Заигрались

Максим Рубченко
1 ноября 2004, 00:00

Экономика уже не выдерживает издевательского отношения со стороны чиновников. Несмотря на отличную конъюнктуру экспортных рынков, нам грозит серьезный спад производства

На прошлой неделе наконец-то выяснилось, что исключительно сырьевой характер российской экономики - это миф. Разговоры о том, что темпы роста целиком и полностью зависят от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, - выдумки чистой воды. Как выяснилось, промышленный рост в России целиком и полностью определяется выпуском высокотехнологичной машиностроительной продукции. А именно - комбайнов. Раньше с выпуском комбайнов все было в порядке, поэтому российская экономика активно росла. А теперь сняли с производства две модели комбайнов, их общий выпуск сократился на 71%, и, как результат, рост экономики остановился. Рост ВВП в сентябре составил 0,2%, а за девять месяцев года - 6,9% (напомним, в прошлом году было 7,3%). Таким образом, в третьем квартале среднемесячный рост достиг лишь 0,4% - в два с лишним раза меньше, чем во втором. Промышленное производство в сентябре упало на 0,1%, в результате чего среднемесячный рост в третьем квартале оказался практически нулевым против роста на 0,9% в месяц во втором квартале. Обо всем этом на прошлой неделе президенту доложил главный экономист страны - министр экономразвития и торговли Герман Греф.

Вот, наверное, удивились западные аналитики, объявившие Россию одной из четырех самых перспективных мировых экономик, когда узнали, что она полностью зависит от выпуска комбайнов! Президент, похоже, тоже удивился. И министру не поверил, потребовав от экономического блока правительства представить подробный анализ причин снижения промышленного производства и внести предложения по исправлению ситуации.

Каждый падает по-своему

Замедление роста затронуло весьма обширный спектр отраслей российской промышленности - от легкой и промышленности стройматериалов до машиностроения, энергетики и сырьевых отраслей. Сильнее всего провалилось в последние месяцы производство газа, угля, химической продукции, выработка электроэнергии.

В большинстве отраслей для этого имеются специфические причины. Например, в цветной металлургии падение производства связано с опасениями затоваривания мирового рынка. В черной металлургии причиной замедления стал недостаток мощностей для сохранения прежних темпов наращивания производства (это подтверждается и увеличением инвестиций в основной капитал предприятиями отрасли, и ростом производства доменного и сталеплавильного оборудования). Кроме того, в начале года продукция черной металлургии на внутреннем рынке дорожала беспрецедентными темпами - реальная цена черных металлов на внутреннем рынке подскочила за первое полугодие на 34,2%. Это привело к охлаждению спроса, что, в свою очередь, заставило металлургов несколько сократить выпуск продукции.

В промышленности стройматериалов причиной спада стала стагнация на рынке недвижимости, в немалой степени обусловленная летним банковским кризисом. Привлечение кредитов строительными компаниями сегодня существенно осложнилось, что и привело к заметному падению производства цемента (в сентябре на 6% по сравнению с августом), кровельных материалов (на 11%), стеновых материалов (на 3%), облицовочных плиток (на 1,6%).

Черная, жирная, непонятная

С начала года темпы прироста денежного предложения стабильно снижались и в апреле стали отрицательными. Естественным результатом такой политики стал кризис ликвидности в банковском секторе, но уложиться в плановые показатели инфляции чиновникам все равно не удалось

Гораздо менее определенными в комментариях аналитиков предстают причины сентябрьского снижения добычи нефти (на неполные три процента по сравнению с августом) - и это на фоне бьющих рекорд за рекордом мировых цен! Часть экспертов связывает приостановку роста добычи с дефицитом транспортных мощностей. "Существующей ресурсной базы, включая вводящиеся в оборот объекты, хватит на восемь процентов ежегодного роста добычи в ближайшие три-четыре года, - говорит аналитик инвесткомпании Brunswick UBS Максим Мошков. - Единственным ограничением роста добычи в среднесрочной перспективе для России может быть пропускная способность инфраструктуры - трубопроводов и железнодорожных магистралей".

Вполне возможно, однако, что есть и другие причины. Например, ряд аналитиков считает, что они кроются в налогообложении - новая методика расчета налога на добычу полезных ископаемых при высоких ценах на нефть делает бессмысленным увеличение производства, поскольку цены не позволяют компенсировать налоговые затраты.

Но самое печальное, что в отрасли заметен серьезный спад инвестиций. "Во втором квартале 2004 года (более поздние данные в отраслевом разрезе пока отсутствуют) произошло значительное снижение объемов инвестиций в топливной промышленности, в том числе в нефтедобыче, - говорит ведущий эксперт Центра развития Валерий Миронов. - Нарастание неопределенности и пессимизма в топливной промышленности, о которых свидетельствуют наши опросы, вместе с высоким уровнем инфляционных ожиданий ведет к снижению инвестиций - в августе-сентябре темпы их прироста уменьшились до 0,3-0,4 процента в месяц, что вдвое уступает динамике второго квартала. Такое снижение создает угрозу перехода краткосрочного замедления в устойчивую стагнацию, так как сдерживает модернизацию производства".

Проигрыш импорту

Весьма сложная картина сложилась в машиностроении: здесь налицо падение производства подавляющего большинства важнейших видов продукции. При этом очевидно, что объяснение чиновников МЭРТ, будто главная причина этого - снижение спроса со стороны нефтяников, не работает. Хотя бы потому, что наибольшее падение производства наблюдается в подотраслях, которые к нефтянке никакого отношения не имеют: снижается производство автомобилей, кузнечно-прессового оборудования, станков, подшипников, алмазного инструмента, часов и так далее.

Стоит только упомянуть в данном контексте часы и автомобили, как причина спада сразу становится очевидной - отечественную продукцию вытесняет импорт. Это подтверждают и аналитики. "По последним данным ФТС России, в сентябре 2004 года по сравнению с сентябрем 2003-го импорт механического оборудования из стран дальнего зарубежья увеличился в полтора раза, а электрооборудования - в 1,9 раза, - говорит директор Центра макроэкономических исследований 'БДО Юникон' Елена Матросова. - Импорт машиностроительной продукции в январе-июле 2004 года составил 16,1 миллиарда долларов против 11,2 год назад".

В немалой степени росту импорта способствовали два обстоятельства, обусловленные исключительно нынешней экономической политикой правительства. Первое из них - укрепление рубля относительно американской валюты: контрактные цены в долларовом эквиваленте снизились, и закупать оборудование за американские деньги стало исключительно выгодно. "Похоже, Центробанк сосредоточился на поддержании эффективного курса рубля, - говорит эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий Белоусов. - Сейчас евро начал укрепляться, и ЦБ пользуется этим, чтобы укрепить рубль по отношению к доллару, что должно сдерживать инфляцию. При этом эффективный курс (то есть курс рубля относительно корзины валют стран - наших торговых партнеров. - 'Эксперт') практически не меняется, и Центробанк формально выдерживает свои обязательства по сдерживанию укрепления рубля. Но проблема в том, что у нас в экономике очень многое завязано именно на доллар - мы торгуем со странами, которые привязаны к доллару, к тому же значительная часть контрактов с еврозоной номинирована в долларах. Соответственно, новая политика ЦБ приводит к ослаблению доллара, что может сопровождаться ускорением импорта. Наиболее чувствительны к этому легкая, пищевая промышленность, фармацевтика и машиностроение. Если такая политика Центробанка продлится еще какое-то время, мы сможем наблюдать ускорение импорта и замедление динамики производства в этих отраслях".

Рост мировых цен на экспортируемое сырье, стремительное накопление золотовалютных резервов и благоприятная конъюнктура внешнего рынка российских облигаций не способны нивелировать негативный эффект от изменения политики государства по отношению к бизнесу

Вторым фактором, оказавшим стимулирующее влияние на рост импорта, стала инфляция. Так, двукратное с начала года повышение внутренних цен на продукцию черной металлургии вызвало рост издержек в машиностроении, строительном комплексе, а также в нефтегазовой промышленности - основном потребителе труб. Шокирующий рост цен на бензин на протяжении весны и лета не мог не привести к росту цен в целом по экономике. Как результат, на прошлой неделе представители правительства вынуждены были признать, что по итогам года инфляция в России превысит запланированные 10% и составит как минимум 10,5%. "Причем с учетом того, что к концу года цены всегда растут быстрее, инфляция может оказаться еще выше - до 11 процентов", - предупредил руководитель департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Андрей Клепач.

Для борьбы с инфляцией правительство использует одно средство - сжатие денежной массы посредством откачивания денег из экономики в стабилизационный фонд и сокращения денежного предложения. С начала года темп прироста денежного агрегата М2 стабильно снижался и в апреле был отрицательным, то есть количество денег в экономике стало уменьшаться. Естественным результатом такой политики стал кризис ликвидности в банковском секторе, но уложиться в плановые показатели инфляции чиновникам все равно не удалось. Можно с уверенностью предположить, что после срыва планов по инфляции Минфин и Центробанк с еще большим усердием будут откачивать деньги из экономики. И столь же уверенно можно обещать, что никакого эффекта это не даст, потому что инфляция в России сегодня носит в основном немонетарный характер и связана главным образом с ростом издержек производства.

Совсем другая инфляция

"В третьем квартале у нас появилась существенная опасность втянуться в инфляцию издержек, - считает Дмитрий Белоусов из ЦМАКП. - На потребительском рынке инфляция в большей степени еще монетарная, то есть производители свои издержки пока не сильно трансформировали в потребительские цены. В результате мы имеем очень негативную тенденцию по рентабельности: цены на потребительском рынке сдерживаются из-за конкуренции импорта, а цены на сырье растут. У производителей в этой ситуации выбор небольшой: либо сохранять существующие цены на свою продукцию, но снижать рентабельность - либо повышать отпускные цены, сохраняя рентабельность, но тогда мы начинаем конкурировать с импортом. То есть рост затрат уже стал очень болезненным, и с этим надо что-то делать. Однако инфляция издержек очень плохо и болезненно давится монетарными средствами в отличие от монетарной инфляции, которая хорошо реагирует на денежное предложение и другие индикаторы".

Чиновники МЭРТ тоже признают наличие инфляции издержек, обвиняя в этом, как обычно, либо зловредных предпринимателей, устраивающих картельные сговоры, либо объективные факторы, например сезонные всплески. Между тем львиная доля вины за рост издержек производства лежит на самих чиновниках. Во-первых, локомотивом повышения цен в промышленности является регулярное подорожание услуг естественных монополий, санкционируемое правительством. Заставьте монополии повышать эффективность, а не тарифы, и проблема инфляции существенно облегчится. Во-вторых, если картельные сговоры и имели место, то это предмет претензий не столько к бизнесу, сколько к антимонопольным службам и действующему законодательству, допускающим такие сговоры. И наконец, в-третьих, как уже неоднократно писал "Эксперт", и рост цен на бензин, и подорожание мяса, на которое ссылался Герман Греф как на новую причину роста инфляции, вызваны исключительно неадекватными решениями самих чиновников. В случае с бензином таким решением стало повышение экспортных пошлин на нефтепродукты (вместо их необходимого снижения на завершающий перегонную цепочку мазут, что позволило бы стимулировать нефтепереработку и увеличило предложение бензина на внутреннем рынке), а в случае с мясом - неадекватная система квотирования импорта (см. статью "Квотный рефлекс" в N38 "Эксперта"). Так что если правительство действительно намерено всерьез бороться с инфляцией, то первым делом чиновникам надо отказаться от тупого сжатия денежной массы и заняться пересмотром своей отраслевой промышленной политики.

Потеря качества

Впрочем, даже если предположить, что случится чудо - чиновники признают свои ошибки и исправят их, в результате чего инфляция в стране неизбежно снизится, - конкуренции наших товаров с импортными это вряд ли поможет. Так что заявление о том, что импорт растет за счет относительной дешевизны по сравнению с отечественной продукцией, не соответствует действительности. "Судя по опросам, проведенным Центром развития, низкие цены импорта и рост его объемов не усилили свое воздействие на российских производителей по сравнению с прошлым годом, - говорит Валерий Миронов из Центра развития. - А вот качество импортной продукции давит в этом году заметно сильнее".

Понятно, что проигрыш конкуренции по качеству - это такая проблема, которую невозможно решить ни сдерживанием курса рубля, ни даже снижением инфляции. Необходимо обновлять производство, осваивать новые технологии, проще говоря - увеличивать инвестиции в производственный сектор. А вот здесь у нас полный провал: с мая 2004 года в России наблюдается резкое торможение роста инвестиций. О причинах этого "Эксперт" писал уже неоднократно. Первая из них - это уже упоминавшаяся политика властей по сокращению денег в экономике. В результате без особых проблем привлечь средства на обновление и развитие производства могут только крупнейшие государственные и окологосударственные компании и банки. Для среднего бизнеса, который внес немалый вклад в инвестиционный бум 2002-2003 годов, привлечение средств стало проблемой: кредиты снова стали слишком дорогими и короткими, а спрос на облигации и векселя резко упал, поскольку раньше на этих бумагах специализировались средние и небольшие банки, которые сегодня сами переживают тяжелейшие времена.

Представители экономического блока правительства уверены, что ничего экстраординарного не происходит и в четвертом квартале рост экономики обязательно возобновится. Но если процесс сворачивания инвестиций продолжится теми же темпами, нынешняя пауза превратится в полномасштабную стагнацию

Второй, еще более важной причиной спада инвестиций стали возросшие политические и корпоративные риски ведения бизнеса в России. Даже рост мировых цен на экспортируемое сырье, стремительный рост золотовалютных резервов страны, благоприятная конъюнктура внешнего рынка российских облигаций и другие благоприятные обстоятельства не могут нивелировать негативный эффект от изменения политики государства по отношению к бизнесу. Не случайно спад инвестиций начался именно в апреле - до этого предприниматели еще надеялись, что после президентских выборов и смены правительства государство вновь вернется к партнерским отношениям с бизнесом. Когда же стало ясно, что экономическая политика властей меняться не будет, началось сворачивание инвестиционных планов. Одни бизнесмены прямо заявляли: "Россия упустила последний шанс на экономический рывок, из этой страны надо валить". Другие заняли выжидательную позицию. Недавно один предприниматель в беседе с сотрудником "Эксперта" рассказал, что всю прибыль от своего предприятия он теперь делит ровно пополам. Одну половину реинвестирует в бизнес, а вторую отправляет на инвестиции в Канаду. По его словам, практически все его знакомые работают примерно вдвое менее эффективно, чем могли бы.

Между тем представители экономического блока правительства уверены, что ничего экстраординарного не происходит и в четвертом квартале рост экономики обязательно возобновится за счет сохраняющейся благоприятной конъюнктуры мировых рынков. Возможно, так оно и будет, ведь в последние годы российская экономика переживала небольшие конъюнктурные паузы продолжительностью до четырех месяцев. Но если процесс сворачивания инвестиций продолжится теми же темпами, пауза превратится в полномасштабную стагнацию.

В подготовке статьи принимали участие Яна Галухина, Юрий Коротецкий, Екатерина Шохина