Макаронная житница

Лилия Москаленко
10 февраля 2003, 00:00

Сибирская компания "Алтан" планирует сделать Россию "макаронной" державой. Тем временем темпы роста российского рынка макарон снижаются

В отличие от европейских стран, где усилиями итальянцев потребители с детства приучены к макаронам высокого стандарта - прозрачным, янтарным, из твердых сортов пшеницы - и не знают никаких других, наши соотечественники в большинстве своем знакомы лишь с тестообразной серой массой - макаронными изделиями российского производства из так называемых мягких сортов пшеницы. На долю качественных макарон из твердых сортов (макароны группы A) в России приходится меньше трети рынка. Около 80% макарон этой группы производят крупные отечественные холдинги - "Макфа", "Алтан", ОАО "Комбинат хлебопродуктов им. Григоревича", 1-я Петербургская макаронная фабрика и др., а оставшаяся часть сегмента высококлассных макарон - это в основном импорт класса премиум, представленный известными итальянскими брэндами Рasta Zara, Semolina, Federici S.P.O.

Львиная доля российского макаронного рынка - более чем две трети - принадлежит макаронам группы В: менее качественным, из мягких сортов пшеницы, производимым только российскими фабриками. Между тем специалисты прогнозируют, что уже в этом году соотношение макарон группы A и группы В на рынке изменится - доля более качественных достигнет 50%. Этому будет способствовать ожидаемое изменение рыночной конъюнктуры.

Вот уже второй год темпы роста на некогда динамичном макаронном рынке (в конце 90-х годов прирост на нем составлял 25-30% ежегодно) падают, и сегодня это всего 3-5% в год. Дальнейшему развитию рынка мешают спросовые ограничения: по данным КОМКОНа, потребление макарон в России составляет около 5-7 кг на человека в год - в десять раз меньше, чем в Европе.

В ближайшее время на макаронном рынке ожидается ужесточение конкуренции, которое будет сопровождаться вытеснением более слабых игроков и улучшением качества продукции сильных. На роль сильных сегодня претендуют не только признанные макаронные "короли" - "Макфа", "Экстра М", - но и региональные "новички". Один из них - сибирский производитель качественных макарон компания "Алтан". Сегодня "Алтан" - один из самых динамичных российских производителей макарон: на фоне общего сокращения рынка рост объемов его производства в прошлом году составил около 20%, а рентабельность - 30%. "Алтан" входит в тройку лидеров производителей макарон из твердых сортов пшеницы: в этом сегменте ему принадлежит 16%. В 2003 году генеральный директор компании Валерий Покорняк собирается занять лидирующие позиции на всем макаронном рынке России, потеснив не только соперников в группе A, но и производителей макарон из мягких сортов (группа В), а также конкурентную продукцию, например картофель. Захват центральных рынков, прежде всего столичного, намечен уже на лето этого года. О своих планах г-н Покорняк рассказал корреспонденту "Эксперта".

Макаронная авантюра

- Как у вас возникла идея заняться макаронным бизнесом? На первый взгляд предпринимательского драйва здесь маловато.

- К макаронам я пришел не сразу. Сначала в конце восьмидесятых годов с друзьями, тоже инженерами, мы основали компанию по разработке программного обеспечения и рекламе. Работали нормально, однако любой бизнес со временем должен развиваться, а в Барнауле это было невозможно. Нужно было либо уезжать, либо начинать заниматься чем-то другим. Мои компаньоны выбрали первое, а я - второе.

Я понял, что к успеху может привести идея, которая использовала бы преимущества нашего края. А чем знаменит Алтай? Своими зерновыми спецкультурами, например твердыми сортами пшеницы, которую очень ценят макаронщики во всем мире: макароны из такой пшеницы в отличие от макарон из мягкой пшеницы богаты протеином и клетчаткой и не способствуют избыточному весу. Кстати, макароны из мягких сортов едят только в России - в странах ЕС они запрещены. Твердые сорта пшеницы мало где растут - в США, Канаде, Италии. У нас в России тоже есть зоны произрастания этой пшеницы - в Саратовской и Оренбургской областях, но больше всего ее на Алтае.


Через полтора-два года на отечественном макаронном рынке останется три-четыре российских брэнда, которые представляют вертикально интегрированные холдинги. Остальные сто пятьдесят наших макаронных фабрик пойдут ко дну

- И вы решили начать производить макароны из твердой пшеницы?

- Вначале я заразился идеей производства муки для макарон из твердой пшеницы - макаронной крупки. Несмотря на то что для Алтая эта пшеница - как нефть для Кувейта, в начале девяностых годов там не было ни мельницы, ни фабрики, которые могли бы перерабатывать твердые сорта пшеницы, и сама культура потихоньку вымирала. Чтобы начать свой бизнес по производству крупки, нужно было найти команду специалистов в аграрном деле. И в этом отношении мне повезло: на Алтае была хорошая научно-исследовательская база. К девяносто четвертому году у меня уже была команда единомышленников-профессионалов, и мы пришли к выводу, что развивать в нашем крае эту культуру можно, поддержав сельхозпроизводителя, установив высокие закупочные цены.

Мы решили попробовать реконструировать одно из имеющихся в области предприятий по производству обычной муки на твердый помол. Местные чиновники были в ужасе: как можно портить нормальное предприятие! Они бы не разрешили этого сделать, но нам повезло: мы купили предприятие, ни одна акция которого не принадлежала государству, Поспелихинский комбинат хлебопродуктов, с элеватором, мельницей и комбикормовым заводом, даже несмотря на его долг в несколько миллиардов рублей. На нас смотрели и крутили пальцем у виска - многим тогда эта идея по производству крупки казалась абсурдной.

Затея, действительно, была рискованная - до нас никто еще этого не делал, да и мощность комбината после реконструкции его на твердый помол сразу падала с трехсот пятидесяти до двухсот двадцати тонн в сутки. К тому же после переработки твердых сортов пшеницы получается очень много отходов, которым в отличие от отходов переработки мягких сортов применения нет. Словом, первое время работали себе в убыток, продавая макаронную крупку ниже себестоимости. Но даже такая цена была выше той, по которой сибирские макаронные фабрики закупали муку для обычных макарон. Если бы я назначил крупке реальную цену, то ее вообще никто бы не купил.

- То есть рынок оказался не готов к новому продукту?

- Крупку покупали, хотя ажиотажа, конечно, не было. Со временем наш бизнес стал прибыльным, но рентабельность была не очень высокая - около пятнадцати процентов, гораздо ниже той, которая могла быть, если бы мы занимались производством муки из мягких сортов пшеницы. Энтузиастов делать качественные макароны было немного, ведь тогда в этом сегменте присутствовали такие серьезные иностранные игроки, как Pasta Zara, Semolina и прочие итальянцы. Однако своей идеи я не оставил и пошел дальше: сырье (крупка) отменного качества, даже по европейским стандартам, есть, почему бы самому не заняться и производством макарон из нее? Естественно, я поехал в Италию, и эта поездка дала мне многое: я понял, что не только оборудование надо покупать, а вообще всю итальянскую методику производства, техническую культуру, которая в России на тот момент просто отсутствовала.

В результате в девяносто седьмом году мы купили лучшее в Италии оборудование и технологию, пригласили лучших специалистов. Все наши работники прошли стажировку в Италии. Брэнд придумали тоже итальянский - Granmulino (в переводе с итальянского Gran Mulino означает "большая мельница").

- Конкуренции с иностранными макаронами не побоялись?

- Тогда, в середине девяностых годов, иностранцы действительно полностью держали сегмент макарон группы A, в котором мы начали работать. Мы выдержали конкуренцию благодаря тому, что наши цены были на двадцать-тридцать процентов ниже, а качество - высокое. Однако не скажу, что деньги сразу хлынули к нам рекой. Лишь со временем на фоне серой вермишели, продающейся зачастую вразвес, потребитель стал замечать наши янтарные, хорошо упакованные макароны. Я сам первые дни стоял за прилавком, учился продавать свою продукцию и учил этому своих продавцов. Через пару лет мы уже смогли добиться приличной рентабельности - порядка тридцати-сорока процентов. До две тысячи второго года мы приобрели еще три производственные линии. В результате "Алтан" стал лидером на рынке макарон Сибири по группе A, вытеснив итальянцев, и вошел в тройку лидеров по России в этой группе - наравне с "Макфой" и Комбинатом хлебопродуктов имени Григоревича. За последние четыре года мы в четыре с половиной раза увеличили оборот.

- Какие инвестиции обеспечивали вам такой быстрый рост?

- Все инвестиции, начиная с приобретения мельницы и ее реконструкции, составили десять миллионов долларов. Примерно половина - собственные средства, остальное - заемные. Несмотря на то что по стратегическим соображениям мы довольно долго не хотели привлекать в состав акционеров новые компании, после засухи в девяносто седьмом году, на которой мы потеряли четыре миллиона долларов, и дефолта в девяносто восьмом было решено искать партнера. Им стал греческий инвестиционный фонд Cоmmercial Capital, и мы очень довольны - хоть это и венчурная компания, но в стратегию "Алтана" она не вмешивается, а мы многому у них научились.

На Москву

- И какова же стратегия "Алтана"?

- Наша цель - обеспечить присутствие продукции "Алтана" во всех торговых точках России. В этом году мы планируем выход на рынки Центральной России, прежде всего Москвы и Санкт-Петербурга.

- А как вы собираетесь завоевывать столичные рынки?

- Наращивая качество. Мы хотим попробовать себя в производстве макарон класса премиум из твердой пшеницы - это еще не занятая отечественными производителями ниша. С этими макаронами мы и планируем выход в Москву и Питер.

- Но рынок макарон падает. Как вы намерены "перепрыгнуть" через спросовый барьер?

- За счет увеличения доли качественных макарон. Оживить сегодня спрос на макароны можно, только выпуская качественный продукт - настоящий аналог итальянских макарон.

- Здесь ведь уже есть сильные игроки - "Макфа", Комбинат хлебопродуктов имени Григоревича. Строит планы по захвату рынка макарон группы A и такой гигант, как "Экстра М", выпускающий продукцию группы В. В чем ваше преимущество перед ними?

- Сегодня "Алтан" - единственный производитель макарон, чья фабрика расположена непосредственно в зоне произрастания пшеницы из твердых сортов - это роскошь, в том числе и для европейских производителей. Этот фактор позволяет нам снизить издержки, связанные с логистикой, в полтора-два раза, что, естественно, сказывается на конечной цене продукта. Благодаря близости к сырьевой базе у нас сложились очень тесные взаимоотношения с фермерами. Мне невыгодно, чтобы мой поставщик едва сводил концы с концами, мне выгодно, чтобы его дело процветало. Потому мы изначально платили нашим фермерам хорошие деньги - раза в полтора больше, чем другие фабрики, причем предлагали им предоплату уже весной. Сегодня "Алтан" у них практически единственный покупатель. Чтобы поддержать хозяйства на случай неурожая, мы решили в прошлом году создать страховую компанию. Кроме того, близость предприятия к зоне произрастания дает и другое преимущество: мы можем контролировать качество зерна, следить за состоянием посевных площадей, прогнозировать урожай на основе данных нашей научно-исследовательской лаборатории - полностью контролировать процесс выращивания и производства. Кстати, крупные итальянские производители делают так же - формируют свой холдинг "вокруг" сельхозпроизводителя. На российском макаронном рынке такой политики придерживаемся только мы.

- Но вашему продукту придется выдержать конкуренцию и с макаронами класса В, на которые сегодня приходится две трети рынка?

- Конечно, если мы отвоюем у производителей макарон класса В кусочек рынка, это будет хорошо. Но основной наш конкурент, мы считаем, все-таки не макароны, пусть и невысокого качества, а... картошка. Макарон в России, и "твердых" и "мягких", съедают всего каких-нибудь пять килограммов на душу населения в год - совсем мало против двенадцати килограммов потребления в США и тридцати двух килограммов в Италии. А вот картошки у нас едят будь здоров - сто тридцать пять килограммов в год! Хотя она по всем значимым показателям - содержание микроэлементов, белка, легкоусвояемость - безнадежно проигрывает макаронам из твердых сортов пшеницы. Если мы заберем из потребления картошки хотя бы даже килограммчик-другой, то это уже будет здорово - от картошки не убудет, а для нас это почти пятая часть рынка! Я хочу, чтоб у нас было, как в Италии: на первое - макароны, на второе - тоже макароны, и только кофе без них.

- И как же вы собираетесь конкурировать с картошкой и дешевыми макаронами?

- Ценой-качеством. Pasta Zara никогда у нас не будет продавать столько же, сколько у себя в Италии, потому что пять евро за пачку - это дорого даже для Москвы, а про остальную Россию я вообще молчу. А вот если мы начнем продавать премиум-макароны по массовым ценам, покупатель это поймет и, конечно, будет лучше их покупать, чем дешевые макароны или картошку. А отечественных игроков, работающих в этом сегменте, по сути, единицы. И только у нас есть фабрика и мельница, расположенные непосредственно в зоне произрастания пшеницы. Поэтому мы можем себе позволить более низкую себестоимость и, соответственно, предложить лучшую цену.

Надо торопиться

- Почему же в таком случае вы не завалили своей продукцией страну раньше?


Оживить сегодня спрос на макароны можно, только выпуская качественный продукт - настоящий аналог итальянских макарон

- Потому что мы в свое время сделали несколько неправильных шагов. Два года назад мы уже пробовали освоить московский рынок, и нас подвели как раз наши низкие цены: потребители решили, что перед ними - дешевая подделка "под Италию." То, что было конкурентным преимуществом на чувствительном к цене рынке Сибири, в более благополучной Москве не работало. После этого случая мы кардинально изменили коммерческую политику в отношении захвата новых рынков. Первое - на двадцать пять процентов увеличили цену. Второе - пригласили лучших специалистов по сбыту потребительских товаров. Директором по продажам и маркетингу у нас стал один из бывших топ-менеджеров компании Gillett. Третье - мы практически перестали работать с оптовиками, хотя нам это было выгодно. Взаимодействуя с оптовиками, мы не имели достаточного контроля за распространением продукции, не знали, где потом она будет продаваться, по какой цене и так далее. Потому мы приняли решение работать только с дистрибуторами - предлагаем им хорошую цену, бонусы. Это более медленный процесс, чем работа с оптовиками, но результат того стоит. Сегодня у нас тридцать дистрибуторов, и, я думаю, через полгода их число удвоится. Но маркетинг и дистрибуция это еще не все. Мы планируем создание зонтичного брэнда: помимо макарон группы A - как обычных, так и премиум - под брэндом Granmulino в этом году на рынок будет выведена мука премиум.

- Ваши мощности это выдержат?


Я хочу, чтоб у нас было, как в Италии: на первое - макароны, на второе - тоже макароны, и только кофе без них
Рецепт
Макароны Granmulino с грибами.
На четыре порции возьмите 100 граммов сухих грибов, пачку макарон Granmulino "Диетика N1" формы "ракушки", свеклу, три моркови, полкачана капусты, 1 ст. ложку уксуса, головку чеснока. Грибы замочите на 20 минут, затем отварите в полутора стаканах воды. Отвар слейте, добавьте толченый чеснок, уксус и поставьте на несколько часов на холод. Затем грибы мелко нарежьте, поджарьте на растительном масле. Отдельно потушите мелко нашинкованную капусту и посолите. Затем обжарьте натертые на крупной терке свеклу и морковь. Отварите макароны в высокой кастрюле - вода должна кипеть белым ключом. Соедините все продукты и выложите на блюдо.

- Далеко не все объемы мы будем производить на своей фабрике. Примерно пятнадцать процентов нашего производства приходится на аутсорсинг - производим продукцию по собственной технологии под собственным брэндом на других фабриках, у которых есть соответствующее оборудование. Это достаточно удобный способ, не зря у западных макаронных фабрик на собственное производство приходится не более пятидесяти-шестидесяти процентов. Я бы с удовольствием выдержал такое же соотношение, но аутсорсинг макаронной продукции в России ограничен по вполне понятным причинам - у большинства фабрик высокие издержки, там слабые специалисты, нет соответствующего оборудования, не соблюдается технология.

- И какие темпы роста вы прогнозируете в следующем году?

- С учетом дистрибуции, аутсорсинга и брэндинга мы планируем увеличить наш оборот в два раза. В этом году у нас запланировано приобретение одной-двух российских макаронных фабрик - после этого развитие пойдет уже в геометрической прогрессии.

- Куда же вы так торопитесь?

- Через два года на отечественном макаронном рынке останется три-пять российских брэндов и, может быть, один размытый иностранный. Остальные сто пятьдесят наших макаронных фабрик пойдут ко дну. Выживут только вертикально интегрированные холдинги, структуры достаточно независимые. В этом году в состав нашего холдинга на партнерских отношениях войдут еще финансовая и лизинговая компании - в первую очередь это делается для развития нашего поставщика, сельхозпроизводителя.

- А землю приобретать не будете?

- Во-первых, Земельный кодекс, прямо скажем, к этому не располагает. Во-вторых, земля требует очень больших инвестиций, и не только сама земля и техника (хотя и они тоже), нужны инвестиции в людей. На селе, даже в сильных хозяйствах, абсолютно нет рыночных менеджеров, которые могли бы организовать работу по европейским стандартам.

Так что с приобретением земли пока, видимо, придется повременить. Хотя, конечно, этим вопросом в недалеком будущем нам придется заняться.




В 90-е годы рынок макаронных изделий в России был одним из самых быстрорастущих: темпы роста на нем составляли 25-30% в год. Благодаря небольшим затратам (построить цех по производству макарон в то время можно было всего за несколько тысяч долларов), простоте технологий и быстрым срокам окупаемости, рентабельность макаронного бизнеса достигала 70-80%. Отечественные производители смогли полностью занять этот рынок после дефолта - их доля составила около 90%, среди них выделились такие крупные игроки, как ОАО "Макфа", ОАО "Экстра М", 1-я Петербургская фабрика. Около 75% объемов их производства - это макароны из мягких сортов пшеницы, отличающиеся более низкими потребительскими свойствами и полностью отсутствующие на европейских рынках. И лишь 25% в объеме производства ведущих российских игроков составляют макароны высокого качества - из твердых сортов пшеницы. В послекризисное время количество игроков ежегодно увеличивалось в два-три раза, в основном за счет предприятий мукомольной отрасли - стагнирующий рынок муки заставлял их развивать параллельные производства. Инвестировать в создание собственных линий по производству макарон стали и другие крупные игроки пищевой промышленности вроде "Союзпищепрома". В результате объемы производства быстро превзошли объемы потребления, составляющие 150 млн долларов в год, и в прошлом году на рынке начался кризис перепроизводства макаронной продукции - около 30% производственных мощностей оказались явно избыточными. В наступившем году специалисты прогнозируют усиление конкуренции, результатом которого станет значительное сокращение числа игроков на рынке.