Цивилизация как окисление углерода

Дан Медовников
8 мая 2006, 00:00

Энергетический кризис приближается. Дело не только в ценах на углеводороды -- даже домохозяйки теперь знают о залежах гелия-три на Луне, а в Силиконовой долине вчерашние адепты доткомов инвестируют в водородную энергетику. Десятки гигаватт, вводимые Китаем, США, Индией, потрясают воображение.

Россия, проспавшая в предыдущее десятилетие начавшуюся энергетическую гонку, тоже не хочет оставаться в стороне -- глава РАО ЕЭС говорит о необходимости миллиардных инвестиций, "Норникель" покупает водородноэнергетические активы в США, "Газпром" готовится к сверхприбылям на китайском энергетическом направлении, а российский президент предлагает тему энергобезопасности в качестве ключевой на ближайшем заседании "большой восьмерки". Хватились.

Мир, кажется, нашел новый стимул для инновационного развития. Нехватка тепла и электричества оказалась доходчивей терактов (именно со спросом на технологии безопасности некоторые специалисты связывали подъем новой инновационной волны после 11 сентября). Инвесторы уяснили наконец, что для раскрутки хоть информационных, хоть био-, хоть нанотехнологий нужна энергетика. Нужна она и для традиционной экономики, без которой надстройка "экономики знаний" работать не сможет. О возможности нового энергетического кризиса не думали непозволительно долго -- понадобились суперсовременные высокотехнологичные заводы, замершие на севере Китая без электричества, нужна была нынешняя суровая зима, заставившая работать постсоветскую энергосистему на пределе мощности, британский обыватель должен был увидеть запредельные цены на газ.

Сегодня уже никто не будет отрицать, что энергия становится дефицитным товаром в самых разных регионах планеты. Поднятая медиаволна несет на своем гребне множество сообщений о способах волшебного обеспечения мира необходимой энергией. Топливные элементы, биотопливо, новые типы солнечных батарей и приливных станций вплоть до работающих на разнице температур километровых труб в пустынях.

Люди, о чем вы? Одумайтесь! Нет более инертной в инновационном смысле отрасли, чем энергетика, что может быть консервативней закона сохранения энергии? Турбина была придумана Героном Александрийским в первом веке нашей эры, усовершенствована Лавалем в конце девятнадцатого (шведский инженер хотел создать идеальный молочный сепаратор, а придумал энергетическую турбину), и последующие сто лет менялись только нюансы. Цивилизация, построенная преимущественно на экзотермической реакции окисления углерода, не в состоянии в считанные годы перейти на другое топливо или другую форму энергии -- отработанные технологические цепочки, предыдущие инвестиции, экономические и политические интересы будут этому препятствовать не меньше законов естествознания. Нас ждут долгие десятилетия углеводородной зависимости (благо запасов земной коры на этот срок должно хватить). Управляемый термоядерный синтез и даже бридеры (реакторы на быстрых нейтронах), по оценкам специалистов, станут играть заметную роль в мировом энергобалансе не ранее второй половины этого века. Традиционная атомная и гидроэнергетика могут увеличить свою роль незначительно. Пусть венчур гоняется за эффективными топливными элементами (в конце концов, в поиске рисковых вариантов и заключается его общественная функция), может быть, лет через тридцать-сорок мы поймем, откуда брать свободный водород для них без критических энергетических и экологических затрат или как использовать солнечное излучение с приемлемым КПД для большой энергетики. Наша задача сегодня -- провести аудит уже разработанных энергетических технологий, работающих по формуле С + О2 = СО2. Слава Богу, возить тоннами третий гелий с поверхности Луны для их реализации не понадобится. Инновации в этой зоне не требуют триллионных вложений и вряд ли потрясут богатое воображение домохозяйки. Но, если мы начнем их внедрять системно и последовательно, КПД мировой и российской энергетики будет расти и мы выиграем у истории несколько столь необходимых нам десятилетий.

В комментируемой статье как раз рассматривается пример давно придуманной "поддерживающей" инновации углеводородного цикла, не нашедшей пока широкого применения в России. Эту и десятки подобных разработок мы могли позволить себе не замечать в эпоху проедания советского энергетического запаса. Запас иссяк, и вместо представляющих скорее литературный интерес проектов по добыванию гелия на Луне или запуска в серию водородных турбин стоит обратить внимание на старую добрую химическую реакцию, к приручению которой отечественная наука приложила в свое время немало сил.