Потребительский ад

Культура
Москва, 04.11.2002
«Эксперт» №41 (347)
Новая книга Фредерика Бегбедера "Каникулы в коме" - пример одной из самых модных тенденций в западной молодежной литературе. Хорошим тоном становится бунт против общества потребления - впрочем, не слишком радикальный

В издательстве "Иностранная литература" вышла книга Фредерика Бегбедера "Каникулы в коме" (1995). Во Франции она была опубликована за пять лет до нашумевшего бестселлера Бегбедера "99 франков" - ожесточенного памфлета, посвященного рекламному бизнесу. У нас сначала появились "99 франков". Руководство по созданию идиотских слоганов к идиотским роликам - своего рода руководство по умственной деградации в переводе на русский язык - так понравилось читателю, что ранний роман Бегбедера был переведен почти незамедлительно.

"Каникулы в коме" - почасовая хроника безудержной светской вечеринки (главы в книге так и называются: "19:00", "20:00" - и так до семи утра), которая заканчивается тусклым и незаметным апокалипсисом. Такая карманная бомба замедленного действия - обязательный аксессуар "скучающего" литературного персонажа конца девяностых, наравне с ботинками от Берлути и джинсами Levi Strauss пятьсот первой модели. С неистовым энтузиазмом потребляя разного рода коммерческие продукты, он постоянно помнит о том, что вообще-то мир потребления обречен на скорую гибель, что "потреблять" - это почти то же, что "истреблять", что рыночная экономика - это новая форма фашизма и что самый лучший рекламный слоган был написан на воротах Освенцима.

"Каникулы в коме" - книга еще относительно жизнерадостная. Ее герой пока не уволен из рекламного агентства, пока не попробовал кокаин, и главное - еще не успел окончательно возненавидеть современную цивилизацию. В "99 франках" Бегбедер уже чувствует себя Вергилием, опытным и независимым гидом в девяносто девяти кругах постиндустриального ада. В "Каникулах в коме" Бегбедер еще Данте. Тем не менее ад остается адом - не потому, что весь парижский бомонд собрался в помещении бывшего общественного туалета, и не потому, что кто-нибудь то и дело теряет сознание от смеси водки с кислотой, и даже не потому, что гости отплясывают под шепот подключенной к усилителям умирающей женщины. В первую очередь Бегбедер описывает очень субъективный внутренний ад главного героя, который не чувствует ни удовольствия, ни ужаса при виде главной парижской вакханалии. Этот ад называется Беспричинная Тоска - короче, русская хандра: "Вот это и называется счастьем - жить в свое удовольствие. Одна незадача - нет-нет, да и засосет от страха под ложечкой, а почему - Марк и сам не знает. Беспричинная Тоска. Именно она заставляет его плакать на плохих фильмах". Прямой наследник Печорина и мадам Бовари, персонаж Бегбедера отчаянно несчастлив - он давно забыл о том, что когда-то был способен испытывать сильные ощущения, и пытается откреститься от неизбежности смерти, прожигая жизнь. Год за годом он решает одно и то же уравнение: "Я икс - следовательно, существую", подставляя на место неизвестного все, на что можно потратить деньги.

Все эти идеи возникли на самом деле еще в шестидесятые-семидесятые годы, когда европейские мыслители, преимущественно левой направленности, как, например, Мишель Фуко и Ролан Барт, вдруг почувствовали определенную опасность, исх

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (347) 4 ноября 2002
    Терроризм
    Содержание:
    Опозоренный "меч ислама"

    Кровавая авантюра с захватом заложников в Москве не оставила России никаких возможностей мирного урегулирования чеченского конфликта

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама