Флюиды антивоенного режима

Культура
Москва, 24.02.2003
Вопреки ожиданиям 53-й Берлинский кинофестиваль не стал триумфом американского кино. Голливуд остался не у дел: политическая мода оказалась сильней моды кинематографической

Берлинский фестиваль лишь немногим уступает Каннскому по масштабу, звездному блеску и активности деловой жизни. Но его влияние на кинематограф порой трудно оценить. В течение многих лет у Берлина (тогда еще Западного) было преимущество за счет его особого политического положения, он старался служить культурным мостом между Западом и Востоком. Эта роль Берлину, в общем-то, удавалась - все привыкли к тому, что искусство здесь приносят в жертву политическому компромиссу без особых рефлексий.

Берлинская стена рухнула, прямо на ее месте построен волшебный киногород будущего, но осколки стены прочно засели в фундаменте фестиваля. На Берлинале политизировано все: и публика, и киносообщество, и даже секс. Когда сексуальные меньшинства присуждают свой приз на Берлинале, церемония, проходящая в огромном здании типа стадиона или цирка, собирает почти весь город и напоминает съезд компартии. Директор фестиваля выступает с прочувствованной речью, признаваясь, что он еще, правда, не гей, но обязательно исправится. Раз уж секс становится делом партийно-политическим, то куда деваться бедному искусству?

Флюиды политизации ощущает на себе и жюри. Если по каннским призам, как правило, можно судить о глубинных процессах в культуре, то в Берлине чаще скользят по поверхности, уделяя внимание тому, что принято называть геокультурой. Здесь кинематографическая мода менее прихотлива и более очевидна: позавчера это была Восточная Европа, вчера - Китай. Сегодня на первый взгляд казалось, что на 53-м Берлинале безраздельно правит бал большой Голливуд, прежде всего в лице кинокомпании Miramax. На открытии - "Чикаго" Роба Маршалла, на закрытии - "Банды Нью-Йорка" Мартина Скорсезе, в конкурсе - "Часы" Стивена Дэлдри: фильмы, собравшие львиную долю оскаровских номинаций. Плюс "Адаптация" Спайка Джонза и режиссерский дебют Джорджа Клуни "Признания опасного человека".

Эти картины имели самую лучшую прессу, по количеству публикаций оттеснив на задний план все остальное: мало кто удержался от соблазна напечатать интервью с Ричардом Гиром, прокомментировать соперничество Кэтрин Зета-Джонс с Рене Зеллвегер, удивиться тому, как Николь Кидман, приклеив длинный нос, переиграла Мерил Стрип с Джулианной Мур, или тому, как Николас Кейдж раздвоился и сам с собой общается в одном кадре...

Ни Голливуд, ни Miramax не подкачали: драматурги пишут изобретательные сценарии (особенно отличается автор "Адаптации" и "Признаний опасного человека" Чарли Кауфман), режиссеры неутомимо и профессионально снимают, звезды оправдывают свои многомиллионные гонорары. Но концентрация гламура, предельно отрепетированная игра, виртуозность съемочной техники быстро приедаются, как всякое совершенство.

"Часы", экранизация модного романа Майкла Каннингема - хороший образец постмодернистского кино, которое не стесняется выжимать слезы и в то же время бравирует своей возвышенной интеллектуальностью. Три эпохи и три героини, одна из которых - феминистская икона Вирджиния Вульф, две другие - своего рода ее инкарнации в по

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (361) 24 февраля 2003
    Ирак
    Содержание:
    Сопротивление неизбежному

    Военной победой США в Ираке можно будет считать только стремительное и почти бескровное свержение режима Саддама Хусейна и передачу власти "второму эшелону" нынешней иракской элиты. Однако даже при таком сценарии крупное политическое поражение США в Ираке неизбежно

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама