Импульс снизу

Игорь Архипов
25 сентября 2006, 00:00

Петербургский депутат разработал правила для местных лоббистов и пытается убедить парламент северной столицы принять их в виде закона. Главный аргумент противников законопроекта — лоббизм не регулируется даже на федеральном уровне

На рассмотрение Законодательного собрания Санкт-Петербурга вынесен законопроект «Об ограничении лоббистской деятельности». Это уже вторая попытка депутата Игоря Михайлова, председателя комитета по законодательству, предложить российским лоббистам некие правила игры, легализовать лоббизм.

Впервые коллеги Михайлова ознакомились с законопроектом 25 января нынешнего года. Тогда, чтобы принять документ, депутатам не хватило всего семи голосов (за законопроект проголосовали 17 парламентариев вместо требуемых 26), чтобы документ допустили ко второму чтению. За прошедшие месяцы в законопроект внесены поправки, и теперь Михайлов всерьез рассчитывает создать правовой прецедент для всей страны. Его не смущает, что в странах с наиболее развитым регулированием лоббистской деятельности — США, Великобритании, Германии, Австралии — соответствующие нормативные акты изначально принимались на общенациональном уровне. Михайлов полагает, что появление петербургского закона может инициировать новый виток обсуждения проблемы и на федеральном уровне.

— Вправе ли отдельно взятый субъект федерации регулировать у себя лоббистскую деятельность, в то время как в федеральном законодательстве соответствующие нормы отсутствуют?

— Ряд юристов, готовивших заключения на мой законопроект, отрицательно отвечают на этот вопрос. Хотя мою позицию тоже можно юридически обосновать. Дело в том, что сегодня лоббизма нет ни в ведении федерального центра, ни в ведении субъектов федерации. Не относится он и к предметам совместного ведения. На наш взгляд, это классическая ситуация, когда правовое регулирование допустимо по принципу «что не запрещено, то возможно». Я убежден, что мы можем стать инициаторами, и давно пора сделать первый шаг к легализации лоббизма. Общество преодолевает симптомы периода первоначального накопления капитала и выходит на качественно иной уровень решения вопросов при взаимодействии капитала с госвластью.

— Некоторые депутаты, эксперты и предприниматели обвиняют вас в попытках узаконить коррупцию, назвав ее лоббизмом…

— Начиная разговор о лоббировании, мы тем самым признаем, что взаимодействие бизнес-групп с государством неизбежно, что это нормальное явление. Но, легализовав лоббистскую деятельность, нужно четко провести грань между лоббизмом и коррупцией. Сейчас коррупция — в большей степени философский термин, чем правовой. В Уголовном кодексе России нет такого понятия, зато четко прописаны составы хозяйственных преступлений, связанных со взяточничеством. И сегодня, при отсутствии официальных правил игры, связанных с лоббированием интересов, все определяется просто: кто больше дал, тот и получил преференцию. При этом каждый чиновник в любой нужный момент может быть обвинен в злоупотреблениях.

Официальное признание лоббизма позволит сделать понятными и прозрачными отношения бизнеса с властью при решении каких-то вопросов. Тем самым отсекается весьма многочисленное звено чиновников, которые, участвуя в процессе, ничего не созидают. Их единственный ресурс — запреты, позволяющие вымогать взятки у бизнесменов. В то же время появится возможность выделить на всех уровнях эффективных чиновников, которые, учитывая интересы государства, успешно лоббируют и бизнес-интересы. Сейчас Уголовный кодекс не разбирается, получил ли чиновник деньги в результате вымогательства или за грамотную работу, за то, что способствовал успешному осуществлению инвестиционного проекта — всех за решетку.

Если, к примеру, глава города или района в рамках своих полномочий создает благоприятные условия для инвестирования, то почему нужно прятать эту эффективность и делать вид, что он и его сотрудники живут на одну зарплату?! В конечном счете, только через легализацию лоббистских взаимоотношений, с изменением подхода к вознаграждению чиновников, могут реализовываться идеи «одного окна» и общих правил игры…

— Но почему вы предлагаете ввести регистрацию лоббистов в Законодательном собрании, но игнорируете лоббистскую деятельность в администрации города, где принимается подавляющее большинство важных для бизнеса решений?

— Нужно начинать хотя бы с малого — с Законодательного собрания. Мы стремились не затрагивать Смольный, где действительно сосредоточена большая  часть полномочий, чтобы нашу инициативу не расценили как вмешательство в компетенцию исполнительной власти. Мы же заинтересованы в том, чтобы закон все-таки удалось принять. Бизнесу интересны не только сиюминутные решения на уровне распоряжений председателей комитетов или постановлений правительства города. В процессе работы Законодательного собрания мы постоянно ощущаем, что для предпринимателей все более важными становятся решения длительного характера, связанные с принятием законов. И, на мой взгляд, большим шагом вперед станет то, что лоббистская деятельность приобретет публичный характер хотя бы на уровне петербургского парламента. При рассмотрении законопроектов в трех чтениях лоббистам придется публично обосновывать, зачем они нужны обществу.

— И много ли законов, рассматривавшихся в последнее время в Заксобрании, лоббировалось?

— Достаточно. Например, закон, регулирующий размещение объектов игорного бизнеса. Весьма бурно проходило обсуждение закона, ограничивающего время продажи крепкого алкоголя. Острая полемика возникла вокруг проекта «Морского фасада», предусматривающего не только строительство морского пассажирского терминала, но и намыв свыше 450 гектаров земли на Васильевском острове для осуществления девелоперских проектов.

— Вы всерьез полагаете, что в случае принятия закона нынешние депутаты-лоббисты устранятся и передадут дела неким официально аккредитуемым лоббистам? Зачем создавать дополнительные сложности? Ведь в Законодательном собрании есть целые фракции, членов которых спонсируют коммерческие структуры?

— Надеюсь, что в Законодательном собрании будет все-таки задана иная система координат. При новых правилах игры нужно будет решать вопросы не только за рюмкой коньяка, но и публично отстаивать интересы бизнес-групп. Условно говоря, обосновывать, почему необходимо вырубать парк под строительство жилого комплекса или «уплотнить» детскую площадку в историческом центре. Не удастся убедить, придется умерить аппетиты и искать другие возможности для развития бизнеса, с учетом интересов города в целом. Допустим, осваивать новые территории на окраинах города.

Сначала нужно обкатать институт лоббизма на уровне законодательной власти Петербурга. Это позволит выработать новые элементы деловой и политической культуры. Действовать на уровне ковра, а чаще под ковром, бизнес научился. Но принятая система отношений с властью требует больших расходов. Строители, например, жалуются, что коррупционные издержки в себестоимости одного квадратного метра жилья достигают как минимум сорока процентов. Я не исключаю, что при легализации лоббизма они станут меньше.

Посмотрим также, готов ли психологически бизнес перестроить свои методы взаимодействия с государством. Отчасти это напоминает ситуацию с финансовой амнистией: а захотят ли потенциальные амнистируемые играть в эту игру с государством? Тем не менее, приняв закон о лоббизме, мы можем попытаться пробудить доверие и, уцепившись за эту ниточку, начать вытаскивать взаимоотношения бизнеса и государства в легальное пространство.

Санкт-Петербург

Игорь Михайлов предлагает

1. Лоббистом может быть только физическое лицо.

2. Лоббистами не могут быть:

  • лица, занимающие должности в органах госвласти Санкт-Петербурга;
  • эксперты, консультанты или советники, назначаемые или приглашаемые парламентом;
  • лица без гражданства или имеющие двойное гражданство;
  • несовершеннолетние;
  • лица, не имеющие высшего образования;
  • лица недееспособные, состоящие на учете в психоневрологических учреждениях.

3. Формы лоббистской деятельности:

  • представление в парламент информации, документов, проектов законов;
  • участие с совещательным голосом в заседаниях комитетов и комиссий парламента по профилю лоббируемых вопросов;
  • устные, письменные, телефонные, электронные и иные контакты с депутатами в целях отстаивания интересов клиентов;
  • экспертиза проектов законов;
  • организация публикаций и выступлений в СМИ в поддержку принимаемых законопроектов.