Большое казино

Максим Рубченко
16 декабря 2002, 00:00

Практически все возражения против реформы электроэнергетики "по Чубайсу" базируются на принципиальной невозможности точно просчитать последствия столь масштабного мероприятия и, соответственно, оценить связанные с реформой риски. Главные вопросы, на которые сегодня не может дать ответы никто, включая авторов реформы, сводятся к следующим.

Системно-технологические проблемы

Среди специалистов нет единого мнения по поводу того, сможет ли энергосистема, разбитая на десять независимых компаний, обеспечивать сегодняшний уровень надежности энерго- и теплоснабжения. Основные опасения связаны с возможностью сравнительно небольших компаний вкладывать необходимые крупные суммы в ремонт изношенного оборудования, чтобы избежать аварий.

Инвестиционная неопределенность

Сегодня РАО "ЕЭС России" инвестирует в восстановление и строительство мощностей около 1 млрд долларов в год, правительство - около 20 млн долларов. Соответственно, с ликвидацией РАО ЕЭС в 2005 году у энергетики останется единственный инвестор - правительство с более чем скромными финансовыми возможностями. Инвестиционный провал продлится до тех пор, пока не заработают рыночные механизмы и отрасль не станет инвестиционно привлекательной, то есть как минимум два-три года. За это время наши и без того дряхлые электростанции неизбежно дойдут до состояния, не совместимого с жизнью.

Во избежание этого предполагается создать специальный инвестиционный фонд, в который отчислялась бы часть платежей за электроэнергию. Соответствующие предложения руководство РАО представило правительству еще весной, однако их обсуждение все время откладывается.

Что будет с тарифами и инфляцией

Руководство РАО ЕЭС настаивает, что к 2005 году тариф на электроэнергию должен вырасти в два раза по сравнению с сегодняшним уровнем. Можно предположить, что после ликвидации РАО тарифы еще какое-то время будут расти непредсказуемым образом, пока не заработают в полную силу конкурентные механизмы. Аналитики прогнозируют, что в итоге тарифы вырастут в 2,5-5 раз по сравнению с сегодняшним уровнем. Однако, по оценкам некоторых экспертов, даже при повышении тарифов в 2,4 раза темпы роста экономики снизятся как минимум вдвое. После того как рынок заработает, тарифы начнут снижаться, но темп и уровень этого снижения прогнозированию не поддаются.

Этим проблема не ограничивается. Неотъемлемой частью реформы энергетики является отмена перекрестного субсидирования - тарифы для населения сегодня относительно низки за счет их повышения для промышленных пользователей. Однако тариф для населения по техническим причинам должен быть выше, чем для промышленности, а это значит, что если для предприятий электроэнергия подорожает в два с половиной раза, то для населения - как минимум втрое. А это уже связано с серьезными социальными издержками. Руководство РАО ЕЭС предлагает, чтобы малоимущим слоям населения государство выплачивало адресные дотации, как это делается сегодня в отношении коммунальных платежей. Однако правительство особого энтузиазма по этому поводу пока не проявляет.

Что касается снижения тарифов после запуска рыночных механизмов, то здесь остаются как минимум два неясных момента. Во-первых, эксперты ссылаются на опыт нефтяной отрасли: даже при наличии рынка и самой благоприятной ценовой конъюнктуре цены на бензин стабильно растут. И нет никакой гарантии, что в энергетике картина будет другой.

Во-вторых, реформа РАО ЕЭС не затрагивает муниципальное энергохозяйство. А между тем именно муниципальные компании являются главными поставщиками электричества населению, и именно здесь сосредоточены наиболее изношенные сети и наименее прозрачные финансы. На муниципальные сети приходятся основные потери электроэнергии и тепла вследствие неэффективности техники, и здесь же сосредоточены основные объемы воровства электроэнергии. Сегодня нет ни малейших надежд на то, что в обозримом будущем ситуация в муниципальных системах улучшится (хотя бы потому, что для приведения их в порядок нужны гигантские инвестиции). Поэтому, даже если цена электроэнергии на ФОРЭМе будет снижаться, совсем не факт, что снизятся и тарифы для потребителей. Просто еще больше денег будет пропадать в муниципальных системах.

Кто будет владеть РАО ЕЭС

Очевидно, что реальная опасность перечисленных выше проблем в конечном итоге будет зависеть от того, кто станет хозяином оптовых генерирующих компаний. Анатолий Чубайс видит свою главную цель в привлечении в ОГК зарубежных стратегических инвесторов. Главные его оппоненты - Андрей Илларионов и Григорий Явлинский - заявляют, что единственным итогом реформы "по Чубайсу" может быть лишь передача энергетики в руки отечественных олигархов. Пока идеологи спорят, на фондовом рынке идет активная торговля акциями РАО ЕЭС, и итоги этой торговли весьма примечательны.

Во-первых, представители РАО утверждают, что критики реформы "по Чубайсу" объективно играют на понижение акций компании. В качестве примера приводятся следующие наблюдения. После выступления Андрея Илларионова 17 сентября на Втором европейском экономическом саммите в Зальцбурге котировки акций РАО ЕЭС снизились с 0,0879 до 0,0762 доллара за акцию. Выступление экономического советника президента на Байкальском экономическом форуме 20 сентября сопровождалось падением акций РАО ЕЭС с 0,079 до 0,0785. Недешево обошелся РАО ЕЭС и скандал, учиненный советником президента в Бостоне, - котировки акций компании снизились с 0,126 до 0,1176. Эти сопоставления впечатляют, но аналитики фондового рынка говорят, что на снижение котировок такая "мелочь", как выступления Андрея Илларионова, повлиять не может. Впрочем, после 25 сентября, когда менеджмент РАО ЕЭС обнародовал ряд инициатив, направленных на обеспечение прав акционеров, акции компании устойчиво растут, и, кажется, на локальные снижения котировок можно не обращать внимания.

Однако есть еще и "во-вторых". По слухам, активно циркулирующим на фондовом рынке, акции, которые в ситуации неопределенного будущего компаний продают в основном западные держатели, скупают структуры крупных российских предпринимателей. Называют Олега Дерипаску, Искандара Махмудова, Романа Абрамовича, Андрея Мельниченко. По прикидкам энергетиков, после 25 сентября в скупку акций РАО вложено 350-500 млн долларов. Самый мрачный кошмар руководства РАО сегодня - мысль о том, что какая-то группа предпринимателей сможет сосредоточить в своих руках блокирующий пакет. Это означает, что после выделения ОГК и зеркального распределения акций в каждой генерирующей компании 50% будут принадлежать государству, а как минимум 25% - кому-то другому. И эти "другие" смогут серьезно влиять на характер реформы энергетики.

Российская энергетика становится зоной чрезвычайно высоких рисков
Риск 1. Не известно, сможет ли новая энергосистема обеспечить хотя бы сегодняшний уровень надежности поставок энергии.
Риск 2. Не известно, когда отрасль станет инвестиционно привлекательной и кто будет выделять деньги на поддержание ее работоспособности до появления стратегических инвесторов.
Риск 3. Не известно, каким будет рост тарифов на электроэнергию и как он скажется на инфляции и экономическом росте.
Риск 4. Не известно, какова будет структура собственности РАО к моменту начала реформы и какую реформу захотят провести новые владельцы пакетов