О теореме Коши

Александр Привалов
4 октября 2004, 00:00

Российский проект резолюции о расширении прав и полномочий ООН в борьбе с терроризмом обсуждается широко и в целом благожелательнее, чем можно было опасаться. Вероятно, в конечном итоге она будет принята в не слишком измененном виде. То есть включения в международный черный список всех прикосновенных к чеченскому террору, скорее всего, там не будет, как не будет и автоматической выдачи членами ООН масхадовских эмиссаров по первому требованию России - все это не пройдет не только из-за "двойных стандартов", и впрямь широко применяемых Западом, но и из-за устойчиво низкой репутации российского суда. Не удастся, по-видимому, и закрепить в международном праве общепризнанное определение террористической деятельности: слишком уж разные взгляды у нас и у, например, американцев не только на Масхадова, но и на саудитов, и на Пакистан. Но некая польза будет - как была польза и от предыдущей резолюции Совбеза, принятой в начале сентября. Хотя бы от таких неприятных событий, как августовское предоставление Штатами убежища И. Ахмадову (министру иностранных дел Ичкерии, напавшей на Дагестан), мы, надо надеяться, будем избавлены.

Стоит отдать себе отчет, что ничего существенно большего от дипломатической активности в ООН и ждать нельзя. Ну, пусть там даже прошли бы все наши инициативы; Ахмадова с Закаевым нам выдали бы и новых ичкерийских комиссаров принимать (открыто) торжественно бы зареклись. Практических плюсов и тут было бы немного: закрытые контакты все равно ведь будут, а отслеживать их труднее. При урезанном ли, при полном ли варианте резолюции борьба с терроризмом так и так останется на девяносто девять процентов нашим делом, но действовать нашей власти так и так станет психологически комфортнее.

О значимости этой стороны дела уже начали говорить вслух. В среду газеты вперебой приводили речи видного кремлевского чиновника (по контексту ясно, что В. Ю. Суркова), где прямо соседствовали две мысли. Первая: наш президент - идеалист и хотел бы "лазурной демократии", включающей и прямые выборы губернаторов, но "реалии диктуют другое". Вторая: критика с Запада, и уж особенно в устах президента Буша, совершенно неуместна; если бы в составе США была "афро-американская республика с собственным языком", Штаты, может, и сами додумались бы до назначения губернаторов - и нечего "главе величайшей в мире нации" вести себя "как студент". Эмоциональность такого дуплета (не вякайте под руку президенту, он и без вас демократ и все делает, как надо) вполне по-человечески естественна.

Но вопросы остаются. В. Ю. Сурков в том же разговоре с прессой сообщил и более конкретную новость: оказывается, вскоре может быть обнародовано решение об отмене выборности мэров крупных городов. Ничего странного здесь нет - скорее, странным было бы сосуществование назначенного главы N-ской области с избранным мэром N-ска; если мы признаем, что в отказе от выборности губернаторов есть резоны, нам придется признать резоны и в новом шаге. Но ведь процесс, очевидно, пойдет и дальше, до логического конца. С избранным мэром N-ска назначенный N-ский губернатор вошел бы в раздрай с первого дня - от этого мы его избавляем. Но на третий день он войдет в конфронтацию с избранными главами районов своей области... В итоге логика потребует отменить выборность исполнительной власти везде - до поселков включительно. Да, губернаторы и сегодня норовят так и поступать, но то их самодеятельность, которую в принципе можно развернуть. Делать это общегосударственной политикой - ошибка, как по теоретическим соображениям, так и по "диктовке реалий".

Это ошибка, потому что если и может наш электорат научиться ответственному поведению на выборах, то только на выборах местных деятелей, причем именно деятелей исполнительной власти - именно там связь между вотированием и его результатами "дается нам в ощущении". Закрыв эту школу демократии, мы практически закрываем себе любые в этом отношении лазурные перспективы. Это ошибка еще и потому, что сплошное назначение всех начальников сверху донизу, как-то (тоже не ахти как) работавшее при советской власти, в принципе не совместимо со сколько-нибудь заметной самостоятельностью субъектов хозяйствования. Госкапитализм планируется? С ним тоже не совместимо.

Это ошибка и чисто практическая. На той же встрече с прессой г-н Сурков по поводу подбора губернаторских кадров говорил так: "У нас нет реальной кадровой политики. У нас нет системы воспроизводства кадров, их обучения... Кто-то кому-то будет звонить и подсовывать объективки". Это в Кремле будут подсовывать объективки - а в N-ске что будет?

В первые же дни изучения матанализа студентов знакомят с теоремой Коши: если на одном конце отрезка непрерывная функция положительна, а на другом конце отрицательна, то в какой-то точке отрезка она равна нулю. Эта нехитрая мысль вполне применима и в рассматриваемом случае: если на уровне губернаторов отказ от выборности более хорош, чем плох, а на уровне поселковых начальников он более плох, чем хорош, то есть какая-то точка на властной вертикали, ниже которой этот отказ недопустим. Стало быть, возникают две задачи: определить эту точку - и найти механизм, препятствующий процессу перемахнуть через нее, следуя простейшей логике.

Второе труднее. То есть назвать-то механизм легко: Кремль должен твердо противостоять естественному желанию своих назначенцев не иметь дела с независимыми от них фигурами; адски трудно будет этот механизм применить - если даже Кремль и захочет это сделать.

Первое проще. Ясно, что искомая точка на вертикали находится совсем близко к верхнему ее концу, - практика президентских назначений о том свидетельствует. Может быть, и решение о мэрах губернских центров - при всей его естественности - следует отвергнуть. Формула "хороший царь, плохие бояре" работает, пока царь один; если и каждый из бояр оказывается автоматически хорошим, поскольку он тоже царь и у него свои бояре, формула работать перестает. Президент, взявшись назначать глав регионов, и так принимает на себя огромную ответственность - незачем ее увеличивать и дальше.