарона в Москву и был призван развить контакты для совместной борьбы против терроризма и продемонстрировать это единство в противовес позиции европейцев, которые поддерживают чеченских и палестинских экстремистов.