Сон разума в вашем офисе

Дарья Денисова
25 сентября 2006, 00:00

Журналист Financial Times, «Колумнист года-2006» и мама четверых детей Люси Келлауэй на протяжении шести лет еженедельно высмеивала модные тенденции в менеджменте. Лучшие колонки издали отдельной книгой. Получилось форменное святотатство, в оригинале названное «Sense and Nonsense in the Office» («Здравый смысл и бессмыслица в офисе»). «Бессмыслица», согласно Келлауэй, это многие сверхпопулярные идеи авторитетов менеджмента. Едкой критики не избежали, к примеру, Манфред Кет де Ври, Том Питерс, Стивен Кови и компания McKinsey.

По мнению Келлауэй, 90-е годы были самыми революционными не столько для бизнеса, сколько для рынка консультаций — «сферы, стоящей на надменном пустословии». То и дело появляются CD «Радость заботы о клиенте» за 555 фунтов и семинары по созданию «точного и провидческого Видения» за три тысячи, а приглашенный консультант отмахивается от представленного списка проблем и предлагает руководству первым делом «обнять всех подчиненных». В то же время большая часть «новых идей» — не что иное, как упражнения в словотворчестве. «Близость с клиентом» сводится к ответственности за результат, а под методикой «усовершенствования разнообразия полов» имеется в виду всего-навсего увеличение числа женщин среди менеджеров.

«Я не даю подсказок, не помещаю формул и не поручусь, что моя книга станет панацеей от всех бед», — предупреждает автор. Но она и не ратует за отказ от всего, что предлагают бизнес-гуру — просто помогает не поддаваться их гипнозу и трезво относиться ко всем предлагаемым концепциям, от «оптимизации офисного пространства» до «экономики впечатлений». А еще эта подборка прольет бальзам на душу менеджерам, не согласным с великими и вынужденным тщательно это скрывать. Не они одни, оказывается, считают, что «клиент вовсе не обязательно прав; и самые зловредные из них заслуживают того, чтобы их выставили за дверь». Или что тренинг — «не самый удачный способ мотивации по сравнению с организацией вечеринок». Или, наконец, что, «если вы продавец ксероксов, любовь — а уж тем более страсть — не имеет к вашей работе никакого отношения, и это нормально».