"Наш округ - огромная стройка"

Максим Рубченко
20 октября 2003, 00:00

Несомненная заслуга правительства Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) состоит в том, что доходы от нефтянки эффективно используются для развития экономики региона. Об успехах и трудностях в этой работе рассказывает директор департамента инвестиций, науки и технологий администрации ХМАО Евгений Марков

- Зачем Ханты-Мансийску понадобилось проводить Инвестиционный форум? Ведь деньги в регион и так неплохо поступают - по объему привлеченных инвестиций ХМАО уступает сегодня только Москве.

- Это ошибочное мнение, что денег в регионе хватает. Инвестиций в регион недостаточно, потому что все средства, поступающие в регион, направляются в основном в нефтяную отрасль, они привлекаются нефтяными компаниями и сосредоточены в сырьевом секторе.

Проводя Инвестиционный форум, мы обозначаем наши приоритеты в области лесного комплекса, в области науки и технологий. Наша цель - заинтересовать потенциальных участников рынка в стране и в мире возможными направлениями сотрудничества в нашем регионе. Предварительно в каждом из этих секторов мы уже сделали определенные шаги и сегодня потенциальным инвесторам можем предложить нечто вполне конкретное. Мы начинаем многие направления раскачивать своими силами, чтобы показать нашу заинтересованность в развитии того или иного сектора экономики.

- А нефтяных денег, которые поступают в бюджет, разве не хватает для самостоятельной реализации этих проектов?

- У нас достаточно большие затраты идут на разного рода социальные программы, жилищные программы и так далее. Например, за счет того, что у нас был достаточно серьезный бюджет, мы практически полностью реформировали коммунальную систему в регионе. Мы внедрили самые передовые технологии, чтобы оптимизировать затраты, проложили специальные трубы, чтобы сэкономить достаточно большие средства, которые раньше тратились просто на обогрев воздуха на улице. Все это привело к существенному сокращению затрат в жилищно-коммунальном секторе. Если бы мы это не успели сделать в период высоких цен на нефть, я просто не знаю, что бы здесь произошло уже в ближайшую зиму. Всего бюджет развития, который сегодня имеется у региона, составляет порядка трех миллиардов рублей. Этого недостаточно для масштабного развития всех направлений, которые нам сегодня необходимы.

Сначала строим сами

- Но уже в следующем году львиную долю доходов от добычи нефти у вас заберут в федеральный бюджет.

- Есть такие попытки. При этом у нас будут сложности со всей бюджетной сферой. Мы будем вынуждены пойти на сокращение целого ряда программ, в том числе бюджета развития. То есть многие программы придется просто свернуть.

А это может дать негативный эффект для всей экономики региона. Ведь то, что у нас сегодня есть, - это только задел, который делает правительство для привлечения инвесторов. Что, например, у нас в Нягани происходит. Мы за свои деньги построили завод по производству шпонированного бруса, а теперь приглашаем потенциальных инвесторов и говорим: "Давайте теперь вместе его развивать. Мы готовы вам это все просто продать, но только тогда, когда вы докажете, что вы в состоянии правильно эксплуатировать это предприятие и будете заинтересованы в его развитии". При таком подходе инвестору гораздо легче соглашаться.

И совсем другое дело будет, когда нам придется его приводить в чистое поле и на словах рассказывать о перспективности инвестиций. Вызвать интерес будет очень сложно. Поэтому без бюджета развития, я думаю, вот на этом этапе, этапе создания заделов под будущие инвестиции, произойдет некоторая стагнация и мы вынуждены будем остановиться в своем развитии.

- А насколько велика бюджетная отдача таких заделов?

- Это, конечно, огромный плюс. Потому что создаются новые производства, соответственно появляются новые рабочие места, налоговые поступления. То есть валовой продукт в округе будет расти. И все это работает в интересах региона.

- Но вы тратите деньги и на развитие, например, электроэнергетики, хотя регион у вас энергоизбыточный, при этом система замкнутая и вы не сможете продавать электроэнергию в другие регионы. А вы запускаете новый энергоблок. Зачем это нужно и кто финансирует работы?

- Проект финансирует ОАО "Тюменьэнерго". А объясняется все просто. Во-первых, сегодня первый блок Сургутской ГРЭС требует модернизации и реконструкции. В случае его остановки произойдет большой спад в выработке электроэнергии. При том что вся нефтяная промышленность региона заточена на потребление электроэнергии от местных станций, запуск второго энергоблока Нижневартовской ГРЭС позволит избежать временного дефицита энергии. Во-вторых, при транспортировке электроэнергии из Сургута до Нижневартовска теряется до сорока процентов. Введение новых мощностей позволит существенно улучшить экономические показатели работы энергосистемы.

Нефть - богатство и проблема

- У вас нет ощущения, что регион болен "голландской болезнью"? Например, на форуме говорилось, что переработка сельхозпродукции у вас сейчас упала практически до нуля.

- Это действительно так. Но все силы региона брошены на нефть.

- А что делает правительство округа, чтобы изменить ситуацию?

- Мы в нефть вообще не идем. Это наша принципиальная позиция - с нефтью не связываться во избежание конфликтов. У нас ведь работают практически все российские нефтяные компании, и, чтобы не было разговоров, что мы отдаем кому-то предпочтение, мы максимально дистанцированы от всех. Вы сами видите, что в нашем регионе никаких конфликтов на нефтяной почве нет. Все четко определено, и в этом, я считаю, наше большое достижение.

- Нефтяники охотно делятся деньгами с другими отраслями?

- Ну кто же охотно будет делиться своими деньгами. Но мы их и не заставляем особо. Для нас главное, чтобы они платили налоги, это их задача. Остальное - дело государства. Бизнес должен заниматься бизнесом. Нефтяники сегодня платят достаточно большие налоги. И кроме того, по своей инициативе несут определенный груз социальной ответственности по развитию инфраструктуры региона. Но это их личная инициатива: у бизнеса есть соответствующие ресурсы, и он их тратит.

- Насколько реально диверсифицировать экономику региона и как много времени на это потребуется?

- Вот вам конкретный пример. Если в 2005 году мы запускаем все производства в лесном комплексе, проекты по которым начаты сегодня, то доля лесной и деревообрабатывающей промышленности у нас увеличится до пяти процентов ВРП. Это при том условии, что нефтяная промышленность продолжит развиваться сегодняшними темпами. Но на самом деле тренд развития нефтянки идет выше. То есть в абсолютном выражении лесопереработка вырастет, но в процентном, скорее всего, все останется на сегодняшнем уровне.

Вот сейчас Shell объявил о намерении до 2020 года вложить миллиард долларов в наши нефтяные месторождения. В лесной комплекс мы таких инвестиций не найдем. Поэтому, если говорить о диверсификации у нас в регионе, менять ситуацию очень сложно.

Государство - структура безалаберная

- Как в округе относятся к звучащим в последнее время призывам увеличить рентные платежи для сырьевых отраслей?

- Здесь я выскажу свое личное мнение. Это у нас опять вспомнили революционный лозунг: все отобрать и отдать народу - поделить между гражданами. Это все понятно. Но не надо забывать, что в сырьевых компаниях трудится достаточно большая часть того самого народа, который обещают облагодетельствовать. И они не испытывают никаких проблем с тем качеством жизни, которое им обеспечивает их работодатель. Когда государство все это отберет и начнет перераспределять, им определенно станет хуже. Но где уверенность в том, что простым людям в других регионах при этом станет лучше? Мы ведь уже проходили эти опыты с государственным перераспределением, и всегда оказывалось, что выигрывали от этого только те, кто им занимался - чиновники.

Система в мире отработана: крупный бизнес кормит большую часть людей, специалистов. Он является катализатором развития науки и технического прогресса. Государство - структура безалаберная. Оно должно выполнять определенные социальные функции, как ему и предназначено во всем мире. Но оно никоим образом не должно лезть ни в какой бизнес. Если государство начинает заниматься бизнесом, безвозвратно и безрезультатно теряются деньги. Это мое личное субъективное мнение.

Машина набрала обороты

- Провокационный вопрос. Прочитав о вашем регионе, люди скажут: "Им хорошо, у них есть нефть. А вот приехали бы к нам, например, в Воронеж, мы бы посмотрели, как бы они стали развивать экономику региона". Что бы вы могли им ответить?

- Вопрос действительно провокационный. Скажу так. Сегодня в России дело идет к тому, чтобы уравнять все регионы, чтобы не было коммунизма в отдельно взятом регионе. То есть все должны быть подстрижены под одну гребенку, как в армии или местах не столь отдаленных. Но так не бывает, и так не должно быть. Потому что всегда должна быть какая-то точка роста, и от этой точки развивается все вокруг. Сегодня Ханты-Мансийский округ - это огромная стройка. И за счет этого живут и развиваются многие предприятия Омской, Томской, Свердловской, Челябинской областей. Уральский и Западно-Сибирский регионы развиваются за счет того, что в Ханты-Мансийске сконцентрированы большие ресурсы. И они не просто проедаются, а идут на развитие экономики. Если мы уравняем всех и вся, здесь рост прекратится. Но он из-за этого не появится в каком-то другом регионе. Это глубокое заблуждение, что если здесь богатства отнимут, то они придут в другие регионы. Не надо, например, забывать, что наше федеральное правительство обременено массой проблем и долгов. И львиная доля отобранных у нас денег уйдет именно на уплату этих долгов. Другим регионам достанется, может быть, лишь пять процентов средств, которых лишимся мы. И никакого положительного эффекта это не даст. Я считаю, что это неправильный путь.

Машина набрала обороты, и она работает на развитие. Критики, конечно, всегда найдутся, но все, кто сюда приезжает, отмечают, что развитие экономики региона идет хорошими темпами. Но если разом это все остановить, будет такой катаклизм, масштабов которого мы себе просто не представляем.

- Какая часть нефтяных доходов, по вашему мнению, должна оставаться в регионе, чтобы избежать этого катаклизма?

- Наш окружной бюджет должен поддерживаться на уровне пятидесяти-шестидесяти миллиардов рублей. Это позволит и дальше функционировать всему тому, что здесь создано. За счет этого будут развиваться и соседние регионы. Вопрос, касающийся перераспределения доходов, - это вопрос чисто математический. Нефтянка развивается, значит налоговые поступления растут. Давайте найдем паритет с федерацией: у нас должен быть бюджет шестьдесят миллиардов, а если нефтянка будет давать больше - забирайте. Это будут честные и понятные правила игры.