Окончательный анализ

8 марта 2004, 00:00

На прошлой неделе в галерее XL и Третьяковке открылись выставки Виктора Пивоварова - знаменитого московского концептуалиста, живущего сейчас в Праге. Более значительная - "Шаги механика" в ГТГ - собрала классику концептуализма: картины из цикла "Время РОЗЫ", "Квартира 22" и альбом, название которого дало имя самой выставке.

Пивоваров, как и многие представители "другого искусства", включая его единомышленника и друга Илью Кабакова, долгое время работал книжным иллюстратором, рисовал в "Веселых картинках" и разных популярных сериях, выпускавшихся обществом "Знание". Тогда он довел графику до совершенства, навсегда благословил ее союз со словом и сделал языком своей живописи. Живописи, извлекающей на свет божий и препарирующей с упертостью анатома "случайные" зрительные образы и фразы, намертво засевшие в сознании маргинала и преследующие его до самой смерти.

Тогда же Пивоваров вместе с Кабаковым придумал особый жанр - альбом, который, как неоднократно писали критики и как теперь знают все, стал главным российским вкладом в мировой концептуализм. Альбом как воплощение той же маргинальности, маргинальности детского творчества, маниакальных почеркушек непрофессионала, перенесенных с краев и обочин в центр мира.

Пивоваров как-то писал, что "слово является главным рабочим инструментом русской культуры и имеет вес закона". И у него на листах и полотнах слова, вычлененные из обыденного словесного потока, - почти закон и уж точно окончательный диагноз. Вместе с тем выставка "Шаги механика" - это весомый аргумент в пользу тех, кто считает, что в концептуализме изобразительная форма не менее важна, чем идейная и литературная основа, то есть сам концепт. Изобразительные формы пивоваровских произведений совершенны и совершенством своим опровергают мрачный приговор, вынесенный им самим "другому искусству", частью которого так долго было его творчество.

Вот отрывок из письма Пивоварова одному издателю: "Смерть произошла в очень торжественной обстановке. Все было обставлено таким образом, что никому из нас, ни героям, ни свидетелям, не пришло в голову, что за нашей спиной договорились об эвтаназии. Да что я говорю за глупость. За какой спиной! Всех спросили, и все согласились. А как было не согласиться, ведь после операции (какое красивое и совсем не страшное слово эвтаназия) в конце туннеля светило райское блаженство, исполнение всех желаний, самых сокровенных мечтаний. Ты, Игорь, конечно, догадался, о чем я говорю. Да, да, аукцион Сотбис 7 июля 88-го года. В этот день похоронили навсегда то, что мы называли искусством". Очевидно, что к концептуализму московского розлива это не относится.