Сделайте хоть что-нибудь

9 декабря 2002, 00:00

"Какие же это мегапроекты, это микропроекты", - сказал нам один очень известный академик по поводу Конкурса важнейших инновационных проектов государственного значения, объявленного Минпромнауки на прошлой неделе.

Действительно, технологии производства картофеля, устойчивого к колорадскому жуку, или картона из вторичного волокна могут показаться чем-то сродни ловле блох рядом с суперпроектами а-ля ITER или МКС. Этому ли должно уделять свое высокое внимание государство? Одно дело наладить масштабное производство водородных бомб, решив попутно кучу сложнейших и красивейших физических и математических задач, и совсем другое - запускать в серию парогазовую установку, теория которой была ясна еще лет сто назад. Сторонники подобной точки зрения, правда, игнорируют по крайней мере два обстоятельства. Первое связано с нынешней конъюнктурой НТП - ей старые формы управления наукоемкими отраслями, ориентированные более на науку, чем на экономику, не соответствуют.

Второе: даже при значительном увеличении нынешних бюджетных отчислений на науку мы не сможем претендовать на поддержку всего спектра фундаментальных направлений на должном уровне просто ввиду позорной малости самого бюджета. При этом эффективная инновационная система, способная обеспечить приличные темпы роста экономики и в результате увеличение госбюджета, у нас отсутствует.

Помехи в построении нормальной инновационной системы в России создают не только плохие чиновники, не дающие ученым еще три-четыре процента бюджетного пирога, и совсем уж не заговорщики из сырьевых элит. В России нет адекватной моменту элиты технократической, способной эту самую систему не то что выстроить, а просто нарисовать хотя бы на бумаге.

Нет элиты, нет и стратегии, а значит, и лоббировать что-либо помимо академических пайков некому и незачем. Советская технократическая элита, привыкшая к практически безлимитному финансированию НТП, не в счет, а поросль малого инновационного бизнеса, даже достаточно успешного по российским масштабам, сама по себе элиту сформировать не в состоянии - финансовый и административный рычаги слишком коротки.

В последние годы мы уже достаточно много слышали об эффективности технопарков и инкубаторов, пестующих малый инновационный бизнес, постсоветской жизни НИИ и НПО, внедрении американской и европейской венчурных схем, реформе Академии наук и т. д. Совсем недавно заговорили даже об активизации ниокровских отделов крупных корпораций. Только на структуре ВВП это пока никак не сказывается, и диалог между властью, бизнесом и наукой продолжает напоминать беккетовскую бессмыслицу.

В этой достаточно безнадежной ситуации остается только следовать известному китайскому совету о необходимости первого шага в направлении удаленной на тысячу ли цели. На наш взгляд, минпромнауковский конкурс мега-, или, если кому-то так больше нравится, "микропроектов", - первая попытка государства нащупать хотя бы несколько точек соприкосновения науки и бизнеса. Причем, отметим, бизнеса не малого - в конкурсную комиссию входили представители крупнейших отечественных корпораций. Что бы, вы думаете, ответил президент крупной нефтяной компании на предложение "сверху" профинансировать новый суперсинхрофазотрон? Новый же тип катализаторов для нефтепереработки его вполне может заинтересовать, особенно если разработка находится на достаточно зрелой стадии инновационного цикла. Господам ученым не стоит брезговать узкоотраслевыми проблемами, раз уж на проблемы вечные денег у государства все равно нет.

Хочется думать, что эти простые соображения и владели умами минпромнауковских чиновников, затевающих конкурс: сделать несколько инновационных блицкригов локального масштаба и заинтересовать в них серьезный бизнес. Но суетой сует все это кажется нашему научному олимпу, особенно ему не нравится, что три четверти прироста бюджетного финансирования научной сферы предполагается отдавать как раз "микропроектам", а не ему. Между тем, будучи экономически несостоятельными, большинство наших научных лидеров продолжают обладать приличным лоббистским потенциалом в политической области, защищая уже свои "мегапроекты", под которые все равно никто и никогда не даст достаточного количества денег.

Выскажем гипотезу: технократические амбиции страны должны быть пропорциональны доле, занимаемой ею на мировом инновационном рынке. Наша доля колеблется пока около полупроцента (для сравнения: американцы контролируют около сорока). При этом мы продолжаем надувать щеки и называть себя великой научной державой. Может быть, хватит обманывать самих себя? Давайте сначала увеличим свою долю с помощью "микропроектов". Были бы деньги, а там, глядишь, и новые мегапроекты, и новая технократическая элита появятся. Без элиты ведь величия не бывает.