Капитализм без капитала

Монополизация банковского сектора и недостаток капитала сдерживают развитие российской экономики

Российский ВВП по итогам 2002 года должен составить примерно 350 млрддолларов по текущему обменному курсу, то есть существенно увеличиться по сравнению с предыдущим годом, когда он был равен 310 млрд. В результате повышения реального курса рубля относительно доллара ВВП в долларовом эквиваленте растет быстрее (на 13%), чем в реальном рублевом выражении. При этом ускоренными темпами растут заработная плата, доходы населения, потребление. Однако совершенно очевидно, что в перспективе такая тенденция вряд ли продолжится: иллюзия, что возможен устойчивый рост потребления при невысоких темпах роста производительности труда и при отсутствии явно выраженных структурных изменений, скоро рассеется.

В основе большинства наших бед - крайне высокая монополизация всего и вся. Монополия в жизненно важном энергетическом комплексе, монополия на транспорте, монополия в банковском секторе. Пока речь идет о государственных монополиях. Но если к этим структурам добавить десяток крупных вертикально интегрированных холдингов, то мы и получим сущностное представление о российской экономике в целом.

Серьезные структурные диспропорции, например искаженная структура внутренних цен, - питательная среда для государственно-монополистического капитализма. Основной доход получают экспортеры сырья, промышленных полуфабрикатов и энергии, которые прежде всего и заинтересованы в сохранении status quo, чтобы пользоваться преимуществами низких издержек в России и более высоких, по сравнению с внутренними, мировых цен. Они являются и основными налогоплательщиками. Государство через бюджет направляет финансовые потоки в обратном направлении - во всю остальную экономику. Доходы же конечных получателей этих трансфертов, включая пенсионеров, в итоге оседают или по крайней мере проходят через банковскую систему, главным действующим лицом которой является государственный Сбербанк. Основные получатели кредитов Сбербанка - все те же монополии или государство. Круг замыкается. Проценты по кредитам близки к нулю, а в случае с государственными ценными бумагами порой даже отрицательны. Значит, процент по депозитам должен быть еще ниже, то есть резко отрицательным (как это на самом деле и есть). Существенная часть налогов таким странным образом, по сути, возвращается монополиям. В проигрыше остается население - те налогоплательщики, которые не имеют доступа к дешевому кредиту.

Доступ к кредитным ресурсам ограничен в силу того, что в российской монопольной экономике уровень монетизации низок. Отрицательный процент по депозитам не стимулирует накопление. В настоящее время уровень монетизации российской экономики составляет около 20% ВВП. В странах же более развитых соотношение между обращающейся в экономике денежной массой и ВВП может приближаться к 100%. Даже в большинстве стран с развивающимися рынками, в государствах Восточной Европы в том числе, уровень монетизации существенно выше, чем в России.

Устойчиво высокие темпы роста при постоянном уровне монетизации экономики в 15-18% ВВП в долгосроч

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (354) 23 декабря 2002
    Приватизация "славнефти"
    Содержание:
    Одно разочарование

    На аукционе по продаже госкомпании "Славнефть" не было реальной конкуренции, что не позволило ни определить справедливую цену российской нефтянки, ни пополнить бюджет тремя миллиардами долларов

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама