По маршруту Гапона

Виталий Аверьянов
30 октября 2006, 00:00

Мэрия Москвы не санкционировала «Русский марш». Однако это не уменьшило риски провокаций

На прошлой неделе из мэрии Москвы поступила информация о разрешенных массовых акциях в День народного единства 4 ноября. Наибольший резонанс ожидался от решения по так называемому «Русскому маршу» (аналогичная прошлогодняя акция, прошедшая на Бульварном кольце столицы, собрала, по разным оценкам, от трех до пяти тысяч человек). На этот раз массовое шествие не разрешено. Мэрия удовлетворила заявки на ряд митингов и пикетов в разных частях города.

Организации национальной направленности получат разрешения на митинги в двух местах. «Народная воля» Сергея Бабурина организует мероприятие на Болотной площади, а ряд православных организаций — на Славянской площади (там 4 ноября, в праздник Казанской иконы Божьей Матери, традиционно проводит молебны Союз православных хоругвеносцев). Окончательно разрешения должны вступить в силу в пятницу 27 октября, когда их подпишет мэр города.

Решение мэрии может вызвать неоднозначную реакцию. Незадолго до этого основные организаторы «Русского марша» заявили, что в случае отказа московского правительства шествие все равно будет проведено. В таком случае, как выразился Александр Белов, один из лидеров Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ, сетевая структура, собравшая на марш 2005 года наибольшее число участников), власти города «получат геморрой». Соратник Белова — депутат Госдумы Николай Курьянович, который поддерживал его в поездках в горячие точки (Сальск и Кондопогу), заявил газете «Коммерсантъ»: «Запретить этот марш никто не может, он будет проведен в любом случае, вплоть до жесткой конфронтации».

Собственно, несанкционированные действия являются главным риском событий 4 ноября. Как следует из «всенародного» обсуждения на интернет-сайте «Русского марша», организаторы готовили целый ряд запасных вариантов: многочисленные пикеты одновременно во многих точках столицы, спонтанные шествия и манифестации. Очевидно, что при таком сценарии не исключены случаи агрессии как со стороны антифашистов, так и со стороны участников марша — против случайно подвернувшихся лиц. Еще более вероятны столкновения с милицией и ОМОНом.

Для ДПНИ марш представляется крайне важным — как закрепление достигнутых успехов. В текущем году авторитет организации в среде националистической молодежи резко вырос, при этом наблюдается определенный дефицит ее присутствия в СМИ. Праздник 4 ноября — прекрасный повод для декларации политического роста. Однако работа оргкомитета «Русского марша», который развернул деятельность во многих городах России, натолкнулась на существенные препятствия.

Довольно странно проявили себя в этом году либеральные правозащитные организации. Сначала мэру Лужкову поступило «Открытое обращение» от движения «За права человека», подписанное ведущими правозащитными деятелями. В этом письме авторы утверждали, что «в столице готовится провокация, которая нанесет огромный ущерб гражданскому миру в Москве и в нашей стране в целом, международному престижу столицы». При этом приводились лозунги, утвержденные оргкомитетом марша, среди которых были и такие: «Кондопога — город-герой!», «Русский, ты прав!». Была также процитирована листовка, принадлежащая одной из самых одиозных организаций, принятых в оргкомитет марша, — Славянского союза. В листовке говорится буквально следующее: «Кондопогу в каждый дом! У вас в доме, на улице, в деревне или городе завелись иммигранты? Расскажи нам об этом, а мы расскажем всей России. Не знаешь, как помочь родине? Распечатай это и наклей врагу на дверь!» Однако несколько дней спустя многие из правозащитников неожиданно начали выступать в поддержку марша. Мэрию пытались устыдить Владимир Прибыловский на радио «Свобода», а также Николай Храмов и Евгения Альбац, заявившая, что запрет «Русского марша» станет «глупостью года номер один».

Для большинства желающих пройтись по улицам Москвы идеологическое единство и стройность не играют существенной роли

В прошлом году заявку на марш подавал Евразийский союз молодежи — организация, лояльная власти. В этом году ДПНИ собрало в оргкомитет большое количество разношерстных националистических групп, от крайних расистов до более чем умеренных. Такой подход заключал в себе опасность непонимания и раскола, что и произошло. 19–20 октября среди других новых членов в оргкомитет приняли тот самый Славянский союз (СС), листовку которого цитировали правозащитники. Кроме того, СС известен своей неоязыческой, крайне антицерковной позицией. После этого ряд православных участников принял решение выйти из «Русского марша» и провести собственную акцию, взяв для нее название «Правый марш». Был создан православно-патриотический комитет, в котором собралось более 12 общественных организаций. В своем политическом заявлении они провозгласили четкую идеологическую платформу, чего нельзя сказать об остальной части оргкомитета «Русского марша», объединенной по принципу «все национальные силы — на общенациональный праздник».

После этого раскола возникла угроза, что остальной части оргкомитета не удастся получить разрешение от мэрии Москвы на проведение своей акции. Александр Белов и его единомышленники приложили огромные усилия, чтобы спасти ситуацию. Были проведены переговоры с рядом депутатов Госдумы. 20 октября оргкомитет марша самораспустился, передав полномочия общественному совету, в который вошли шестеро депутатов (Виктор Алкснис, Борис Виноградов, Дмитрий Рогозин, Николай Курьянович, Андрей Савельев, Ирина Савельева), а также актер Василий Лановой и писатель Елена Чудинова. Однако поиски достойного прикрытия для марша на этом не закончились, и уже 23 октября Белов объявил о совместном выступлении с Сергеем Бабуриным и его партией «Народная воля» и даже публично подтвердил намерение ДПНИ после марша влиться в партию Бабурина.

Все это лишь усилило общую нервозность. И чем ближе марш, тем чаще звучат опасения, что кто-то хочет его использовать как провокацию. Причем разные политические силы называли самых разных провокаторов.

Если обратиться к опыту акции 2005 года, то прошла она довольно-таки гладко. Тогда провокации наблюдались со стороны левацких молодежных группировок, в нескольких местах закидывавших марширующие колонны зажженными фаерами и другими предметами. Впрочем, сегодня говорят о куда более серьезных вещах.

Провокации могут лечь на уже подготовленную почву. Уже сейчас из уст молодежных активистов, агитирующих за участие в «Русском марше», звучат прозрачные намеки, что «немного крови» не помешало бы — дескать, жертвы в настоящий политический момент могут оказаться очень кстати для подъема радикально-националистического движения в стране. Любопытную историческую аналогию нашел этому лидер «Народного собора» Владимир Хомяков, прямо обвинивший оргкомитет марша в подготовке нового шествия попа Гапона. «Помнится, когда нацисты в Германии только шли к власти, — говорит Хомяков, — в одной из драк был убит довольно заурядный парень Хорст Вессель, из которого благодаря соответствующей пропагандистской кампании слепили “героя” и даже написали соответствующий марш. Сегодня же “Русский марш” с легкостью превратят в “кровавое воскресенье”».

Так или иначе, если мэр Москвы не передумает, националисты легально проведут 4 ноября две параллельные акции. Основной костяк старого оргкомитета, включая ДПНИ, присоединится к акции «Народной воли», при этом, вероятно, они постараются по пути к Болотной площади провести все-таки некое подобие марша. Именно с этой акцией сопряжены максимальные риски: дело в том, что в «Народной воле» Бабурина нет качественной службы безопасности, имеющей опыт крупных массовых мероприятий. Вряд ли есть она и у других участников оргкомитета «Русского марша». Те кадры, которые помогали обеспечивать порядок на «Правом марше» в 2005 году, сейчас будут работать на Славянской площади, где заявлены не столь многочисленные, как у «Народной воли», митинг и молитвенное стояние православных организаций. Эта деталь наводит на мысль, что выход части организаторов из оргкомитета «Русского марша» и их решение устроить отдельную манифестацию могут иметь роковые последствия именно с точки зрения безопасности. Кроме того, организаторам «Русского марша» свойственна идеологическая всеядность и неразборчивость, возведенные в принцип. Поэтому в их рядах может оказаться не только несколько демонстративно неонацистских фракций, но и совсем случайных личностей.

Нельзя отрицать того, что прошлогодний марш стал действом, которое очень вдохновило его участников. Для большинства желающих пройтись по улицам Москвы идеологическое единство и стройность не играют существенной роли. Гораздо важнее лозунги, ключевой из которых в этом отношении — «Нас много, и мы сильны!». Это совпадает и с настроем федеральных политиков, желающих отметиться в как можно более массовой акции. Тяга молодежи к общему шествию, параду, в котором под одним условным стягом слились бы на короткий миг расисты и евразийцы, неоязычники и православные, сторонники идеи «Русской республики» и монархисты, объясняется наивностью низового этнического национализма, во многом игрового. И в этом тоже очень серьезная опасность. Игровое при умелом манипулировании очень легко превращается в жуткое и трагическое.