Сделай мне сладко

Культура
Москва, 26.02.2007
«Эксперт» №8 (549)
Московский дом фотографии открыл в Большом Манеже выставку известнейших французских художников Пьера и Жиля. Пьер и Жиль сделали «террористический шик» 70-х основой большого академического стиля

В искусстве, в том числе современном, очень редко можно сказать: «Этот прием придумал такой-то тогда-то». Потому что все всегда из чего-нибудь да вытекает, и яркий стиль одного художника оказывается лишь новой комбинацией того, чем пользовались его предшественники. Французы Пьер и Жиль относятся к числу тех редких исключений, о которых можно сказать: «Они придумали это». А именно — превратили аляповато раскрашенную фотографию в «большой стиль» современного искусства, стиль «пьер-и-жиль».

Идущие против

Конечно же, если быть совсем точным, то раскрашивать черно-белые фотографии, добавлять розовенького к человеческой плоти, красненького — к губкам и зелененького — к нарядам, украшать их цветочками по краям пришло в голову не Пьеру и Жилю, а тем, кто на заре фотографии пытался спасти ее от черно-белого аскетизма. Раскрашенные открытки с детишками, собачками и цветочками сегодня памятники культуры китча. Незамысловатые образцы искусства крашеной фотокартинки можно было почти в первозданном виде еще пару-тройку десятилетий назад наблюдать в наших поездах: ужасающего качества глянцевые черно-белые, подкрашенные от руки и собранные «блокнотиком» фотокопии иконок и фотографии голых теток продавали там глухонемые. Благодаря ремеслу этому, сегодня почти утраченному, набор наивных декоративных приемов, объединяемых словом «китч», прекрасно сохранился до 70-х, когда Пьер и Жиль встретились, стали работать вместе и превратили раскрашенные картинки в масштабные «картины», снабдив их пышными рамами.

Тогда они, конечно же, были бунтарями. Но прежде всего не против социальных порядков, как те, кто бастовал и что-нибудь громил в 1968-м. В гораздо большей степени — по отношению к тогдашнему художественному мейнстриму: концептуальному, холодному, «какому-то черно-белому», говоря словами самих художников. Они противопоставили этому разухабистую декоративность своих огромных раскрашенных фотографий, с которых смотрели до невозможности сладкие обнаженные парни (Пьер и Жиль тогда сами часто выступали в роли моделей), и тут же оказались в другом мейнстриме — вместе с глэм-роком и гипертрофированно декоративной одеждой первой половины-середины 70-х, для которой историки моды и придумали определение «террористический шик».

И со своим гомосексуализмом они оказались, что называется, в нужном месте в нужное время. Потому что именно тогда — опять же на волне протеста против хорошего вкуса, социального успеха, благополучия, благонравия, одним словом, «буржуазных ценностей» — гей-культура превратилась в один из флагманских кораблей в альтернативном караване «идущих своим собственным курсом».

Шанхайская роза

Только вот 70-е прошли; прошли даже многочисленные реминисценции 70-х, которые с комичной частотой возникали на протяжении последних десяти лет. Пьер и Жиль по-прежнему работают, успех их растет, они на глазах превращаются в классиков современного искусства, не изменяя ни главному источнику вдохновения — молодому мужскому телу, ни своей «фирменной» декоративности. Почему

Новости партнеров

«Эксперт»
№8 (549) 26 февраля 2007
Банк развития
Содержание:
Шанс не зарыть деньги

Идея создания в России полноценного банка развития, с которой год назад выступил Владимир Путин, близка к воплощению. В отличие от экспериментов 1990-х — начала 2000-х годов нынешняя попытка создать работающий институт развития имеет шансы на успех

Обзор почты
Реклама