Ремонт Пьемонта

Культура
Москва, 03.07.2006
«Эксперт» №25 (519)
Сегодня культура обладает ничуть не меньшим, а порой и гораздо большим потенциалом, чем многие отрасли промышленности

До недавнего времени казалось, что место культуры в любой экономической системе предопределено всем ходом исторического развития: едва утратив свою первоначальную архаическую функциональность, культура немедленно превратилась в груз — когда более, когда менее тяжкий — на шее государства и его состоятельных граждан. Что же касается той отдачи, которую культура на протяжении последних двух с половиной тысяч лет исправно приносила своим патронам, то ценность ее относилась к разряду не прагматических, но символических и едва ли подлежала осмыслению и учету в рамках монетаристских концепций. Вопрос рентабельности культуры никогда не рассматривался всерьез — предполагать возможность равнозначного обмена тех или иных ее продуктов на осязаемые материальные блага было примерно так же странно, как всерьез рассуждать о возможности свободной конвертации, скажем, американского доллара в фантики от карамели «Взлетная».

Однако подобная модель взаимоотношений культуры и экономики, остававшаяся актуальной в индустриальную эру, оказалась категорически неприемлемой в последующие эпохи, ознаменовавшиеся стремительным размыванием границы между символическими и реальными ценностями. Сегодня культура обладает ничуть не меньшим, а порой и гораздо большим потенциалом, чем многие отрасли промышленности, и, более того, может служить надежным фундаментом для их формирования и развития. Лучший пример такого парадоксального симбиоза — опыт итальянской провинции Пьемонт, оказавшейся перед лицом жесткой необходимости в одночасье реструктурировать свою экономику и сделавшей в этом процессе ставку именно на культуру.

Кризис в машиностроительном раю

Еще пятнадцать лет назад понятие «экономическая нестабильность» было так же несоотносимо с Пьемонтом и его столицей Турином, как и понятие «культура». Регион, ставший родиной и штаб-квартирой завода «Фиат», имел все основания не беспокоиться ни о первом, ни о втором. Индустриальный гигант в прямой или косвенной форме обеспечивал занятость трети населения Турина и его окрестностей, а список культурных объектов исчерпывался великолепным Египетским музеем (кстати, одним из старейших публичных музеев в Европе), криптой, хранящей в себе знаменитую Туринскую плащаницу, и старинными виноградниками, окружающими город с трех сторон.

Ситуация изменилась в середине девяностых — с началом глобального упадка «Фиата». Основные заводские мощности начали перемещаться из Турина в страны третьего мира, в результате чего Пьемонт захлестнула волна безработицы. Семьи переселенцев из других областей Италии, на протяжении последних пятидесяти лет приезжавшие сюда в поисках работы, в спешном порядке начали отбывать на родину — по оценкам муниципальных чиновников, за три года город потерял порядка 7% своих обитателей, что оказалось серьезным ударом для сравнительно небольшого Турина (на сегодняшний день его население составляет немногим менее 600 тыс.). Более того, никакой надежды на существенное улучшение ситуации не предвиделось — оставаясь на протяжении ста

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (519) 3 июля 2006
    Мировые финансы
    Содержание:
    Нас не вычеркивайте

    Новая многовалютная финансовая система будет формироваться при активном российском участии

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама