Увидеть будущее

Русский бизнес
Москва, 12.01.2004
«Эксперт» №1 (402)

И умом, и чувствами возражая против лобовых решений стимулирования роста и диверсификации экономики, мы тем не менее прекрасно понимаем, что некий хозяйственный проект России сегодня нужен. Хотя бы потому, что этого настойчиво требует общественное сознание. "А то, - говорит, - займусь устранением социальных несправедливостей и борьбой с бедностью".

Есть такое упражнение при создании брэнда. Люди собираются и думают, что бы они хотели прочесть в газетах о своей компании через пять-десять лет. И то, что они хотят услышать о себе, это и есть суть их брэнда. Для страны пять-десять лет не слишком длинный срок, но давайте представим, что через двадцать-тридцать лет о России будут писать: "Эта страна победила бедность" или "Они добились социальной справедливости". Не кажется ли вам, что в 2025-2035 годах такие восклицания будут звучать уж слишком старомодно. Для ХХ века они вполне бы подошли и подходили, а вот для ХХI - это вопрос.

Стратегические хозяйственные интересы современных российских предпринимателей отражают наше общее, подспудно живущее понимание своих долгов перед историей - освоение так и не освоенной, не обустроенной за века территории и экспансия терпимой и жизнелюбивой российской культуры во внешний мир. Об этом так или иначе думают все, и эти два вызова и есть наши. В них нет противоречия. Мы должны ответить на них последовательно - сначала освоение территории (то есть развитие внутреннего рынка), а потом, лет десять-пятнадцать спустя, экспансия нашей культуры. И только так это и возможно делать. Не накормив, не одев, не обустроив и не обучив соотечественников, нельзя мечтать об экспансии, потому что это именно их, соотечественников, чувства, образ мыслей и потребности дадут новые образчики материальной культуры. Другие у мира уже есть.

Это возможно, тем более что в этом плане мы имеем колоссальное естественное преимущество. Питер Друкер, гуру западного менеджмента, как-то написал: чтобы выиграть в экономической конкуренции, надо делать всего лишь одну вещь - ставить на самое сильное изменение в жизни людей, для которых вы собираетесь работать. Он приводил в пример очевидные тенденции западного мира - стареющее население, нуждающееся в медицине, надежных сбережениях на старость и т. д. У нас же самым сильным социальным шоком было рождение нового среднего класса - молодого, активного, предельно стремящегося к самореализации. И отвечая на его нужды, наш бизнес вполне может рассчитывать нащупать контуры материальной культуры, актуальной для XXI века. Собственно, расцвет ее здесь, в России, и будет задавать эту актуальность.

Что это значит в практическом плане? Совместив миф о предназначении с современными экономическими концепциями, мы можем нарисовать бостонскую матрицу для России.

Что означает ориентация на собственную территорию с точки зрения такой матрицы? Одну простую вещь: наши "звезды" сегодня - это отрасли и кластеры, обустраивающие внутренний рынок. Нам нужно где-то жить - и это строительство жилья. Нам нужно перемещаться - и это

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (402) 12 января 2004
    Гражданское общество
    Содержание:
    Тема недели
    Экономика и финансы
    Реклама