"Аль-Каида" грозит Пакистану Чечней

Шамсудин Мамаев
29 марта 2004, 00:00

Птичка ускользнула - так завершилась в прошлый понедельник ловля пакистанской армией Аймана аль-Завахири, главного идеолога "Аль-Каиды" и правой руки Усамы бен Ладена. Ибо, захватив после пятидневных боев и ожесточенных бомбардировок глинобитную деревню-крепость террористов, армия не обнаружила там никого - лишь подземный туннель около полутора километров длиной, по которому, видимо, и скрылись осажденные. Хотя еще неизвестно, была ли "птичка" вообще: "...невозможно с уверенностью сказать, кто там был, а кого там не было", - сообщил журналистам официальную точку зрения Исламабада споуксмен пакистанской армии генерал Шаукат Султан. И хотя армия уже продемонстрировала журналистам четыре десятка пленных, единственная достоверная на сегодня информация - радиопереговоры между моджахедами велись на узбекском, чеченском и арабском языках.

В своем интервью 18 марта для CNN, которое и породило слухи о Завахири, президент Пакистана Первез Мушарраф сказал лишь то, что командующий операцией по зачистке Южного Вазиристана генерал-лейтенант Сафдар Хуссейн уверен, что необычайно ожесточенное сопротивление окруженных террористов свидетельствует о том, что они защищают "очень важную персону". Интервью давалось по случаю приезда в Исламабад госсекретаря США Колина Пауэлла, и в этот же день американский конгресс вдвое, до 50 млн долларов, увеличил награду за поимку аль-Завахири - возможно, вся эта цепь "совпадений" и породила у американской прессы уверенность, что в окружение пакистанской армии попал именно Айман. Однако главное в другом - независимо от степени виртуальности окруженного аль-Завахири его наряду с узбекскими, чеченскими и арабскими моджахедами ожесточенно защищали люди из местного пуштунского племени ярги-кхел. И туннель, по которому предположительно сбежали боевики, начинался в доме одного из вождей племени. Так что армия не уверена "с нами или с ними" местное население, говорит о ситуации Сафдар Хуссейн, а "когда врага невозможно идентифицировать, то начинается погоня за тенями".

Именно на пуштунские племенные территории на границе с Афганистаном - своего рода пакистанский Дикий Запад - бежала после падения талибского режима большая часть уцелевших иностранных моджахедов, включая верхушку "Аль-Каиды". Поскольку пуштунские племена управляются джиргами старейшин и никакой границы между двумя государствами не признают, они изначально были костяком талибской милиции в Афганистане, а в Пакистане, пользуясь конституционно признанным правом на самоуправление, вплоть до последнего времени практически находились вне юрисдикции пакистанской армии и служб безопасности. Пуштуны не расстаются с оружием, а пуштунвали - феодальный кодекс чести, по которому живут племена, - базируется на трех китах: гостеприимство, кровная месть и честь. А поскольку многие из бежавших сюда моджахедов брали - по образцу небезызвестного в России эмира Хаттаба - в жены местных девушек, то отказ старейшин племени ярги-кхел нарушить закон гостеприимства и родства выдачей их "неверным" был вполне ожидаем.

Тем не менее слова президента Первеза Мушаррафа и генерала Сафдара Хуссейна о неожиданно ожесточенном сопротивлении моджахедов далеко не случайны - они явно предполагали, что старейшины, как это принято, не станут подставлять свои племена под удар и дадут моджахедам понять, что они должны хотя бы на время скрыться. И президент Мушарраф лично приехал на встречу со старейшинами племен, чтобы предупредить их о серьезности своих намерений. Но на следующий день пакистанские части неожиданно попали в засаду и понесли большие потери. А еще через день, когда Колин Пауэлл при встрече обрадовал президента Мушаррафа тем, что США предоставляют Пакистану статус "ключевого союзника вне НАТО", бой вспыхнул с новой силой. Возможно, именно от растерянности и желания "доступно" объяснить Вашингтону, что происходит, и ссылка Мушаррафа на "очень важную персону", которую якобы защищают боевики. Увы, только что семьдесят самых известных пакистанских исламистов выпустили в Исламабаде фетву, где заявили, что, поскольку операция против "мусульманских братьев" в Южном Вазиристане проводится в пользу Соединенных Штатов, то каждый погибший моджахед станет шахидом и прямиком отправится в рай, в то время как пакистанскому солдату, наоборот, грозит ад. И фетва запретила чтение поминальных молитв по погибшим пакистанским солдатам.

По свидетельству очевидцев, сейчас тысячи жителей племени ярги-кхел покидают города - они боятся репрессий, поскольку законодательство территорий предусматривает коллективную ответственность племен. Уходят из мест боев и другие жители племен - пакистанская армия действует грубо, и счет невинных жертв бомбардировок и зачисток уже идет на десятки. В свою очередь, террористы явно пытаются трансформировать недовольство пуштунов в восстание: например, во вторник, хотя пакистанская армия приостановила свои операции, неизвестные боевики расстреляли ее тыловую колонну и три часа обстреливали из минометов один из ее лагерей. Погибло одиннадцать солдат. В этот же день для усиления паники среди городского населения ракетному обстрелу подвергся город Пешавар, а в городе Банну какие-то террористы взорвали бомбу на мосту и расстреляли трех полицейских, прибывших на место происшествия. Другими словами, кому-то очень хочется превратить пуштунские территории севера Пакистана в местную Чечню.