Коронован на ванадиевое царство

Анна Турулина
28 августа 2006, 00:00

«Евраз-Груп» становится крупнейшим мировым игроком на ванадиевом рынке. Прочие участники поддерживают появление лидера, без которого стабильный рынок временами испытывает конъюнктурные катаклизмы

На прошлой неделе компания «Евраз-Груп» закрыла сделку по приобретению 73-процентного пакета американской ферросплавной компании Strategic Minerals Corporation (Stratcor). О сделке стоимостью 110 млн долларов было объявлено еще в апреле текущего года, однако одобрение европейских антимонопольных органов, без которого «Евраз-Груп» не могла полностью вступить в права владельца, было получено только сейчас.

Месяц назад «Евраз» сделал еще более крупное приобретение — 24,9% пакета Highveld Steel & Vanadium, крупнейшего мирового производителя ванадия. Акции были выкуплены у Anglo American за 171 млн долларов. Такой же пакет купил банк Credit Suisse, но «Евраз» при этом получил опционы на покупку и этого пакета, а также оставшихся у Anglo American 29,2% акций. Решить, будет ли он тратить еще 516 млн долларов, чтобы довести свою долю до 79%, «Евраз» должен в течение года. Но и с имеющимся пакетом «Евраз» уже может торжествовать: ему наконец удалось стать одним из ключевых игроков на рынке ферросплавов. В течение последних нескольких лет «Евраз» пытался получить контроль над грузинским «Чиатурмарганцем» и украинским Никопольским заводом ферросплавов, но успехом эти попытки не увенчались.

Заваленные шлаком

Интерес «Евраз-Груп» к ферросплавам понятен: после покупки в конце 2004 года Качканарского ГОКа, одного из крупнейших производителей железованадиевой руды, компания оказалась включена в технологическую цепочку производства феррованадия в России. Но, имея сырье, мощностями по переработке она не владела.

До 90% потребления ванадия приходится на производство высокопрочных или легированных сталей, оставшаяся часть используется в химической промышленности. Ванадий считается редким металлом. Хотя его запасы в мире достаточно высоки — 4,26 млн тонн по чистому содержанию металла (в год в мире потребляется до 50 тыс. тонн), однако из-за слишком низкой концентрации металла в руде месторождений, на которых его было бы рентабельно добывать (от 1 до 2% содержания ванадия), практически нет. Крупнейшие месторождения находятся в России, Китае и ЮАР, причем на долю России приходится порядка 60% мировых запасов ванадия. Единственное предприятие, добывающее железованадиевую руду, — Качканарский ГОК. Руда оттуда поступает на другое предприятие «Евраза» — Нижнетагильский меткомбинат, а также на Чусовский меткомбинат (принадлежит ОМК). После плавки руды в доменных печах остается шлак, содержащий ванадий. Он-то и является основным сырьем для производства конечного продукта (из шлаков производится порядка 70% ванадийсодержащих продуктов).

Чусовский меткомбинат производит феррованадий сам, а вот у «Евраз-Груп» мощностей для переработки шлака до недавнего времени не было. Большая часть шлака шла на предприятие «Ванадий-Тула» (фактически это цех комбината «Тулачермет»). Сейчас и «Ванадий-Тула», и «Тулачермет» входят в Промышленно-металлургический холдинг, ключевым владельцем которого считается Борис Зубицкий. «Ванадий-Тула» — предприятие крупное даже по международным меркам, его продукция занимает порядка 15% мирового рынка феррованадия. Но «Ванадий-Тула» потребляет только около 80% шлака Нижнетагильского МК. Остальное лежало в шлакохранилищах НТМК мертвым грузом. Храня шлак в качестве мусора, «Евраз» не только терял деньги, которые мог бы получить от продажи, но и рисковал испортить отношения с экологами. Пятиокись ванадия, содержащаяся в шлаках, — канцероген, его необходимо перерабатывать. В поисках места, куда пристроить шлаки, «Евраз» в прошлом году объявил о намерении построить завод по выплавке феррованадия, но в конечном счете сначала просто купил доли в крупных компаниях — Stratcor и Highveld. Комментируя эти сделки, аналитик Deutsche UFG Ольга Окунева подтвердила, что целью «Евраза» было не только занять долю на мировом рынке ванадия, но и использовать свои сырьевые конкурентные преимущества.

Разбирая покупки

Strategic Minerals Corporation входит в шестерку крупнейших производителей ванадиевых продуктов. Мощности по производству ванадия — 11,3 тыс. тонн (в пересчете на оксид ванадия V2O5), но ситуация с сырьем у Stratcor неоднозначная. Дело в том, что в США феррованадий и оксид ванадия либо импортируют (в данный момент на эти продукты нет пошлин), либо, что более распространено, извлекают из вторичных материалов — отработанных катализаторов, нефтяных отходов, золы.

Аналитики сходятся на том, что «Евраз» мог бы поставлять туда свой шлак, но даже в самой компании на этот счет нам не сказали ничего определенного, сославшись на то, что логистика еще не просчитана. Если это произойдет, то «Ванадий-Тула» может остаться без сырья или будет получать его меньше, чем требуется. Внятно прокомментировать эту ситуацию в Промышленно-металлургическом холдинге нам не смогли. С версией о том, что компания «Ванадий-Тула» может быть продана «Евраз-Груп», не согласен директор по связям со СМИ «Евраза» Николай Кудряшов, который указывает, что «Ванадий-Тула» технологически привязана к металлургическому комплексу «Тулачермет» и поэтому не может являться объектом потенциальной покупки.

Южноафриканская компания Highveld Steel & Vanadium — мировой лидер на рынке ванадия — сырьем обеспечена, ее мощности по добыче железованадиевой руды составляют 2,3 млн тонн. Но «Евраз-Груп», видимо, привлекли не эти объемы, а интегрированность Highveld в мировую структуру производства ванадия. Помимо собственного завода Highveld владеет 60% в совместном предприятии с австрийской ванадиевой компанией Treibacher и 50% в совместной с японцами феррованадиевой компании SAJV. В 2005 году на трех предприятиях было произведено 8,6 тыс. тонн феррованадия и 9,6 тыс. тонн оксида ванадия.

В 2001–2003 годах ванадиевое подразделение приносило Highveld одни убытки, но благодаря беспрецедентному росту цен на феррованадий (см. график 1) этот бизнес стал высокорентабельным.

Последствия ценового шока

Отраслевые аналитики считают, что для «Евраз-Груп» покупка пакетов в крупных ванадиевых компаниях означает выгодное вложение средств. После резкого скачка в первой половине 2005 года (с 45 до 125,4 доллара за килограмм феррованадия-80) цены стали плавно снижаться и сейчас пришли к отметке 36 долларов за килограмм. В 2001–2003 годах компания «Ванадий-Тула» работала с прибылью даже при ценах в 6–7 долларов за килограмм феррованадия. Так что, даже если цены упадут до 20–30 долларов, ванадиевый бизнес все равно не потеряет для «Евраза» своей привлекательности. Аналитики считают, что цены вряд ли сильно упадут, к тому же спрос на феррованадий довольно устойчив (см. график 2).

Вообще мировой ванадиевый рынок довольно консервативен. На отдельных его сегментах (добыча ванадиевого концентрата, получение ванадийсодержащих шлаков, производство феррованадия, пентаоксида ванадия и различных химических соединений) есть свои игроки, но существует только несколько крупных компаний, охватывающих сразу ряд сегментов. С покупкой Stratcor и Highveld Steel & Vanadium «Евраз» не только вошел в эту когорту, но и стал безусловным лидером.

Появление глобального лидера в ванадиевой отрасли назревало давно. Без него рынок ухитрился пережить фактический коллапс в 2005 году, когда цены на феррованадий буквально взорвались (см. график 1). Его истоки надо искать в 1998 году, когда НТМК фактически перестал продавать ванадиевый шлак и завод в Туле остался без сырья и был вынужден ограничить экспортные поставки. Все это происходило на фоне увеличения потребностей в феррованадии со стороны Китая. Возникшая проблема острейшего дефицита феррованадия была решена за счет открытия компанией Xstrata нового завода в Австралии. Однако инвестор, похоже, переборщил с мощностями — в результате на протяжении нескольких лет до 2003 года производство опережало потребление. Цены упали практически до уровня себестоимости, что вызвало закрытие сразу нескольких крупных заводов в ЮАР и Австралии. Новый всплеск потребностей китайской экономики в конце 2004 года — и вот результат: сумасшедшее ценовое ралли.

Эти рыночные истории наводят на мысль, что появление очень крупного игрока на ванадиевом рынке могло бы застраховать его от повторения таких резких колебаний в будущем. «Навязывать свою политику он, конечно, не сможет, — комментирует пожелавший остаться неизвестным отраслевой аналитик, — так как доступа к конечным потребителям у него нет, но стабилизации рынка крупный игрок будет способствовать однозначно».