Репетиция оркестра

Победа на московских выборах укрепила позиции Юрия Лужкова и "Единой России". Однако очень вероятно, что она может оказаться для них пирровой

Выборы в Мосгордуму вышли вполне драматичными, хотя сами результаты никаких особых сенсаций не принесли. То, что "Единая Россия" во главе с московским градоначальником убедительно победит, было ясно еще до начала предвыборной кампании; то, что коммунисты в отсутствие "Родины" добьются успеха, тоже нетрудно было спрогнозировать, как и весьма скромный, но достаточный для прохождения в Думу результат объединенных "Яблока" и СПС. Возможно, некоторым сюрпризом стал низкий результат ЛДПР, но Москва никогда не была городом Жириновского.

Основная интрига была не в результатах, а в их интерпретации. Причем сразу по трем позициям: будущее московской власти и ее главы Юрия Лужкова, судьба снятой с выборов "Родины" и проблема "Единой России".

Лужков навсегда?

"Пока политики сотрясают воздух, крепкие хозяйственники решают вопросы", - мог бы сказать Юрий Лужков после выборов в Мосгордуму. И имел бы на то все основания - выборы прошли по сценарию, который в наибольшей степени выгоден лужковскому клану.

Усилиями оппозиционных партий из предвыборной повестки дня были удалены все темы, сколько-нибудь касающиеся реального положения дел в Москве. Автомобильные пробки, состояние московского метро (во время кампании в метро произошло сразу несколько аварий, а за две недели до выборов его начальник Дмитрий Гаев пообещал в случае сохранения нынешнего уровня финансирования метрополитена его коллапс через пять лет), выступления обманутых строителями жилья соинвесторов - все то, что можно было с полным основанием использовать против действующих городских властей, политиками было забыто. Даже тема мигрантов усилиями "Родины" моментально вышла за рамки проблем городской жизни и развивалась по линии фашизм-антифашизм.

"Единая Россия", верная своему принципу избегать содержательных высказываний, провела кампанию под лозунгом "Мы за Лужкова". При этом федеральные структуры партии отдали на откуп московской команде формирование партийного списка кандидатов и подбор кандидатов-одномандатников. По решению руководства партии из этого процесса был исключен депутат Госдумы Александр Лебедев, который на выборах 2003 года баллотировался на должность мэра, набрал 13% голосов и мог бы выступить в качестве эффективной оппозиции Лужкову.

Благодаря мэру "Единая Россия" одержала на выборах внушительную победу. 47% голосов по партийным спискам и победа во всех одномандатных округах - такого успеха в Москве никогда не достигала ни одна из "партий начальства". Другое дело, что, по справедливому замечанию Александра Лебедева, "выборы выиграла не столько 'Единая Россия', сколько Юрий Лужков". Мэр "вытянул" партию, а не партия мэра.

Единственным приемлемым для Кремля условием смены Лужкова является сохранение сильных позиций его команды, в том числе в Мосгордуме

Лужков более чем наглядно продемонстрировал и руководству партии, и ее кураторам в Кремле, на кого следует опираться в ходе любых выборов в Москве и кто является главным ресурсом "Единой России" в столице. Москва - это десять миллионов избирателей, и едва ли Кремль теперь решится на серьезные изменения в столичном политическом и административном раскладе: ведь до начала федерального избирательного цикла осталось меньше двух лет. А на следующих выборах в Государственную думу, учитывая всю деликатность задачи передачи верховной власти в России, администрации президента потребуется сверхлояльное конституционное думское большинство, а резкие движения в такой ситуации совсем не в стиле нынешнего Кремля.

У победы "Единой России" на московских выборах есть и еще одна сторона. А именно - изменение контуров "лужковской коалиции" в Мосгордуме. Ранее эта коалиция носила внепартийный характер. Среди сторонников мэра были и правые (как Иван Катаев), и представители экзотической Партии жизни (как Ирина Рукина). Проигрыш Катаева и Рукиной в одномандатных округах кандидатам от "Единой России" меняет сложившийся порядок. Теперь "лужковская коалиция" обладает куда более ярко выраженной партийной окраской и практически стопроцентно ассоциируется с "Единой Россией".

Итак, Лужков, безусловно, победил, и победил в высшей степени убедительно. Однако из всего этого не следует, что победа его не может оказаться пирровой. Разумеется, можно только гадать, были или нет реальные основания для начавшихся еще летом разговоров о том, что Кремль намерен произвести смену московского руководства. Однако вполне уверенно можно утверждать, что Кремль в любом случае не стал бы рубить по-живому. "Корпорация Москва" - отнюдь не нефтяная скважина, из которой можно качать жидкие деньги. Столичное хозяйство - сложно устроенный механизм, работа которого непосредственно завязана на коммерческие интересы отдельных лиц и групп, и любые резкие движения тут чреваты непредсказуемыми последствиями. В такой ситуации единственно приемлемое для Кремля условие смены Лужкова - сохранение сильных позиций его команды, в том числе и в Мосгордуме. И наоборот, при хоть сколько-нибудь оппозиционном московской власти парламенте Лужков оказывается незаменим.

Против Лужкова может сыграть и его главный нынешний козырь: контроль над 10% избирателей. Это слишком сильная позиция, а для нынешней вертикали власти скорее и вовсе неприемлемая. При этом очевидно, что у власти при желании найдется достаточно аргументов, чтобы убедить Лужкова внешне бесконфликтно покинуть свой пост (повторим, сценарий открытой конфронтации никем даже и не рассматривается).

И в этом контексте весьма характерна реакция на заявление депутата Мосгордумы Андрея Метельского о том, что "Единая Россия", пользуясь законом о праве победившей на региональных выборах партии предлагать кандидатуры губернаторов, выдвинет Юрия Лужкова на новый срок. Сам Лужков комментировать его и вовсе не стал, а секретарь президиума генсовета ЕР Вячеслав Володин прокомментировал в том смысле, что вопрос о выдвижении Юрия Лужкова "пока не обсуждается". Это самое "пока не обсуждается", по сути дела, означает как раз обратное - вопрос обсуждается, но не решен.

Прояснить ситуацию могло бы обращение Юрия Лужкова к президенту с вопросом о доверии. То, что Лужков не сделал этого до сих пор, во многом подогревало слухи о его возможной смене; теперь же, после столь убедительной победы на выборах, молчание Лужкова может быть расценено однозначно: вопрос действительно не решен и решаться будет по обстоятельствам.

Казус "Родины"

Среди объяснений столь жесткого решения Мосгорсуда, снявшего партию "Родина" с московских выборов, чаще всего фигурирует интрига московских властей, испугавшихся резкого взлета популярности этой партии в последние недели перед выборами. Однако социологи никакого особого всплеска не отметили. "Родина" стартовала с весьма неплохой позиции: по прогнозам сентября, ей прочили уверенное второе место с результатом 12-15%. На конец же ноября у нее, по разным оценкам, было 13-14%.

При этом на фоне бессодержательности предвыборной кампании конкурентов "Родина", просто заявив самым мягким и корректным образом проблему нелегальных мигрантов, вполне могла добиться куда большего электорального успеха.

Но выбор был сделан в пользу радикализации. С ноября предвыборная кампания "Родины" проходила в режиме системной провокации. Провокация эта была тут же подхвачена "объединенными демократами", которые смело встали на пути "нарождающегося фашизма". Так буквально на ровном месте столица превратилась в центр противостояния фашистов и антифашистов. Причем и те и другие старались вынести свое противостояние на улицу и максимально его радикализировать (весьма показательно, что "антифашисты", среди которых были лидеры "Яблока", и СПС не стали проводить разрешенный митинг на площади Маяковского, а устроили несанкционированный митинг на Пушкинской). "Перед нами был разыгран спектакль. И надо сказать, весьма грамотно срежиссированный. Мы даже и не заметили, как оказались втянутыми в него и стали частью его массовки", - так описал ситуацию один из организаторов националистического шествия 4 ноября.

Впрочем, ответные действия власти были хоть и менее изощренным, но вполне эффективными. Спектакль с отстранением "Родины" по решению Мосгорсуда и тянувшееся до последнего дня рассмотрение апелляции в Верховном суде радикально изменили положение игроков.

Нынешняя партия власти сегодня, по сути дела, являет собой невнятную коалицию слабых левых и слабых правых и решительно не способна ни на какую самостоятельную позицию

Во-первых, распалась связка "Родина"-"объединенные демократы". В частности, из-за отсутствия "Родины" "Яблоко", которое все последние перед выборами дни призывало своих сторонников спасать отечество от фашизма, потеряло, по разным оценкам социологов, от 2 до 4% голосов и было спасено от провала едва ли не милостью московских властей.

Во-вторых, сама "Родина" оказалась перед необходимостью выполнить угрозу Майдана, о которой столько говорила, но к реализации которой была совсем не готова. Более того, теперь "Родина" будет вынуждена лавировать между необходимостью поддерживать имидж радикальной оппозиционности и опасностью снова нарваться на решение очередного суда. Делать это в течение двух лет, до думских выборов 2007 года, будет очень не просто.

Причем все было сделано так, что виновником гонений на "Родину" оказался Лужков, а вовсе не Кремль. В частности, именно так оценивает ситуацию Юрий Попов, лидер партийного списка "Родины" на выборах в Мосгордуму: "Больше всего нас боялись московские власти, и инициатива по снятию 'Родины' принадлежала лично Юрию Михайловичу Лужкову. Кремль московскими выборами, насколько я знаю, не интересовался".

Что же до электората "Родины", то, по мнению того же Юрия Попова, большинство сторонников партии в знак протеста просто не пошли на выборы, а те, кто пришел, отметили зачеркнутую строку, в которой была "Родина". Остальные голоса распределились между КПРФ и "Яблоком", ни в коем случае они не достались ни "Единой России", ни ЛДПР.

Молодой коллега Попова по партии Сергей Шаргунов (лидер союза молодежи "За Родину!") рисует, впрочем, совсем иную картину: "Наши голоса отошли в большинстве случаев к 'Единой России'. Часть голосов отошла к КПРФ. За ЛДПР, насколько я знаю, наши избиратели не голосовали".

Последнее мнение не сильно расходится с анализом социологов. Григорий Кертман, руководитель отдела социологов фонда "Общественное мнение", считает, что основная масса потенциальных избирателей "Родины" отошла к КПРФ (около четверти голосов из 16,75% отданных за эту партию). Часть отошла к "Единой России" (здесь, по мнению социолога, сыграл в первую очередь фактор Лужкова), а часть просто не пришла на выборы. Снижение явки, по словам Кертмана, сыграло на руку также в первую очередь "Единой России" и КПРФ.

"Единая Россия" - слабое звено

Успех "Единой России", которая не только получила почти половину голосов избирателей, но и провела всех своих кандидатов (15 человек) - безусловно, достижение. Да и общий партийный расклад (по итогам московских выборов без учета одномандатников, которых не будет на думских выборах) тоже выглядит весьма привлекательно: мощная "Единая Россия" плюс слабые левые (коммунисты) и слабые либералы ("объединенные демократы"). Выглядит едва ли не как искомая формула партийно-политического баланса (любопытно, что результаты выборов в чеченский парламент почти точно его повторяют). Все на месте, все основные силы представлены, при этом контроль за мощной центристской силой, а основные линии противоречий проходят между оппозиционными меньшинствами. И вполне можно предположить, что этот или похожий расклад будет идеальным для выборов 2007 года. Разумеется, может получить места в Думе ЛДПР, которая "неожиданно" выстреливает каждые четыре года, место нынешних "яблочных" демократов, которые, по сути дела, провалились на московских выборах, может занять Демократическая партия, которую на днях возглавил Михаил Касьянов, но общая конфигурация сильно измениться не должна.

И все бы ничего, если бы не слабое звено этой конфигурации - "Единая Россия". Нынешняя партия власти сегодня являет собой невнятную коалицию тех же слабых левых и слабых правых и решительно не способна ни на какую самостоятельную позицию. В итоге побеждать на выборах она может при условии тотальной поддержки местной власти, а функционировать может только в режиме ручного управления.

И это уже становится серьезной проблемой для власти. Во-первых, Кремль оказывается заложником местных руководителей, которые могут обеспечить "Единой России" победу на выборах и на этом основании в ближайшие годы будут диктовать федеральному центру свои условия.

Во-вторых, в ситуации хоть сколько-нибудь ощутимого сбоя в реализации операции "Преемник" ручное управление может сбиться. И как поведет себя в этом случае "ручная" партия, деятели которой после каждой убедительной победы начинают ощущать себя все более значимыми, - предсказать сложно. Показательна реакция на результаты московских выборов лидера "Единой России" Бориса Грызлова: "Мною была поставлена задача победить на выборах, в том числе и в одномандатных округах, то есть одержать стопроцентный успех, и этот результат был получен".

Пока это всего лишь смешная риторика, и мы можем сколько угодно потешаться над партией власти, роботами на службе у администрации президента, разыгрывающими государственных деятелей "великих людей великой страны".

Но стоит только представить, что эти роботы вышли из роли и дорвались до реального управления страной, станет очевидно не до смеха.

Фото - АР, Никита Рыбаков