Высота

Долгосрочная глобальная конкурентоспособность отраслей может базироваться только на уникальном предложении, основанном на технологическом лидерстве и инновациях, считает заместитель директора Межведомственного аналитического центpа Борис Кузнецов

Промышленная политика в пореформенной России долгое время была табуированным полем не только для действий, но даже для сколько-нибудь профессиональных обсуждений. Когда же мы вдруг осознали, что ряд отраслей и подотраслей некогда могучего хозяйства безвозвратно утрачены, а наши традиционные преимущества в виде безграничных естественных ресурсов и уникального человеческого капитала вовсе не так безграничны и уже не то что не уникальны, а в массе своей весьма посредственны, вопрос выстраивания долгосрочной стратегии создания конкурентоспособной экономики встал ребром.

Межведомственный аналитический центр (МАЦ), компактный прикладной think tank, -- одно из немногих мест, где о промышленной политике рассуждают вполне конкретно и чувствуют пульс развития и перспективы многих отраслей и кластеров нашего хозяйства, от ВПК и атомной энергетики до автопрома, авиации и сельского хозяйства. Наш сегодняшний собеседник -- заместитель директора МАЦ Борис Кузнецов.

-- Борис Викторович, в каких секторах российская экономика имеет потенциал конкурентоспособности?

-- Во-первых, давайте поймем, что такое конкурентоспособность. Это понятие разнится в зависимости от того, на каком уровне вы работаете. Так, товар конкурентен, если его покупают. А что делать с предприятием, которое выпускает целую гамму товаров, некоторые из которых хорошо покупаются, а некоторые -- не очень? Критерии конкурентоспособности предприятия, на мой взгляд, заключаются в его возможности по меньшей мере покрывать свои издержки, а в идеале обеспечивать воспроизводство основного капитала. И следовательно, рост своей доли рынка. Но предприятие -- это еще не бизнес. Бизнес может объединять несколько предприятий, каждое из которых тоже работает лучше или хуже. Что такое конкурентоспособность крупной компании, такой как "Русский алюминий" или СУАЛ? Она не сводится к конкурентоспособности конкретных заводов; тут играют роль и другие факторы -- как холдинг генерирует финансовые потоки, насколько он расширяется, скажем, за счет слияний и поглощений, и так далее. Совсем трудно становится, когда мы говорим о конкурентоспособности отраслей. Ведь в каждой отрасли есть предприятия, которые могли бы занять в мире вполне пристойное место, и в этой же отрасли есть предприятия, которым нет места даже внутри страны. Наконец, на вершине аналитической пирамиды мы выходим на понятие национальной конкурентоспособности, конкурентоспособности страны в целом. Здесь тоже надо учитывать свои специфические факторы.

Другой аспект -- временной. Предприятие может быть конкурентоспособно сейчас, но не иметь перспектив на будущее. Очевидно, что конкурентоспособная фирма или страна должна обеспечивать устойчивое развитие.

То же самое касается масштаба конкурентоспособности. Можно быть конкурентным в своей узкой региональной нише, а можно быть конкурентным в мире. Мы проводили опрос предприятий, спрашивая, считают ли они себя конкурентоспособными. Результаты были парадоксальные. Треть из тех, кто ответил на вопрос положительно,

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (509) 17 апреля 2006
    Италия
    Содержание:
    Его лучший враг

    Ни правые, ни левые не предложили итальянцам четкого видения будущего их страны. Поэтому главные задачи нового правительства -- сконцентрироваться на решении наиболее насущных конкретных проблем и не допустить углубления раскола итальянского общества

    Обзор почты
    Спецвыпуск
    Реклама