О Бобби Макферрине

Разное
Москва, 17.05.2004
«Эксперт» №18 (419)

Стоило Бобби Макферрину выйти к рампе, поздороваться и спеть первые ноты, как стало ясно, что его видеозаписи не передавали чего-то очень важного.

И записей-то я видел мало. Каюсь, я был из рук вон плохо подготовлен к этому концерту: прославленного музыканта я знал всего лишь по двум работам. Во-первых, само собой, по клипу Don`t worry, be happy: в начале 90-х какой-то из наших телеканалов крутил его почти каждое, а то и просто каждое утро - и очень правильно делал. Мне еще тогда приходило в голову, что эта нехитрая песенка как-то помогала нам жить, теперь я в этом и не сомневаюсь.

Во-вторых, мне попался DVD с записью джазового концерта Swinging Bach, данного на Рыночной площади Лейпцига по случаю двухсотпятидесятилетия со дня смерти свингуемого. Макферрин спел там несколько импровизаций, то более, то менее опиравшихся на известнейшие баховские вещи, и это оказался такой экстра-класс, что от радости в зобу дыханье спирало. Я не стану пытаться описывать, как поет Макферрин. Что толку говорить о четырех октавах диапазона (в том числе, кажется, октавы полторы необычайно объемного фальцета), об огромном наборе тембров, о неисчислимом множестве способов, помимо собственно пения, которыми он извлекает из себя звук: он шипит, свистит, хлопает ладонью по грудине, чуть ли не шуршит бородкой по микрофону - кто слышал, сам знает, а те несчастные, кто не слышал, все равно не поймут, да и не поверят, как это здорово. Двадцати минут диска мне хватило, чтобы запомнить: этого человека слушать - надо. А уж раз он вдруг приезжает в Москву, непременно надо идти.

(Собираясь на концерт, я все вспоминал один момент из того диска: Макферрин велел публике петь Ave Maria - и публика запела. Вообразите: ночь, огромная площадь, накрапывает дождь, многие тысячи людей в плащах и под зонтами - поют. Поют, правда, далеко не все, но, как видно, именно те, кто хорошо помнит мелодию и умеет петь, - площадь поет неожиданно точно и слаженно. Мы тоже запоем, думал я, но громче всех непременно заголосят те, у кого ни памяти, ни слуха... Рад признать, что я ошибался: московский зал пел, кажется, не хуже немецкой площади - например, нам с Бобби неплохо удалась увертюра к "Свадьбе Фигаро".)

Так вот, стоило увидеть Макферрина вживе, и стало понятно, что не просачивалось сквозь экран: как обычно, суть происходящего. Потому что не в четырех октавах суть и не в тембрах, не в мимике и не в пластике - все это чудесно и крайне важно, но все это только отблески главного. Главное же, как мне показалось, состоит в том, что этот человек напрямую, без всяких искажающих переходников подключен к самому верху - к единому Ритму, объемлющему мир.

Заглавная буква не от манерности: сквозь слово "ритм" в таком контексте просвечивают очень уж высокие синонимы. Известную фразу Ганса фон Бюлова "В начале был Ритм, и Ритм был у Бога - и проч." можно, наверно, считать нечестивой музыкантской шуткой; а можно увидеть в ней еще один почтительнейший вариант перевода евангельского стиха - никак не худший, скажем, те

У партнеров

    «Эксперт»
    №18 (419) 17 мая 2004
    Чечня
    Содержание:
    Войны не будет

    После гибели президента Чечни Ахмада Кадырова подлинную власть в республике олицетворяет только федеральный центр

    Русский бизнес
    Наука и технологии
    Книги
    На улице Правды
    Реклама