Прививка от невегласия*

Философы во все времена отличали мир от мысли и находили мир всюду, кроме головы. Карен Свасьян предлагает не разделять мир и мысль о нем. Мир не только мыслим, но и мыслит

Сегодня есть философы, но нет философии. Возможно, этот вид интеллектуального ремесла утрачен, возможно, он возродится в будущем. Последнее, впрочем, маловероятно: более чем двухтысячелетняя история философии практически не знает случаев, когда большой философ появлялся сам по себе, без непосредственного общения с опережающим его на одно-два поколения учителем (сомневающихся отсылаем к вышедшему недавно на русском языке фундаментальному труду Рэндалла Коллинза «Социология философий», посвященному как раз этой теме). Сегодня молодым людям, любящим мудрость, учиться практически не у кого. Нет, вы без труда обнаружите всевозможных деконструктивистов, культурологов, политологов, философов науки и проч. Но найдете ли вы среди них хотя бы одного философа, то есть человека, который действительно пытается мыслить?

На наш взгляд, Карен Свасьян — один из последних философов. Конечно, возглавляющая многочисленные философские кафедры профессура будет с нами спорить. Что ж, возможно, мы как журналисты подходим к вопросу слишком поверхностно или просто не осведомлены о существовании нового Платона или Гегеля, творящего прямо сейчас в тиши своего кабинета. Мы готовы выслушать их, опубликовать с ними интервью.

Карен Свасьян родился в Тбилиси 2 января 1948 года. В 1970 году окончил филологический факультет Ереванского госуниверситета. Работал в Институте философии АН Армянской ССР. В 1978 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Эстетическая сущность интуитивной философии Анри Бергсона». В 1981-м — докторскую на тему «Проблема символа в современной философии». Профессор, лауреат Премии имени Гумбольдта. В 1997 году — приглашенный профессор Инсбрукского университета. С 1993-го по настоящее время живет в Базеле (Швейцария).

Более или менее широкому кругу русскоязычных интеллектуалов Свасьян хорошо известен как переводчик. Толстый черный двухтомник Ницше с его предисловием стал событием интеллектуальной жизни страны. Продвинутые наблюдатели помнили его еще с начала восьмидесятых как оригинального интерпретатора философского мировоззрения Гете. В 1990-м выходит провокационная книга Свасьяна о судьбах западноевропейского научного гнозиса, подрывающая, по сути, трехсотлетнюю исследовательскую программу экспериментального (бэконианского) познания природы. Наконец, Свасьян считает себя последователем Рудольфа Штейнера — колоритной и полузабытой фигуры в истории философии, основоположника антропософии (сам Штейнер, которого часто упрекали в мистицизме и чуть ли не в оккультизме, определил антропософию как «путь познания, ведущий духовное в человеческом существе к духовному во Вселенной»).

Проще всего было бы прописать творчество Свасьяна по ведомству интеллектуального провокаторства. Что ж, мы надеемся, что Карен Араевич на такую прописку не обидится: в конце концов, мышление — это болезнь материи, а болезнь, как известно, начинается с провокации, казалось бы, здорового организма.

— Вас часто называют последователем Рудольфа Штейнера. Кому еще вы следуете? Кто ваши

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (555) 9 апреля 2007
    Украина
    Содержание:
    Бесконечный демократический транзит

    Украина обречена оставаться страной с неопределенным политическим и геополитическим будущим, с хаотичной и неэффективной конструкцией власти. Но ее внутриполитические кризисы перестанут быть столь значимыми, когда основной промышленный потенциал будет выведен в транснациональное плавание

    Обзор почты
    Реклама