Новый императив для русской стали

Дмитрий Сиваков
11 июля 2005, 00:00

В условиях падения цен и роста издержек для сохранения конкурентных преимуществ российским сталепрокатчикам необходимы: тесное взаимодействие с технологическими лидерами отрасли и непротекционистские методы защиты внутреннего рынка

Вот и пришел день, о котором российские металлурги старались не думать и который отдаляли как могли: цены на ключевые виды стального проката после длительного роста стали падать.

Известно, что ценовая конъюнктура на рынке стали в среднесрочном аспекте носит циклический характер и цикл составляет около пяти лет. Предыдущий спад был в 1999-2002 годах. С 2002 года мы наблюдали растущую фазу нового цикла (см. график 1, график 2). Означает ли это, что нынешнее падение цен будет длиться как минимум полтора-два года, или есть надежда на относительно быстрое выравнивание цен? Насколько критическим падение цен может оказаться для российских производителей, в частности, обернется ли фаза падения сокращением традиционных конкурентных преимуществ российской сталелитейной индустрии и потребует ли изменений в стратегии развития? И самое главное, сказалось ли или скажется все это на развитии внутреннего российского рынка? Попробуем хотя бы в общих чертах ответить на эти вопросы.

О производстве и потреблении

Первое, на что сразу же стоит обратить внимание в изменившейся конъюнктурной ситуации, - это на динамику производства стального проката. Пока реального спада здесь зафиксировано не было, однако тенденция снижения темпов прироста налицо (см. график 3). Комментарий топ-менеджера одной из крупнейших российских сталелитейных компаний:

- На мировом рынке наблюдается серьезная ценовая коррекция, и эта тенденция, естественно, не могла не затронуть Россию. Реакцией российских производителей стало снижение объемов поставок на экспорт. Это нормальная реакция на падающем рынке, тем более что крупные партии металла были накоплены у посредников-перепродавцов и переработчиков. Сокращение же экспорта автоматически приводит к сокращению производства. Ведь на внутреннем рынке и так сохраняется примерный баланс спроса и предложения. Все крупнейшие предприятия накопили большой опыт работы на падающем рынке. Все понимают, что внутренний рынок надо сохранять, беречь и лелеять. Давление на внешний рынок мы уменьшили за счет снижения производства. Давления на внутренний рынок стараемся не оказывать вовсе. Крупные производители не станут давить на него большими поставками, а выберут другой путь - будут уменьшать производство. Поставят, например, на тихий ход доменные печи.

Действительно, выплавка чугуна при доменном производстве падает, что неизбежно приведет и к спаду производства на следующих стадиях технологического передела - выплавки стали и изготовления стального проката. Но будет ли этот спад чисто коррекционным, или же он обусловлен структурными изменениями? А именно: не является ли падение внутренних цен на металлопрокат еще и следствием падения внутреннего спроса? Например, из-за сокращения инвестиционной активности в стране?

С этим вопросом мы обратились к операторам рынка - оптовым продавцам. Рассказывает гендиректор крупной металлоторговой компании ИНПРОМ Игорь Коновалов:

- Падение внутренних цен - следствие прежде всего изменений на мировом рынке. Российская металлургия по своим мощностям избыточна, поэтому глобальные изменения в структуре мирового спроса или предложения автоматически приводят к изменениям и на внутреннем рынке. Таким образом, сложившийся на российском рынке с начала года тренд к снижению цен на все виды проката является следствием глобального превышения производства над потреблением. Что касается внутреннего спроса, то он не только не падает, но постепенно растет. Металл - фондоемкий материал, его внутреннее потребление будет увеличиваться в пределах темпов роста ВВП. В отрасли металлоконструкций, где доля проката составляет примерно 70 процентов в себестоимости, снижение цен на металл стимулирует повышение объемов производства. Я бы сказал, что сейчас внутренний рынок металлопроката представляет собой типичный рынок покупателей - в условиях перепроизводства именно они диктуют цены.

Действительно, график помесячной статистики видимого внутреннего потребления наглядно демонстрирует сезонное увеличение активности. На наиболее интересном секторе сортового, или "длинного", проката, где потребление (например, в промышленном и жилищном строительстве) носит ярко выраженный инвестиционный характер, никаких следов спада нет и при устранении сезонных колебаний. Ситуация на этом рынке стабильна (см. график 4).

По мнению гендиректора крупной металлоторговой компании "Брок-Инвест-Сервис" Льва Аветова, "нельзя говорить о снижении внутреннего потребления, ситуация на внутреннем рынке стабильна, и после ценовой коррекции можно ожидать роста спроса. Тем более что на рынке металлопроката действуют 'долгоиграющие' факторы, способствующие увеличению его потребления. Скажем, в строительстве старые советские конструкции, например панельные, постепенно вытесняются более легкими современными, что увеличивает расход металла и спрос на него в средне- и долгосрочной перспективе.

О ценах

Сценарии дальнейшего развития событий могут быть разными, но наиболее вероятным нам представляется вхождение стального рынка в рецессивную, падающую фазу конъюнктурного цикла. Тем не менее, несмотря на начавшееся снижение, сохранение довольно высоких цен вполне вероятно. На этом сошлись все без исключения операторы рынка, с которыми нам удалось переговорить. В частности, коммерческий директор одной из крупнейших российских сталелитейных компаний рассказал следующее:

- Мы всегда смотрим на так называемые опережающие индикаторы рынка. Один из таких индикаторов - цены на квадратную заготовку, из нее делают арматуру, уголок. В прошлом году они сильно "дернулись" вниз, в то время как остальная номенклатура металлопроката продолжала дорожать. В июне 2004-го ее цена достигла локального минимума 300 долларов за тонну на условиях поставок CIF. Потом цена на "квадрат" выправилась и продолжила прерванный рост. Конъюнктурного спада мы тогда избежали. Сейчас ситуация с квадратной заготовкой почти точь-в-точь повторяет прошлогоднюю. Цены на "квадрат" так же дернулись вниз и в июне достигли минимума 330 долларов. Есть ощущение, что они будут возвращаться на прежние позиции. Мы регулярно делаем "срезы" ценовых ожиданий по трейдерским компаниям экспортеров. По последней информации, все они ожидают роста цен на квадратную заготовку уже в самое ближайшее время. Еще одно косвенное свидетельство в пользу краткосрочности нынешнего спада - устойчиво высокие цены на железорудное сырье на мировом рынке, не демонстрирующие пока никаких признаков спада.

От того, продолжат ли падение цены на стальной прокат на мировом и внутреннем рынке или какое-то время еще пробудут на уровне 2003-2004 годов, в первую очередь зависят доходы и рентабельность бизнеса (см. график 5). Но какой бы ни была конъюнктура, нынешний слом ценового тренда уже привел к серьезным изменениям. Эти изменения чреваты для крупнейших производителей одним неприятным - и очевидным - последствием - размыванием их конкурентных преимуществ.

Об издержках

Как бы ни вели себя цены дальше, российские металлурги вынуждены мириться с новой структурой себестоимости производства. Последние два-три года цены на стальной прокат с лихвой покрывали любые издержки, за исключением расходов на сырье - коксующийся уголь и железную руду (см. график 6). Но одна из важнейших особенностей нашей стальной индустрии - вертикальная интеграция металлургических комбинатов, добывающих руду ГОКов и угольных шахт в рамках крупных стальных групп. Такая структура позволяла удерживать расходы и себестоимость производства на минимальном уровне. Таким образом, благодаря элементам перекрестного субсидирования внутри групп удавалось получать прибыль не только за счет роста мировых цен на прокат, но и за счет ликвидации "инфляции издержек".

Сейчас ситуация изменилась принципиально. В нынешней структуре цен избыточной динамикой обладают расходы, мало или почти неконтролируемые сталепрокатчиками (см. график 7). Надеяться на то, что рост тарифов естественных монополий прекратится, вряд ли стоит - переговоры о вхождении в ВТО продолжаются, и внутренние цены неизбежно будут подтягиваться к мировым. Еще неприятнее другое. За годы перекрестного субсидирования внутри вертикально интегрированных холдингов назревали внутренние противоречия между дотируемыми и дотирующими производствами. Стало понятно, что затягивание с ликвидацией такого субсидирования грозит привести часть производств, в первую очередь добывающих, как минимум к недоинвестированию и потере линии стратегического развития, а в худшем варианте - на грань экономического коллапса. Практически все подобные холдинги сейчас реализуют программы ликвидации такого перекрестного субсидирования и стараются развивать полноценные бизнесы на всех стадиях технологического передела. Нетрудно предсказать, что от глубины таких программ зависит степень центробежных тенденций в этих холдингах и скорость потери ключевого конкурентного преимущества сталелитейной отрасли - самой низкой в мире себестоимости производства жидкой стали.

Конечно же, пока позиции российских металлургов на мировых рынках еще остаются незыблемыми. Но сложности уже есть. Рассказывает Борис Борин, гендиректор подмосковного завода "Электросталь":

- В конце прошлого года цены на сырье для нашего производства - феррованадий и ферромолибден - выросли в четыре-пять раз (см., например, график 8. - "Эксперт"). Сейчас это усугубляется и ростом цен на услуги естественных монополий. Нам становится все сложнее эффективно конкурировать на мировых рынках. Серьезным конкурентом, в частности, становятся китайские производители, которые даже пытаются поставлять свою продукцию в Россию. Китайцы наладили у себя производство дешевого феррованадия, и не за горами время, когда они будут готовы предлагать на нашем рынке спецстали по ценам ниже российских производителей. Внутренний рынок России сейчас особенно интересен, ведь многие крупные промышленные компании занимаются модернизацией оборудования, для производства которого нужны спецсплавы и спецстали, так что перспективы здесь хорошие. В такой ситуации отдавать рынок китайскому импорту вряд ли разумно.

О коррекции в стратегии развития

Выход из острой ситуации напрашивается сам собой: протекционизм внутреннего рынка. Нам кажется, что для достижения глобальной цели - стать лидером мирового стального рынка - только такого подхода недостаточно. Важно последовательно реализовывать стратегию закрепления всех наших конкурентных преимуществ, отличных от линии удержания низкой себестоимости производства стали, и попытаться ликвидировать наши очевидные недостатки, в первую очередь ориентацию на сверхкрупное производство и малое внимание к потребностям конечных потребителей. И здесь не обойтись без полноценной интеграции в мировую индустрию.

Еще пару лет назад такая интеграция виделась как скупка сталелитейных и сталепрокатных активов по всему миру. Однако сейчас востребован весь спектр взаимодействий. Не только экспорт российского капитала, но и экспорт опыта российского антикризисного управления. Не только доступ к технологическим разработкам Запада, но и реализация совместных проектов с технологическими лидерами индустрии. Только приобретя практический опыт ведения бизнеса на поле соперника и по его правилам, российские сталелитейные холдинги окажутся в состоянии защищать внутренний рынок не оголтелым протекционизмом, а рыночными методами.

Уже есть успешные примеры такого взаимодействия. Например, "Северсталь" активно сотрудничает с крупнейшей европейской сталелитейной компанией - Arcelor. В 2002 году в России создано СП "Севергал" (доля европейцев - 25%), которое сейчас достраивает на площадях "Северстали" производство по выпуску горячеоцинкованного проката мощностью 400 тысяч тонн в год. Этот проект должен полностью обеспечить потребности российских потребителей в таком листе и избавить их от необходимости закупать прокат в Европе. В конце прошлого года "дочка" "Северстали", компания "Северсталь-метиз", приобрела у той же Arcelor оборудование для производства спецгвоздей. А совсем недавно было объявлено о совместном проекте Arcelor и "Северсталь-метиза" по производству металлокорда, используемого при изготовлении шин. Актуальность последнего проекта трудно переоценить: лидеры мировой шинной индустрии рассматривают сейчас проекты по строительству заводов в России, так что произведенный "Северсталью" металлокорд почти наверняка заместит импорт этой продукции из Европы.

Чем теснее станут производственные, технологические, коммерческие связи российских металлургов с западными конкурентами, тем лучше им удастся удовлетворить нужды конечных потребителей. И тем дольше российские сталепрокатчики сохранят свои конкурентные преимущества и смогут защищать внутренний рынок от посягательств импортеров.